Запасные аэродромы для политических асов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Запасные аэродромы для политических асов Правительство Примакова живет под аккомпанемент предсказаний, что век его будет недолог. Успеют ли нынешние министры, каких предшественники, построить для себя "запасные аэродромы"?

"В СССР отставка партсовслужащего означала почти безоговорочное завершение его политической карьеры. В новой России после "номенклатурной" смерти жизнь не только не кончается, но и порой бывает куда увлекательнее, чем на госслужбе.

ВПЕРЕД, В БИЗНЕС
В начале 90-х годов молодая команда реформаторов буквально за несколько дней разрушила старые предписания табели о рангах, пересев из научных кабинетов в правительственные апартаменты на Старой площади. И та же команда гайдаровцев по мере вытеснения ее из власти начала массированное завоевание бизнес-плацдармов, набирая вес в тех структурах, с которыми приходилось считаться любому последующему правительству.
Бывший министр внешнеэкономических связей Петр Авен после своей отставки в начале 1993 года поначалу создал компанию ФИНПА (Финансы Петра Авена), а затем, продав часть ее акций, стал президентом Альфа-банка. До августовского кризиса банк занимал 17-е место по размеру собственного капитала и величине активов в списке 100 крупнейших российских банков.
Пост первого заместителя председателя правления банка МЕНАТЕП (8-е место в том же списке) занял полномочный представитель правительства Гайдара по связям с международными финансовыми организациями, а затем и первый директор в МВФ от России Константин Кагадовский. После приватизации МЕНАТЕПОМ в 1995 году одной из крупнейших нефтяных компаний России ЮКОСа (входит наряду с банком МЕНАТЕП в холдинг РОСПРОМ) туда потянулись и другие члены команды Гайдара. Неудивительно, до кризиса на ЮКОС приходилось 5 из 6 млрд. долларов ежегодного оборота РОСПРОМА. Там "осел" бывший замминистра топлива и энергетики Александр Самусев, некоторое время там работал и экс-министр топлива и энергетики Владимир Лопухин.
Карьера Владимира Лопухина первого "отставника" в команде Гайдара вообще довольно-таки примечательна. Поработав некоторое время во французском банке "Лазар", а затем и в ЮКОСе, он в последнее время руководит акционерным обществом "ВАНГВАРД". Оказывает посреднические и консалтинговые услуги инвесторам практически во всех сферах российской экономики от вложений в нефть и алмазы до покупки пивоваренного завода. По неофициальной информации, связей с МЕНАТЕПОМ он так и не прерывал (учредителем одного из его дочерних предприятий является все тот же МЕНАТЕП). Как и положено удачливому бизнесмену, имеет свой офшор на Виргинских островах. Руководителем одной из дочерних компаний является не кто иной, как бывший официальный представитель МВФ в России Жан Фоглиззо...
Сумел плавно пересесть из кресла министра экономики на место руководителя Российской финансовой корпорации, созданной под эгидой российского правительства, Андрей Нечаев. Теперь сама РФК является учредителем множества организаций среднего и мелкого бизнеса. Среди них, в частности, "Национальная страховая брокерская группа", "Евроинвестфинанс" и др.
Политические рокировки в период премьерства Виктора Черномырдина (1992 1998 гг.) продолжали расширять список чиновников, пополнивших собой элиту российского бизнеса. Правда, у некоторых изначально были "запасные аэродромы", К примеру, Владимир Каданников, бывший первым заместителем Виктора Черномырдина в 1995 году, после своей отставки вернулся на родной "АвтоВАЗ". Примечательно, что за время, проведенное Каданниковым в высших эшелонах власти, его детище практически не платило налогов в бюджет. Большинство же новых отставников, как и их предшественники, старались по максимуму использовать связи и опыт, накопленные за время в госструктурах. Так, глава Центробанка Виктор Геращенко, вынужденный подать в отставку после "черного вторника" 1994 года, вплоть до своего возвращения на Неглинную в нынешнем сентябре был председателем правления престижного Международного московского банка. Любопытно, что в списке учредителей ММБ оказались Сбербанк, Внешторгбанк, а также российский загранбанк в Париже Евробанк, контрольные пакеты акций которых находятся в руках Центробанка. Каждый из этой тройки получил в ММБ по 10 процентов акций. На момент регистрации ММБ (весна 1994 г.) главой ЦБР был не кто иной, как Виктор Геращенко.
