Зампред, сексот, наемник и немного диссидент

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::12.09.2011, Фото: "Коммерсант"

Зампред, сексот, наемник и немного диссидент

Зампред Центробанка Виктор Мельников "сливает" рэкетирам от спецслужб банки, которые не "крышует" сам, и делится компроматом на высших должностных лиц государства

Максим Макаров

Compromat.Ru

Виктор Мельников

Вербовка

На крючке у российских спецслужб Виктор Мельников оказался в 1996 году, еще будучи начальником Главного управления контроля и валютного регулирования ЦБ РФ. Тогда, сотрудники Главного управления по экономическим преступлениям (ГУЭП) МВД заподозрили Мельникова в организации схем по выводу финансовых потоков за рубеж. В тот период ГУЭП вело разработку гражданина Музыкаева Аднана Абдуллаевича, который совместно с другим чеченцем, генералом Аслахановым Асламбеком Ахмедовичем создал Ассоциацию работников правоохранительных органов РФ. Как явствует из оперативных материалов, Аслаханову и Музыкаеву удалось привлечь к деятельности Ассоциации высокопоставленных сотрудников МВД, ФСБ, СВР, которые прикрывали преступную деятельность Мельникова В.Н., Букато В.Н., Смелова Ю.И. и Тукаева С.У.

Никаких официальных юридических последствий для центробанковского служащего это не повлекло. Однако с той поры г-н Мельников работает не только на себя, но и на отдельных сотрудников спецслужб. Впрочем, сегодня речь идет скорее о партнерских, взаимовыгодных отношениях.

По данным ОРБ ДЭБ МВД, спецслужбы РФ построили личные отношения с заместителем Центрального Банка Российской Федерации Мельниковым В.Н., а также с главой МГТУ Шором К.Б., исходя из следующего: «Мы не трогаем банки, которые «крышуете» вы лично, но за это вы даете то, что необходимо нам в интересах оперативной работы».Мельников, к слову, не единственный «рабочий» контакт сотрудников правоохранительных органов в ЦБ. Трудно сказать, испытывал ли г-н Мельников когда-нибудь дискомфорт из-за этого неафишируемого партнерства со спецслужбистами. Во всяком случае, сейчас он скорее гордится такого рода связями. В частных беседах рассказывает о встречах со своими кураторами и партнерами, упоминает о некоторых из поставленных перед ним задачах, таких, как, например, сбор компромата на министра здравоохранения и социального развития России Татьяну Голикову.

Интеллигентная крыша

Все эта работа в интересах «партнеров» в погонах ведется, разумеется, не бескорыстно. Взамен г-н Мельников получает гарантию неприкосновенности для дружественных ему банков. Практика «крышевания» коммерческих банков топ-менеджерами ЦБ давно уже считается нормой во взаимоотношениях между регулятором и кредитными организациями. Причем засветились в этом бизнесе практически все высокопоставленные сотрудники ЦБ, во главе с председателем Банка России Сергеем Игнатьевым, который сидит на зарплате (неофициально, разумеется) не в одном коммерческом банке.

Работает это примерно так. Скажем, есть такой, крайне закрытый Зелакбанк — Зеленоградский акционерный. Несколько лет назад на пост председателя совета директоров в нем усадили креатуру главы ЦБ — Николая Дунаева (не путать с бывшим министром МВД РСФСР, защищавшим Белый дом в 1991, который тоже затем возглавлял ряд банков). Все функции г-на Дунаева в руководстве зеленоградского банка свелись к тому, что ежемесячно он обеспечивал передачу 50 тыс. долл. наличными Сергею Игнатьеву. В дела самого банка г-н Дунаев не вмешивался. Как, впрочем, и Центробанк — никаких проверок, замечаний, претензий.

Что же касается Виктора Мельникова, то сотрудничество со спецслужбами, само собой, являлось защитой не только для его подопечных коммерческих банков но и для него самого.

В январе 2007 года имя Мельникова появилось в СМИ в связи с делом об убийстве первого заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова (банкир был смертельно ранен 13 сентября 2006 года). В обнародованном газетой «Коммерсант» письме бывшего председателя правления ОАО «ВИП-банк» Алексея Френкеля, осужденного впоследствии по обвинению в организации убийства Козлова, утверждалось, что Мельников был причастен к получению взяток от банков, желающих быть включенными в систему страхования вкладов.

