Заместитель Генпрокурора Василий Колмогоров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::16.01.2003

Заместитель Генерального прокурора Василий Колмогоров

О, Закон! Сидящий на кассе приветствует тебя!

Что означает жест сотрудника ГАИ
 – поднятая вверх рука с жезлом? 
– Свободная касса.

Вилен Котков

Converted 13953.jpg

Заместитель Генерального прокурора Василий Колмогоров

Отбросим излишнюю скромность и сантименты и найдем смелость открыто сказать: берут. Берут все и повсюду. ГАИшник, воровато оглядываясь, хватает у автолюбителя полтинник, начальница ЖЭКа прячет в стол коробку конфет, директор школы принимает у родителей мобильный телефон, замминистра расслабляется на Ривьере за счет радушного завода, депутат придирчиво оглядывает новенький Мерседес, полученный в безвозмездное пользование от некоего делового сообщества. Не будем ханжами и признаемся, что берут повсюду, до самых (шепотом и озираясь, втянув голову в плечи), до самых верхов. Особенно «отличаются» органы правопорядка. По данным ВЦИОМ 51% наших сограждан считают коррумпированной милицию, 48% - таможню, 44% - прокуратуру, 40% - налоговые органы.

Ничего нового мы не расскажем. Обо всех уже давно все написано. Во многих государственных ведомствах даже зачастую имеется специально поставленный на кассу человек, который занимается приемом посетителей и более пристальным рассмотрением некоторых дел отдельных граждан. По упорно циркулирующим по Москве слухам, в Генпрокуратуре России таким персонажем считается заместитель Генерального прокурора Василий Васильевич Колмогоров.

В свое время экс-министр юстиции Валентин Ковалев всенародно обвинял Василия Колмогорова в коррупции. И приводил некоторые доказательства. Так, в 1995 году, при переподчинении Главного управления исполнения наказаний Министерству юстиции, выяснилось, что из одного ведомства в другое передаются изоляторы, тюрьмы и другие учреждения, но не финансовые средства, которые куда-то исчезли. Этим вопросом занялся Василий Колмогоров, однако деньги до сих пор не найдены.

Ковалев обнародовал факты организации Колмогоровым так называемого Фонда развития прокуратуры, в который отчисляется по 10 процентов от суммы каждого удовлетворенного иска, предъявленного прокуратурой в интересах коммерческих структур. То есть Генпрокуратура поставила на поток своеобразный бизнес. Если какая-то компания хочет создать трудности конкурентам, или же, наоборот, избавить себя от оных, то - платите в кассу - и все будет сделано в лучшем виде. Во всем мире это называется коррупция. У нас – стыдливо вообще никак не называется.

Что это за человек, поставивший на поток торговлю услугами Генеральной прокуратуры и наладивший бесперебойность работы коммерческого механизма? Василий Васильевич Колмогоров родился в учительской семье в поселке Сангар Кобяйского района Якутской АССР. По национальности – саха. В 1961-1963 гг. работал водителем в Кобяйском совхозе, в 1963-1967 гг. служил на военно-морском флоте. В 1967-1971 гг. учился в Свердловском юридическом институте. В 1971-1989 гг. работает старшим следователем, начальником следственного отдела, а затем заместителем прокурора Республики. С 1990 года по май 1994 года занимал должность прокурора Якутии.

Василий Колмогоров всегда отличался абсолютной сговорчивостью с властями и гибким отношением к законодательству. Будучи начальником следственного отдела прокуратуры Якутской АССР вел дело политзаключенного Александра Подрабинека. Когда Подрабинек пожаловался, что в нарушение закона ему не вручили копию протокола обыска в его квартире, Колмогоров, не задумываясь, ответил, что копия хранится в личном деле в районном отделе милиции, и на этом основании в удовлетворении жалобы было отказано. При этом 177-я статья УПК РСФСР обязывает давать копию протокола обыска тому, кого обыскивают. Но это так, мелочи из прошлого.

Конец 80-х и начало 90-х прошли для Колмогорова относительно спокойно, разве что отличился он в поисках, по заданию Партии и Правительства, «якутского национализма» среди студентов. Признаков национализма не нашли, но на всякий случай четырем студентам впаяли по 4 года «строгача». Свою якутскую часть биографии лояльный к власти Колмогоров завершил на посту главного Прокурора Якутии.