Бывший министр финансов и вице-премьер Борис Федоров (занимавший этот пост трижды в 1990 -1991 гг., в 1993 1994 гг. и, наконец, в 1998-м) также успел подготовить себе запасной плацдарм. Еще в 1991 году был учрежден банк "Восток Запад". Среди его учредителей "Автоэкспорт", "Автотракторэкспорт", швейцарская фирма "Икар Холдинг". Председатель правления банка Федоров. Поговаривают, что своих обязанностей он не слагал с себя и в то время, когда находился на госслужбе.
Валерий Серов, занимавший в 1995 1998 годах пост министра, а затем и вице-премьера по делам СНГ, еще в 1991 году стал вице-президентом фонда "Интерприватизация". Во время rосслужбы Серова фонд продолжал существовать под руководством близких ему людей. Один из них Вадим Кисин был назначен заместителем Серова, вел все финансовые вопросы в отношениях России со странами СНГ, а позднее был привлечен к уголовной ответственности по делу все о том же фонде "Интерприватизация". Информации о дальнейшей карьере Серова после его отставки нет.
Перипетии жизни некоторых других министров после ухода их из правительства вообще выпали из поля зрения общественности. Это касается, к примеру, бывшего министра внешнеэкономических связей Олега Давыдова, занимавшего этот пост с 1993 по 1996 год. По некоторым сведениям, он после отставки уехал за рубеж. Сейчас он вновь в Москве. По информации "МН", не исключено, что вскоре он "объявится" в структурах, близких к правительству Москвы.
Мало что известно и о бывшем вице-премьере и министре печати Михаиле Полторанине, за исключением того, что он прирабатывает в качестве консультанта в программе Андрея Караулова "Русский век". Зато Сергей Грызунов, также курировавший прессу и запомнившийся журналистам отказом от пропаганды войны в Чечне, сделал весьма недурную карьеру. Теперь он вице-президент международной фармацевтической компании ISN, принадлежащей американскому гражданину, бывшему премьер-министру Югославии Милану Паничу, С бизнесом связал свою судьбу и бывший премьер в промосковском правительстве Чечни Садамбек Хаджиев (ранее министр нефтехимии в правительстве СССР). Около года он занимал в российском правительстве пост главы комитета по промышленности, а затем возглавил АО "ЭКОТЕК", которому принадлежит сеть бензозаправок в Москве и Московской области.
Новая волна отставников 1997 года, которая последовала за скандалом с публикацией книги "История российской приватизации" (она была написана коллективом авторов, близких к Анатолию Чубайсу), привела в бизнес реформаторов "новой волны". И им удалось занять лидирующие позиции в новом для себя качестве. Так, вице-премьер и глава ГКИ Максим Бойко, уволенный после скандала с "делом писателей" в 1997-м, занял пост генерального директора группы рекламных компаний "Видео Интернешнл", играющей одну из ключевых ролей в телевизионной рекламе на общенациональных каналах российского телевидения.
Но, даже уходя в бизнес, формально не связанный с госструктурами, правительственные чиновники зачастую успешно использовали политический капитал, накопленный на госслужбе. Бывший глава ГКИ Альфред Кох возглавил в конце прошлого года известную частную инвестиционную компанию "Монтес-Аури". В совет директоров этой компании входит и бывший советник ГКИ и помощник Чубайса Аркадий Евстафьев. По слухам, именно через нее проводились неофициальные расходы на финансирование президентской кампании Бориса Ельцина в 1996 году. "Монтес-Аури" является и одним из акционеров РАО "ЕЭС России", руководит которым, как известно, Анатолий Чубайс. Близости компании к правительственным структурам могли бы позавидовать многие. Впрочем, сами представители "Монтес-Аури" всегда категорически отвергали возможность "патронажа" своей компании со стороны Анатолия Чубайса.
НЕ ИМЕЙ СТО РУБЛЕЙ...
Плавное перемещение отставного министра либо замминистра на должность вице-президента компании (или банка) дело обычное. В особенности если контрольный пакет компании принадлежит государству. К примеру, первый российский министр по делам СНГ Владимир Мащиц возглавил Межгосударственный банк СНГ. Бывший министр труда и соцзащиты Геннадий Меликьян перешел на работу заместителя председателя правления Сбербанка. А эксглава Федеральной службы по делам о несостоятельности Петр Мостовой в 1997-м занял пост вице-президента компании "Алмазы РОССИЯ-САХА", обладающей абсолютной монополией на реализацию необработанных алмазов в России.
