Запа семьи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "МК", origindate::25.10.00
Фото: Газета.Ру

Запах семьи

Опасный путь министра путей сообщения

Александр Хинштейн

Converted 11113.jpgКто сказал, что "семья" в стране только одна? Да, "семья", где заправляют Дьяченко - Юмашев, может, и главная "семья" страны. Но не единственная.

В каждом регионе, в каждом серьезном ведомстве без труда можно найти "семью" местного значения. Взять хотя бы Курскую область, где губернатор Руцкой (теперь уже бывший) расставил на все "хлебные" места своих родственников. Или - пример еще более наглядный - Министерство путей сообщения.

Существует даже некая закономерность (абсолютно, кстати, логичная): чем сильнее пахнет деньгами, тем активнее и мощнее ведет себя местечковая "семейка"...

В нашей истории деньгами пахнет сильно. А еще пахнет минеральными удобрениями, которые, как известно, распространяют весьма неприятное амбре...

Неделю назад маленький городок Кингисепп Ленинградской области чуть было не стал знаменитым. 5 тысяч рабочих с завода "Фосфорит" едва не перекрыли железную дорогу на Таллин - "валютную" артерию Северо-Запада. Они хотели выкатить на пути заводские "БелАЗы" - а их ни много ни мало 39 штук.

По-другому отреагировать на беспредел МПС рабочие не могли. Под угрозу была поставлена судьба "Фосфорита", а значит, и всего города - на предприятии работает каждый десятый горожанин. Жизнь Кингисеппа напрямую зависит от завода. Еще немного, и город остался бы без света, без газа...

Впрочем, министра Аксененко вряд ли занимали эти проблемы. Подумаешь, 50-тысячный город! Сколько таких по России! А сыновей и племянников у него - раз два и обчелся...

Миллионы в швейцарских банках

...А ведь когда-то Кингисепп уже был знаменитым. В начале 60-х здесь решили строить обогатительный комбинат нового поколения - рядом с горнорудной базой. Стройку окрестили "всенародной". Со всей страны ехали в Кингисепп энтузиасты.

Предприятие сдали в кратчайшие сроки: уже в декабре 63-го получили первую партию фосфоритной муки - бесценного минерального удобрения для сельского хозяйства.

Знали бы эти "энтузиасты", что станется с их детищем через каких-то 30 лет...

После приватизации завод-орденоносец "Фосфорит" перешел в частные руки. Правда, до поры до времени акулы капитала особого внимания на него не обращали. Тогда их съедала страсть к монументализму - в первую очередь они делили гиганты наподобие "Норильского никеля" или "КрАЗа".

Между тем в своей области "Фосфорит" - одно из крупнейших предприятий. Здесь производится до 10% всех российских минеральных удобрений - таких, например, как аммофос, фосфат. Надо заметить, товар этот на складах никогда не лежит, да и уходит почти целиком на экспорт.

Закон моря: рядом с крупными акулами всегда пасутся рыбешки поменьше. То, что акулы не в силах сожрать, достается им.

Так было и в нашем случае. Очень скоро родственники министра Аксененко обратили внимание на "Фосфорит". Ленинградская область - сфера их интересов. Именно здесь начиналось величие фирмы "ПФГ Евросиб". Именно отсюда взлетел наверх будущий министр...

(О племяннике и сыне Аксененко - Сергее и Рустаме - газеты писали не раз. О том, как их фирмы (самая известная - ПФГ "Евросиб") получали от МПС огромные льготы по железнодорожным перевозкам. Понятно, в ущерб казне.)

К заводу эти ребята подбирались шаг за шагом. Сначала занимались железнодорожными перевозками (надо думать, как всегда, получая от МПС невиданные льготы). Затем стали брать за услуги готовой продукцией (удобрениями) и продавать ее. (Активно, например, занималась этим фирма, где подвизался министерский сын Рустам.) А потом совершили стремительный бросок...

Удивительное дело: вместо того чтобы отдавать товар напрямую, "Фосфорит" продавал все через посредников. Разумеется, теряя огромные деньги.

Особой же любовью у руководства завода пользовалась фирма "Фосфорит-Трейд". Не потому ли, что учредили ее столь знатные люди: генеральный директор "Фосфорита" Анатолий Дремов, зять начальника Московской железной дороги Фадеева (бывшего министра путей сообщения) Игорь Лукин и ближайший партнер Сергея Аксененко (племянника министра) Олег Салимов.