В письме упоминались также бывший первый зампред ЦБ Козлов (утверждалось, что в развитии банковского надзора важную роль играла американская некоммерческая организация «Добровольческий корпус по оказанию финансовых услуг», а Козлов в 2001-2002 годах был управляющим ее российского отделения) и член совета директоров ЦБ Михаил Сухов (на момент написания письма — директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Центробанка России; через этот департамент, по словам Френкеля, и принимались «пожертвования»).

Прокуратура пообещала было проверить факты, изложенные в письме банкира, но дело тихо спустили на тормозах, после того, как Френкеля упекли за решетку. Прессе сказали, что факты не подтвердились.

Что мастерят "Мастер-банку"?

Кроме того, силовики помогают зампреду ЦБ Мельникову находить себе новых клиентов для «крышевания». Делается это старым дедовским методом, успешно практиковавшимся рэкетирами 90-х: сначала надавить, затем предложить свою защиту. В случае отказа — просто уничтожить. Хрестоматийный пример — действия Мельникова в связке с силовиками против «Мастер-банка». В конце прошлого года следователи ГСУ ГУВД Москвы Крылов П.П. и Новиков Р.В. в сопровождении оперативников из межведомственной группы произвели обыск в «Мастер-банке». Вскрыли депозитарий и личный сейф главы банка Булочника Б.И., откуда изъяли только акт проверки, которую в 2010 году в банке провели ревизоры из МГТУ Центробанка. Результаты проверки были удовлетворительными, а все обнаруженные недостатки были устранены еще во время самой проверки.

Между тем, факт изъятия акта в протоколе отражен не был. Зато вскоре в недрах ОПЕРУ МГТУ Банка России, у его начальника Абляева С.В. возникла новая редакция изъятого акта, уже неудовлетворительная. На основании этой бумаги Абляев на полгода наложил на банк ряд ограничений по ведению финансово-хозяйственной деятельности. Результатом столь своеобразной процедурой «оздоровления» стала потеря «Мастер-банком» порядка 5 млрд. рублей и его падение в рейтинге российских банков с 37 на 85 место.

Очевидно, по какой-то причине банкиры и после этого не стали платить Виктору Мельникову, за что очень скоро могут поплатиться. В июле нынешнего года замдиректора департамента банковского регулирования и надзора Плякин А.П. направил запрос директору департамента финансового мониторинга и валютного контроля Ищенко Е.И. о целесообразности и основаниях для повторного ведения ограничений на осуществление отдельных банковских операций «Мастер-банком». Ответ Ищенко состоял в том, что повторное введение санкций против кредитной организации нецелесообразно и предложил ограничиться продлением мониторинга клиентских операций «Мастер-банка» сроком на шесть месяцев.

Понятно, что интересы Виктора Мельникова заключались отнюдь не в оздоровлении кредитной организации. Вопреки мнению начальника департамента финмониторинга и валютного контроля, Мельников направил главе ЦБ Игнатьеву справку о необходимости проведения комплексной проверки АКБ «Мастер-банк». Как водится, предварительно встретившись для получения инструкций со своим куратором из спецслужб. Г-н Мельников понимает, что, если предыдущие полугодичные репрессии подорвали финансовое состояние надежной кредитной организации, то новая заказная проверка наверняка приведет к уничтожению банка.

Теневая вольница

О том, что колоссальный обнально-отмывочный банковский рынок курируют сами правоохранительные органы в профессиональной среде известно всем и достаточно давно. Однако, судя по событиям в банковской сфере, коррупционное влияние оборотней в погонах на российскую банковскую отрасль значительно шире — коррупционеры из числа силовиков, располагающие зубодробильным компроматом на всю верхушку Центробанка, фактически установили едва ли не тотальный контроль над большинством московских банков.

Виктор Мельников со своей стороны отрабатывает обязательства перед «коллегами» из спецслужб и продолжает собственную теневую деятельность, не беспокоясь о последствиях. Забавно, но это не мешает ему в обыденной жизни придерживаться либеральных, почти диссидентских взглядов, нещадно критикуя государственную власть за коррумпированность и стремление к личному обогащению. В неформальной обстановке он иногда рассказывает о некомпетентности первых лиц государства, об их стремлении к личному обогащению, а также о выстраиваемых ими схемах хищения госсредств через личных друзей.

Такой он парадоксальный, этот зампред ЦБ.