Хорошим местом продолжения карьеры для других отставников оказался "Газпром", обеспечивающий 98 процентов всей российской добычи газа и занимающий 51-е место в списке 100 крупнейших компаний мира.
В 1997 году главой "Газпром-медиа" стал бывший помощник президента Бориса Ельцина Виктор Илюшин. Бывший министр топлива и энергетики Петр Родионов ныне первый заместитель главы концерна, В 1998 году советником Рема Вяхирева стал и Андрей Вавилов, занимавший пост первого замминистра финансов с 1992 по 1997 год.
После "черного вторника" 1994-го и последующей отставки и.о. министра финансов Сергей Дубинин проработал год в газпромовском банке "Империал". Сейчас он, кстати, вновь работает в холдинге "Газпром" заместителем председателя правления Рема Вяхирева.
Профессионалы без работы не оставались. Бывший министр топлива и энергетики Юрий Шафраник стал президентом Центральной топливной компании, тесно связанной с московским правительством. Экс-министр финансов Владимир Пансков аудитором Счетной палаты. Бывший вице-премьер Юрий Яров, покинувший свой пост в 1997-м, работает первым заместителем руководителя Администрации президента. Председатель антимонопольного комитета Леонид Бочин стал министром правительства Москвы по вопросам природопользования и защиты окружающей среды.
Не менее удачно сложилась дальнейшая карьера и других "видных" отставников. Свою роль сыграли и связи, и напористость. Так, лишь полгода понадобилось бывшему министру ФСБ Сергею Степашину для того, чтобы вновь вернуться в правительственные структуры вначале в аппарат правительства, затем возглавить Минюст и, наконец, занять в этом году пост министра внутренних дел. Продолжает служить и Виктор Ерин, потерявший, так же как и Сергей Степашин, свой пост после трагических событий в Буденновске. Он работает в Службе внешней разведки. Бывший министр обороны Павел Грачев теперь главный советник "Росвооружения" организации, в руках которой сосредоточена большая часть экспорта российской военной техники за рубеж.
С экспортом вооружения попытался связать свою судьбу и бывший министр науки Борис Салтыков, "уволенный в запас" еще в 1996 году. В марте этого года указом Бориса Ельцина Салтыков был назначен гендиректором государственного унитарного предприятия "Российские технологии", которое должно было отвечать за производство, а также экспорт (наряду с "Росвооружением" и "Промэкспортом") российского оружия. Однако процесс создания "Ростехнологий" застопорился: нет никаких данных о том, что новое детище Салтыкова начало свою работу.
Для того чтобы хорошо устроиться после отставки, не обязательно в совершенстве владеть навыками профессионального менеджмента. Достаточно изучить секреты перераспределения бюджетных средств. В том числе получаемых под финансирование разнообразных прожектов. Практика подготовки "запасных аэродромов" являет примеры самого широкого, в том числе и административного, творчества. Бывший первый вице-премьер Олег Сосковец, например, возглавляет некоммерческую ассоциацию финансово-промышленных групп (ФПГ), созданную весной 1996 года незадолго до его отставки. Должность не столько предпринимательская, сколько, административная, однако отнюдь не безвыгодная. "Костяк" ассоциации составили производители и экспортеры металла, предприятия оборонной промышленности, чьи интересы активно лоббировал всесильный Сосковец, занимая вице-премьерское кресло. Среди учредителей ассоциации, в частности, "Удмуртская промышленно-финансовая группа", воронежская "Металлоиндустрия", новосибирская "Сибирь"...
Бывший глава Совета безопасности, экс-министр экономики Олег Лобов по-прежнему президент ассоциации международного сотрудничества (АМС), созданной в 1993 году под эгидой российского правительства. После своей отставки в 1996 году Лобов попытался создать АО с громким названием "Российские программы развития", финансируемое за счет бюджетных дотаций, но потерпел неудачу. Тогда ему и пригодилась АМС, которая при содействии "Фонда развития волейболистов" (это не шутка. Е. К.) учредила новое детище Лобова компанию "РИНКО". Согласно официальной информации, она занимается строительством. Кто и как финансирует в действительности Лобова, остается загадкой. Но средств, видимо, не хватает: Лобов решил на паях с сыном открыть еще одну строительную фирму "Промстройинновация".