Фамилия самого Аксененко в списках не значится, но значения это не имеет. И Лукин, и Салимов самым непосредственным образом связаны со знаменитыми фирмами "ПФГ Евросиб" и "Евросиб-Агро" - структурами Сергея Аксененко, нажившими по воле доброго дяди Коли десятки миллионов долларов в ущерб казне.

Но и это не все. В Кингисеппе кое-кто склонен полагать, что 33% акций "Фосфорита", приписанных к кипрским оффшорам, на деле находятся в трастовом управлении у "Евросиб-Агро". Или у какой-то другой фирмы Сергея Аксененко.

Как "Фосфорит-Трейд" и ему подобные "сотрудничали" с заводом - тема особая. Достаточно сказать, что в сейфе у гендиректора Дремова каким-то фантастическим образом оказались документы на его личные счета в швейцарском банке - на 2 миллиона долларов. Полагаю, и партнеры гендиректора не остались внакладе: ведь покупали они удобрения не по рыночной цене, а совсем по другой. Зато продавали уже в полный рост.

...Честно говоря, когда я прочитал контракт № 756/00203915/002, подписанный гендиректором "Фосфорита" Дремовым, меня посетила некая растерянная задумчивость.

Завод продает аммофос швейцарской фирме "Балтимекс". 5 миллионов метрических тонн. По цене 110 долларов за тонну. При этом себестоимость тонны аммофоса... 126 долларов, а на рынке оценивается она в 155 долларов.

Еврей, торговавший вареными яйцами, имел хотя бы навар... Нетрудно посчитать: от реализации этого контракта ущерб "Фосфорита" должен был составить... 225 миллионов долларов.

Прицепленный вагон

Политика "Фосфорита" и прилипших к нему структур не могла привести ни к чему другому. Завод оказался на грани банкротства. Кредиторы - в первую очередь "Лентрансгаз" - подали иск о начале процедуры банкротства. На заводе появился внешний управляющий - сотрудник Федеральной службы финансового оздоровления Владимир Орешко.

Орешко быстро понял, что к чему: если встанет "Фосфорит", жизнь 50-тысячного Кингисеппа окажется под угрозой - предприятие-то градообразующее.

Еще Орешко понял, что терпеть больше гендиректора Дремова - друга Аксененок и вкладчика швейцарских банков - на заводе нельзя. 2 октября 2000 года Арбитражный суд Петербурга и Ленинградской области по ходатайству внешнего управляющего отстранил гендиректора Дремова от работы. Руководство "Фосфоритом" было возложено на Орешко.

Естественно, отвергнутый директор подал апелляционную жалобу. В жалобе этой есть очень интересная фраза - "отстранение руководителя должника (т.е. "Фосфорита". - А.Х.) от должности приведет к остановке работы предприятия". Иными словами, если старая команда не вернется - "Фосфориту" хана.

Очень скоро и Орешко и 5 тысяч рабочих убедились, что это не пустая угроза. Что отодвинутые от кормушки дельцы готовы на все, лишь бы вернуться обратно. Тем более, когда в их руках такое грозное оружие - МПС.

Поначалу, впрочем, этого никто не понимал. Наивный Орешко развил бурную деятельность - взял кредит в банке на возврат долгов. Начал заключать прямые договора с поставщиками сырья и покупателями продукции (а не с посредниками, как раньше). Выплатил зарплату рабочим - причем даже повысил на 25%.

Особенно бережно и.о. гендиректора подошел к МПС: помнил о грозной тени "отца Гамлета". Специально подписал с Октябрьской железной дорогой договор о постепенном сокращении долга. Взял обязательство полностью вернуть все деньги в двухмесячный срок.

Однако, несмотря ни на что, через три дня после того как Орешко вступил в должность, 1-й зам. начальника Октябрьской ж-д Виталий Михно прислал телеграмму: все перевозки запретить до возврата долга. После чего на прицепленном вагоне спешно укатил в Москву - докладывать в министерство.

Замкнутый круг! Чтобы расплатиться с кредиторами, нужно продать удобрения. Чтобы продать удобрения, их надо вывезти с завода и отправить покупателям. Но вывезти завод ничего не может.

"Самое поразительное, - говорит Владимир Орешко, - что "Фосфорит" всегда имел долги перед дорогой. Никаких нареканий у МПС это не вызывало. Перевозки запретили лишь после того, как мы выгнали посредников с завода. Абсурд!"