Настоящая жизнь началась в 1994 году, когда Василий Васильевич Колмогоров перешел на работу в Генеральную прокуратуру РФ, где до августа 1999 года курировал вопросы обжалования вступивших в силу приговоров по уголовным делам. Потом получил в свое ведение опеку вопросов следствия. Вся его деятельность в Генеральной прокуратуре так или иначе связана преимущественно с экономическими и коммерческими конфликтами. Но, самое потрясающее – миротворческая деятельность Василия Васильевича. Практически ни один из фигурантов громких дел, которые курировал Колмогоров, не понес казалось бы заслуженной и неизбежной кары, отделываясь, как правило, закрытием дела «за отсутствием состава преступления». Зато возмутители спокойствия, ворошащие чужое грязное белье и пытающиеся вывести на чистую воду мошенников, воров и расхитителей, по отечески получали нагоняи от Василия Васильевича.

Первое его громкое дело связано с расследованием дефолта 1998 года. Специально созданная комиссия расследовала причины дефолта, их и изложил Совету федерации Василий Колмогоров. Он сообщил сенаторам, что Генпрокуратура определила около 170 чиновников довольно высокого ранга Центробанка и Минфина, которые «использовали конфиденциальную информацию из этих ведомств для обогащения в личных целях». При этом замгенпрокурора не смог назвать ни одного имени, сославшись на то, что следствие продолжается и выводы будут сделаны в середине 2001 года. Спикер СовФеда Егор Строев тогда заявил: «Мы не можем принять информацию Генеральной прокуратуры к сведению, поскольку ее и не было». Кстати, на дворе вроде бы уже 2003-й, но ни одного виновника дефолта 98-го года Генпрокуратура так и не назвала. Да и что прошлое ворошить, с той же неисчерпаемой энергией Василий Колмогоров кинулся на выполнение новых заданий.

Главу «Медиа-Моста» Владимира Гусинского Генпрокуратура обвинила в отмывании 100 миллионов долларов через фирму «Русское видео». Наезд на Гусинского был организован по высшему разряду. Кстати, именно Колмогоров был инициатором первого в стране «маски-шоу» - фееричного дефиле силовых структур в офисе «Медиа-Моста». После ареста Гусинского Колмогоров неоднократно рассказывал журналистам о хороших следственных перспективах дела против «Моста» и Гусинского и заявлял, что «неприкасаемых у нас нет и не должно быть». Василий Колмогоров даже направил в Госдуму бодрое заключение о том, что «преступная деятельность Гусинского В.А., направленная на завладение объектом федеральной собственности, подтверждена объективными доказательствами: показаниями свидетелей, документами, заключениями экспертиз и другими материалами дела». Правда, ровно через четыре дня Колмогоров прекратил дело «за отсутствием состава преступления», дабы предоставить Гусинскому «гарантии безопасности». Мотивировал он это тем, что Гусинский «очень просил прекратить уголовное дело и дать ему возможность выехать к семье. Кстати, Савеловский межмуниципальный суд Москвы гуманизма Василия Васильевича не оценил и обязал Колмогорова публично извиниться перед Гусинским, чего замгенпрокурора так и не исполнил.

Не меньшим миротворцем и гуманистом Василий Колмогоров проявил себя по отношению к своему старинному другу – Пал Палычу Бородину, земляку и деловому партнеру еще по Якутии. Направленный в Швейцарию на помощь тамошним следователям, расследовавшим дела, связанные с «Мабетэксом» и «Аэрофлотом», Василий Колмогоров поразил западных коллег своим упорным молчанием. Они так и не поняли – зачем приезжал замгенпрокурора, есть ли у него какие-либо материалы на Бородина и что именно российские правоохранительные органы хотят и могут сделать по делам «Мабетекса» и «Аэрфолота».

Спас от сумы и тюрьмы Колмогоров и бывшего министра обороны Павла Грачева, отмазав его от обвинения в, мягко говоря, нецелом использовании средств Западной группы войск. Генпрокуратура разобралась и выяснила, что два Mercedes-Benz 500 SEL были приобретены Грачевым не на украденные деньги, а «на плату немецких фирм за размещение рекламных щитов на заборах частей ЗГВ». Первый мерседес, по заверениям Колмогорова, приобретен на выручку, поступившую от немецких фирм за размещение ими рекламы на территории ЗГВ. Второй - на средства «одной инофирмы», которая, по сведениям Колмогорова, намеревалась купить воинское имущество и внесла аванс. Затем сделка сорвалась по вине этой фирмы, и российская сторона в соответствии с договором забрала себе часть аванса в качестве штрафа. На эти штрафные средства и приобрели машину.