Вернулся в Петербург бывший вице-премьер Алексей Большаков, занимавший этот пост в 1995 1996 гг. и по совместительству занимавшийся проектом высокоскоростной магистрали "Петербург Москва". Как известно, проект этот влетел казне в копеечку, но "не закрыт" до сих пор. Большаков по-прежнему числится среди учредителей Северо-западной финансово-транспортной компании. Среди юридических ее учредителей Октябрьская железная дорога. Северо-западное и Балтийское пароходство. И еще одно "физическое лицо" племянник Леонида Брежнева Владимир.
НАЗАД, В НАУКУ
Бизнес, вероятно, наиболее притягательная, но не единственная сфера, где находят применение своим силам сановные отставники. Уехал после шести лет работы на посту министра культуры представителем России в ЮНЕСКО Евгений Сидоров, входивший еще в правительство Гайдара. Другие вернулись в науку. Глава первого правительства "молодых реформаторов" Егор Гайдар руководит Институтом экономических проблем переходного периода, где успешно работают его старые соратники известные экономисты Алексей Улюкаев, Владимир May и другие. За последние годы институт активно участвовал в разработке ряда государственных программ (в том числе и программы приватизации, так и не принятой Думой). Есть и другие заказы разработка, к примеру, индивидуальных и партийных предвыборных программ. Однако афишировать заказчиков не в традиции сотрудников института.
Отказывается говорить об источниках финансирования бывший замминистра финансов, а ныне директор института "Финансовых исследований" Андрей Вавилов. По его словам, институт существует за счет коммерческих заказов и грантов. Однако, по некоторым сведениям, его ведомство, созданное еще в 1996 году, участвовало в разработке схем реструктуризации российских долгов.
Никогда не порывал с научной деятельностью и экс-министр внешнеэкономических связей, самый молодой доктор наук в России Сергей Глазьев. Ему принадлежат несколько академических, а также научно-популярных трудов, в том числе "Экономика и политика", изданная за счет средств международного Кондратьевского центра. Ему приписывают и участие в разработке программы Александра Лебедя на выборах 1996 года. Теперь он возглавляет информационно-аналитическое управление Совета Федерации, а по "совместительству" является ведущим экспертом первого вице-премьера Юрия Маслюкова.
Вернулся в науку и бывший министр охраны окружающей среды "гайдаровец" Виктор Данидов-Данидьян, занимавший этот пост до 1996 года. Теперь он вновь работает в Институте системных исследований, где когда-то он и познакомился с Егором Гайдаром. Вернулась на прежний пост, в Институт судебной психиатрии имени Сербского, экс-министр здравоохранения Татьяна Дмитриева. Бывший министр сельского хозяйства Виктор Хлыстун, "изгнанный" из правительства в 1997 году, теперь возглавляет Институт конъюнктуры аграрного рынка.
К научным деятелям в последнее время примкнул и бывший министр внутренних дел Анатолий Куликов, смещенный весной 1998 года со своего поста. Теперь он главный научный сотрудник Центра социологии и экономики при Институте социально-политических исследований. Правда, сам Куликов отмечает, что "и раньше был не чужд науке". Как-никак доктор экономических наук. Не так давно презентовал книгу "Идеологические ориентиры России", которая готовилась под его кураторством еще в то время, когда он занимал пост министра.
НА СКАМЕЙКЕ ЗАПАСНЫХ Еще одним прибежищем для бывших чиновников стал парламент. Дума первого созыва (1993 1995) представляла тогдашней политической элите уникальную возможность совмещения законодательных и исполнительных полномочий. Пребывание на госслужбе не лишало чиновников депутатских мандатов, и в случае отставки им не надо было искать работу на "стороне". Поэтому неудивительно, что значительная часть команды Гайдара, включая его самого, осела в Думе. Достаточно напомнить: Анатолий Чубайс, Геннадий Бурбулис, Михаил Полторанин, Андрей Козырев, Элла Памфилова, Алексей Головков (все ДВР). Сергей Глазьев, правда, уже шел на выборах 1993 года по списку ДПР Николая Травкина, а министр экономики Александр Шохин по списку ПРЕС. Возглавлял же Партию единства и согласия не кто иной, как еще один действующий вице-премьер Сергей Шахрай.