Абсурд абсурдом, но выходить из этой ситуации как-то было надо. Пришлось еще брать кредит в банке, рассчитываться с МПС. На всякий случай заплатили даже миллион рублей вперед.

С грехом пополам, со всеми мыслимыми и немыслимыми задержками, дорогу таки открыли. Ненадолго.

Уже 17 октября ее заблокировали опять. На этот раз под чудовищно-идиотским предлогом: "до погашения задолженности ОАО "Фосфорит" перед Балтийским банком". Приказ подписал уже известный нам 1-й замначальника Октябрьской железной дороги Михно.

Как так? По какому праву МПС - государственное ведомство - вмешивается в отношения коммерческих структур? Представьте: вас останавливает на дороге инспектор и отбирает машину со словами: "не отдам, пока не вернешь соседу Коле сто рублей". Как вы отреагируете?

На "Фосфорите" тоже возмутились. Рабочие начали готовиться к бунту: создали стачком, приготовились выгонять "БелАЗы" на пути. Орешко разослал письма во все инстанции. Потребовал возбудить против Михно уголовное дело.

Положение осложнялось тем, что завод уже заключил договоры с иностранными фирмами на поставку удобрений. Те зафрахтовали суда, направили их в таллинский порт.

Предприятие превратилось в филиал Кавказского хребта: по всей территории высились горы аммофоса и фосфата, источающие резкий запах. Удобрениями были забиты все вагоны. Хотел бы я, чтобы министр Аксененко побывал в те дни на заводе. Чтобы понюхал он плоды своих трудов.

"Запрет на перевозки был абсолютно незаконен, - заявляет Владимир Орешко. - Нет никаких сомнений: все это делалось с одной только целью - не дать нам вывезти продукцию. Нужно было, чтобы "Фосфорит" встал. Кому нужно? По-моему, это очевидно".

...Если бы в России - да что в России, в мире - проводился конкурс на самую горячую любовь к родным, министр Аксененко вполне мог бы претендовать на победу. Правда, любовь его обходится и казне, и людям слишком дорого. 50 тысяч жителей Кингисеппа, десятки миллионов долларов - вот она, цена министерской любви...

Лишь после вмешательства представителя президента по Северо-Западу Черкесова и губернатора Ленинградской области Сердюкова гримасам любви был положен конец. Движение по железной дороге разрешили. Слава богу: еще бы три дня - и "пророчество" бывшего гендиректора Дремова - без нас завод встанет - окончательно бы сбылось.

Обаяние твердости

Но не стоит недооценивать родственников министра. Конечно, против генерала Черкесова Аксененки не попрут. Однако есть и другие пути - в прямом и переносном смысле слова.

Как только дорога была открыта, на "Фосфорит" нагрянула проверка: инспектировали техническое состояние подъездных путей. Ревизоры с местной станции Сала особо и не скрывали: им приказано найти неисправности. Впрочем, даже если это не получится, не беда - приедет вторая комиссия, из Питера. И уж та обязательно что-нибудь обнаружит.

Одновременно с этим "Фосфориту" запретили гонять вагоны на экспорт (по инструкции, составы, пересекающие границу, каждый раз должны проходить специальный осмотр). Таким образом, 56 вагонов, которые привезли на завод апатитовый концентрат, вместо того чтобы отправиться в Таллин, где удобрения уже ждали зафрахтованные иностранцами корабли, покатили в Петербург. Продукцию придется отгружать через питерский порт, что, разумеется, приведет к огромным убыткам.

И это не предел. Фантазия железнодорожников безгранична. Единственное, что с ней может сравниться по степени неуемности, - забота "решительного, твердого, обаятельного" (согласно определению Ельцина) министра Аксененко о своих чадах.

Да уж, в решительности Николаю Емельяновичу не откажешь...

...Иногда мне начинают закрадываться в голову крамольные мысли: как было бы хорошо, если бы к власти приходили люди несемейные. Детдомовцы, не имеющие ни жен, ни детей, ни племянников.

Как здорово отразилось бы это на российской экономике. Сколько денег бы мы сэкономили.

Кстати, племянник министра Сергей Аксененко служит сейчас на новом месте - он зам. губернатора Новосибирской области по экономике и финансам.

Бедные сибиряки!

Р.S. Прошу считать эту статью официальным обращением в Генеральную прокуратуру