Однако миролюбивость Колмогорова простирается далеко не безгранично. Возмутители спокойствия и любители покопаться в грязном белье, мешающие спокойно работать достойным людям, должны быть наказаны. Поэтому уголовное дело заместителя главного редактора «Московского комсомольца» Вадима Поэгли, который поведал миру о мерседесах бывшего министра обороны Павла Грачева, благодаря усилиям замгенпрокурора, было доведено до суда.

Оградил замгенпрокурора от неприятностей и югославского предпринимателя Саво Куюнжича, который обвиняется в хищении нескольких десятков миллионов долларов со строительства ММДЦ «Москва-Сити». По личному распоряжению Колмогорова расследование дела было заторможено. Зато против Андрея Дробинина, который обвинял Куюнжича и активно добивался расследования действий югославского предпринимателя, возбуждено уголовное дело о разбитии автомобильного стекла, по которому прокуратура даже объявила Дробинина в розыск. Мол, чтобы неповадно было чужое грязное белье копать и мешать людям работать.

Получил подзатыльник еще один любитель несвоевременных разоблачений. Виктор Гитин, бывший зампред бюджетного комитета Госдумы, 4 года собиравший материалы о нарушениях при выдаче кредитов Минфином, по окончании депутатских полномочий, был арестован по подозрению в получении взятки. По ходу следствия у него были изъяты несколько коробок с материалами по Минфину. Вскоре уголовное дело было прекращено «за отсутствием состава преступления». А десятки килограммов компромата исчезли. Колмогоров, правда, пообещал вернуть конфискованные документы, но так и не сделал этого.

Ну не любит Василий Васильевич скандалов. Он придерживается теории, что всегда чересчур заработавшегося можно понять и простить. Так, простил проворовавшихся руководителей «Востоктрансфлота» Милашевича, Дмитренко, Верховского, похитивших более 50 крупнотоннажных морских судов.

Простил он и торговую компания «Три кита», которую сначала самолично обвинил в контрабанде и санкционировал уголовное дело. Но потом, стараниями опять таки Василия Васильевича Колмогорова дело было закрыто. Он даже публично разъяснил – почему: «было принято решение прекратить это дело в мае 2001 года за отсутствием состава преступления в связи с тем, что регистрация фирмы «Лига Марс» была признана арбитражным судом незаконной. Никого из должностных лиц фирмы «Лига Марс» мы не смогли установить...» Таким образом, факт контрабанды был, но фирма-контарбандист зарегистрирована незаконно, и все претензии к нарушителям незаконны.

Если Василий Васильевич так мягок к чужим для него людям, то что говорить о собственных детях, которые также оказались вовлечены в скандальные происшествия. Так, дочь Елена 8 января 2000 года в аэропорту «Шереметьево-2» была задержана при попытке нелегального вывоза иностранной валюты на 150 тыс. рублей. Колмогорова направлялась в Женеву, и в одной из ее сумок и была обнаружена незадекларированная валюта в особо крупных размерах. Далее документы по делу из транспортной прокуратуры попали в Генпрокуратуру, а та в возбуждении уголовного дела отказала. Как водится, «за отсутствием состава преступления».

Сын Сергей, некогда бывший председателем Торгово-промышленной палаты в Якутии, фигурировал в деле, связанном с продажей фальшивых векселей. Несколько предприимчивых жителей Якутии получили в КБ социального развития «Якутия» векселя по фальшивым договорам, размножили их на копировальном аппарате и сбывали в Москве. Организатор аферы, некто Сланников, сначала был арестован, потом отпущен под подписку о невыезде, а затем дело без объяснения причин было и вовсе прекращено. Засветился Сергей Васильевич и в дорожно-транспортном происшествии на одном из подмосковных шоссе, когда избил ветерана войны.

Однако все благие и гуманные деяния Василия Васильевича были лишь подготовительным этапом в его карьере. Поворотным моментом стали выборы Президента Якутии, в которых в декабре 2001-го года решил поучаствовать и Василий Колмогоров. Замгенпрокурора вроде бы как продвигал Межпромбанк, имеющий репутацию приближенного к верхам российской власти. Этот банк еще во времена всесилия кремлевского завхоза Павла Бородина кредитовал Управление делами президента, и оно осталось должно банку очень большую сумму.

Выборы прошли ударно. Прокуратура десятками арестовывала журналистов, которые писали не то и не о том. Контрольно-ревизионная служба избирательной комиссии представила материалы, свидетельствующие о нарушениях в выборной деятельности Василия Колмогорова, который допустил серьезные правовые и налоговые нарушения в оплате авиауслуг. К этому компромату прибавились более мелкие обвинения в том, что, например, не была оплачена аренда мирнинского Дома культуры «Алмаз», где Колмогоров организовывал встречи с избирателями и концерты артистов.

Версии причин участия в выборах Колмогорова под эгидой Пугачева строились самые разнообразные. Кто-то предполагал, что «в случае победы В. Колмогорова счета якутской компании «АЛРОСА» окажутся в «Межпромбанке». Высказывались также предположения, что в случае избрания Колмогорова С.Пугачев будет назначен представителем Якутии в Совете Федерации, а «АЛРОСА» возглавит председатель правления Межпромбанка С.Веремеенко.

В итоге якутская кампания Колмогорова-Пугачева оказалась элементарной коммерческой сделкой. Колмогоров свою кандидатуру снял в обмен на обещание избавить его от приставки «зам». Своеобразный якутский откат. И как раз после якутских выборов и начались активно массироваться слухи о скорой отставке Генерального прокурора Владимира Устинова.

Когда Генеральный прокурор отсутствует на рабочем месте, Василий Колмогоров исполняет его обязанности. В ведомстве уже привыкли к тому, что сам Колмогоров считает себя руководителем ведомства. Единственная загвоздка - Устинов не собирается в отставку, что несколько Колмогорова нервирует. А отношения Устинова и Колмогорова идеальными не назовешь. Василий Колмогоров открыто говорит о своей неприязни к действующему Генеральному прокурору: «Он же прошел все прокурорские ступеньки, что называется, от «земли», и менталитет у него соответствующий. Вот эта дотошность, скрупулезность, выверенность до последней запятой меня в первое время сильно напрягала. Характер у него непростой. А вообще, Владимира Васильевича я уважаю, без всякой лести. И, прежде всего за то, как он держит удар. Вот уж действительно, танки грязи не боятся», - так охарактеризовал своего шэфа в одном из интервью годичной давности.

Поговаривают, что Устинову не нравится чересчур активная деятельность Василия Васильевича по коммерциализации Генеральной прокуратуры. Да и якутская эпопея их не сблизила. Владимир Устинов категорически отказался предоставить Колмогорову возможности Генпрокуратуры в борьбе за кресло главного якута. Однако Колмогоров самостоятельно решил использовать подвластные ему административные ресурсы. Причем делал это настолько грубо и очевидно, что Устинову пришлось публично открещиваться от причастности ведомства к предвыборной кампании своего зама. К тому же Устинов прекрасно понимал – шансов победить в Якутии у Колмогорова никаких, и, Василий Васильевич благородно и вовремя сойдет с предвыборной дистанции в обмен на некие услуги. А чего еще мог хотеть замгенпрокурора, беспрестанно расшатывающий трон своего шефа?

Чтобы поторопить власти с заменой главного прокурора страны, Василий Колмогоров подготовил очередной реверанс, который должен доказать его лояльность – документ о делегировании чрезвычайных полномочий Генеральной прокуратуре на время грядущих думских выборов. Цель прописана благая – сохранить стабильность в обществе, избежать массового применения грязных выборных технологий и провокаций.

Ознакомившись с краткой биографией Василия Колмогорова можно увидеть, что дела ему доставались, как правило, громкие и связанные с экономическими преступлениями. И, что самое главное, во всех случаях Колмогоров проявлял неуемный и неуместный гуманизм. Каковы результаты его грозных расследований? Никто не понес ответственности за дефолт, Гусинский оправдан, Бородин на свободе, Грачев оказался не виноватым. Так и не завершены дела о хищениях денег на восстановление Ленска, об экстремизме Эдуарда Лимонова, отозваны дела о мебельных «Трех китах», затянуто расследование крупных хищений в «Москва-Сити».

Только не делайте из Василия Васильевича Колмогорова нового Индира Ганди или российский аналог Матери Терезы. И даже не ради 10% Фонда развития прокуратуры он старается. Как у каждого сидящего на хлеборезке, ему самому перепадает немало крох. Те самые полулегальные 10% в Фонд коммерсанты платят за завершенные дела. Но сколько может дело тянуться? Ведь ведение дела тоже недешево обходится – за то, чтобы оставаться на свободе нашкодившим бизнесменам приходится отстегивать немалые суммы. Чтобы первый встречный милиционер или районный суд по наущению конкурентов не могли покуситься на свободу предпринимателя, приходится делать ежемесячные взносы в размере от 50 тысяч до 200 тысяч долларов, в зависимости от громкости дела. Куда идут эти деньги – вроде бы как неведомо. Однако даже неискушенный в бизнесе поймет – выгоднее дело тянуть. А конечные 10% и так никуда не денутся.