Однако такое "двоевластие" продолжалось недолго. По Конституции, совмещать депутатство и министерский пост можно было лишь во время деятельности Госдумы первого созыва. В результате уже на следующих парламентских выборах количество чиновников, желающих обзавестись депутатским мандатом, сократилось практически до нуля. Лишь единицы, как, скажем, уже "приговоренный" к отставке министр иностранных дел Андрей Козырев, рискнули пожертвовать своим министерским портфелем ради думского кресла.
Несмотря на то, что сама Госдума все время пугает себя угрозой досрочного роспуска, неожиданно оказалось, что депутатское место куда надежнее министерского (особенно на фоне тотального "кадротрясения" в правительстве). Поэтому неудивительно, что в Думу "потекли" бывшие высокопоставленные министры: бывший руководитель аппарата правительства Владимир Бабичев, бывший вице-премьер Александр Заверюха... Депутаты призыва 1995 года отличаются куда большей прагматичностью, нежели их предшественники. Многие стали профессиональными лоббистами (и, как поговаривают в парламентских кругах, отнюдь не бескорыстными). Другие успешно совмещают депутатский труд с работой "на общественных началах", разумеется, в различного рода общественных организациях, правлениях банков, фондах. Бывший госсекретарь Геннадий Бурбулис, к примеру, один из руководителей центра "Стратегия". По слухам, центр этот проявлял повышенный интерес к военно-техническим поставкам в страны дальнего зарубежья. Кстати, к депутатским обязанностям бывшего госсекретаря прибавилась еще одна: с недавних пор он возглавляет совет директоров Первоуральского новотрубного завода. Некоторые депутаты даже и не скрывают, что играли на котировках ценных бумаг, колебания которых во многом зависели от того, как проголосуют думцы.
Для многих отставных чиновников думский мандат это еще и возможность пересидеть на Охотном ряду трудные времена, чтобы затем использовать Думу как трамплин к возвращению в исполнительные структуры. Так, после нескольких лет ожидания попытался сделать рывок и вернуться в правительство лидер фракции НДР Александр Шохин. Но "роман" с новой исполнительной властью не задался и он поспешил вернуться обратно на Охотный ряд, пока его депутатский мандат не утратил силы.
Не исключено, что об утраченных депутатских мандатах уже успели пожалеть и бывший глава Госкомсевера Владимир Гоман и экс-министр труда и соцзащиты Оксана Дмитриева.
ВСЕ БИЛЕТЫ ПРОДАНЫ? 
Отставникам последней волны можно посочувствовать. Банки и крупные компании любимое пристанище отставных министров в докризисные времена теперь большей частью оказались на грани разорения. Наука, по понятным причинам, влечет не каждого (особенного если нет возможности получить "свой" институт каких-нибудь проблем). Использовать отощавший российский бюджет для создания "запасных аэродромов" в последние годы становилось все труднее. Впрочем, есть среди российских чиновников те, которых, пожалуй, можно отнести к категории "непотопляемых". Вновь возник на политическом небосклоне трижды вице-премьер, бывший глава Главного правового управления Сергей Шахрай, назначенный недавно юридическим советником Евгения Примакова.
Средний срок пребывания в исполнительной власти неуклонно сокращается. В кабинет Евгения Примакова из 33 министров правительства Виктора Черномырдина вошло лишь 12. Из 28 членов кабинета Сергея Кириенко 11 человек потеряли свои посты. Лишь немногие "успели" по старой памяти перескочить в другие структуры: бывший глава комитета по строительству Владимир Басин в московское правительство, министр внешних экономических связей Михаил Фрадков в Ингосстрах. Перешел в Администрацию президента бывший вице-премьер Олег Сысуев. Вернулся в Минфин уволенный с поста вице-премьера в правительстве Сергея Кириенко Виктор Христенко.
Возможно, поэтому некоторые отставники попросту предпочли пусть и с понижением, но остаться в структурах исполнительной власти, как это, к примеру, сделала Наталья Дементьева, сменившая пост министра культуры на должность первого "зама". Или Александр Починок, сменивший мундир главы Госналогслужбы на место главы департамента в аппарате правительства. Правда, по информации "МН", срок его пребывания и на этом посту, похоже, истекает.
И даже Сергей Кириенко после отставки сетовал, "что с трудоустройством пока туго" 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации