Запломбированный вагон

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::10.06.99

Запломбированный вагон Аксененко

Как министр МПС доехал до вершины власти

Игорь Бедеров

Converted 28781.jpgНиколай Аксененко - один из самых незаметных министров правительств Черномырдина, Кириенко, Примакова - сегодня на вершине власти.

Неприметность главного железнодорожника страны объяснялась просто. В отличие от того же Рема Вяхирева или Анатолия Чубайса - коллег Николая Аксененко по естественным монополиям - министр путей сообщения никогда не стремился играть в большую политику. Для решений личных проблем и удовлетворения собственных амбиций ему за глаза хватало и родного МПС. Но настала пора делать взносы, и способности Аксененко потребовались на другом, более масштабном уровне.

Реформы в МПС проходили туго. Да и расчленять железную дорогу было незачем. МПС - империя, конечно, гигантская. Но свободных прибылей - кот наплакал. Одна реконструкция железнодорожных путей влетала в большую копеечку. Что ни говори, а хозяйство сложное. Без дотаций все равно не обойтись. Лучше выделить в отдельное производство ремонтные бригады и обслуживающие предприятия. Средства от их приватизации - в бюджет и дальше на инвестиционные программы МПС. Торопиться не будем. Лет через пять-семь создадим на коммерческой основе российские компании-операторы. Им и поручим поезда дальнего следования и грузовые перевозки. В том числе и международные.

На самом же деле все произошло по-другому. Пассажирские вагоны, а также рельсы, шпалы и откосы - это осталось государству. А для прибыльных статей - грузовых перевозок, например, МПС создало частные компании, в которых и выступило соучредителем. Правда, назвать их чисто российскими как-то язык не поворочивается.

Самая крупная среди них - российско-швейцарская компания "Трансрейл". Долгое время оставалась монополистом на нашем рынке в сфере экспедиционно-фрахтовых услуг. Живыми деньгами МПС от "Трансрейл" получает ежегодно более одного миллиарда долларов. Почти половина всей валютной выручки министерства. Но у государства МПС деньги все равно просит. Недавно стабилизационный кредит в двести миллионов долларов зачем-то понадобился.

"Трансрейл" идет в народ. Вернее, в регионы. Крупнейший акционер компании "Кузбассразрезуголь" - какие могут тут быть шуточки? Говорят, что большой бизнес - самый кратчайший путь в политику. Совершенно справедливо. Деятельная помощь "Трансрейла" в приобретении в собственность Кемеровской области пакета акций "Кузбассразрезугля" не осталась незамеченной - Аман Тулеев Николаем Аксененко сегодня публично восхищается.

Или промышленно-финансовая группа "Евросиб СпБ". Основной вид ее деятельности тоже экспедиторские услуги на железной дороге. Глава ее Сергей Аксененко - племянник первого вице-премьера. Начиналась деятельность "Евросиба" на Октябрьской железной дороге в 1994 году со сбыта металла, продажи японских автомобилей, эксплуатации станций техообслуживания. Николай Аксененко тогда был первым заместителем начальника Октябрьской железной дороги. Сегодня это целый холдинг дочерних фирм, в том числе и оффшорных. Зарегистрированных на Виргинских островах. В Санкт-Петербурге Сергея Аксененко хорошо знают. Особенно в банке "Балтийском". До неданего времени долги ПФГ "Евросиб" измерялись десятками тысяч долларов. Выручил племянника министра его бывший компаньон. 30 декабря прошлого года Николая Никитина - так звали компаньона - убили. Факт общеизвестный. "Общая газета" недавно приводила его.

Несмотря на огромные долги, Сергею Аксененко хватало, например, денег, чтобы стать главным финансистом 31-го телеканала. Здесь его деловым партнером стал Сергей Лисовский...

Конечно, министр за племянника не отвечает. В МПС вообще всегда болезненно относятся к подобным намекам. Понятно, наша страна всегда была богата железнодорожными династиями. Один из руководителей МПС так и ответил: "Все это домыслы журналистов. Я должен сказать, что Аксененко - 13-й ребенок в семье. У него около двухсот племянников. И кто из них где работает - откуда он знает". Может быть.

Вот сын Николая Аксененко еще не смог так развернуться, как его двоюродный брат. Говорят, что только знакомство отца с известным Борисом Бирштейном - главой фирмы "Сеабеко" помогло трудоустройству Аксененко-младшего. Работает в Швейцарии. Занимается перевозкой фосфатов. Счетная палата, правда, установила, что от такой деятельности наш химический гигант понес убытки в 25 миллионов долларов.

Сегодня Николай Аксененко собирается курировать реальный сектор экономики. Интересно, как воспринимают его речи инженеры и рабочие промышленных гигантов, созданных для нужд МПС?

Все известные, да и не очень известные иллюстрации личной "помощи" Николая Емельяновича отечественному производителю достаточно красочны. Да и стиль руководства без пяти минут премьера тоже сомнений не вызывает. Перечить? Себе дороже обойдется.

Наши рельсовые монополисты испытали характер главного железнодорожника на своей шкуре. В конце 1997 года МПС решило сэкономить на рельсах. Никому неизвестные до сих пор посредники оказались надежнее Кузнецкого и Нижнетагильского металлургических комбинатов. Рельсы МПС достались за бесценок - по цене металлолома или, может быть, чуть выше. К марту 1998-го простаивавшим рельсопрокатчикам пришлось отдавать МПС свою продукцию просто так - за долги перед дорогой. Знающие люди считали, что посредники были подставными. Просто монополисту от железных дорог захотелось продиктовать монополистам от металлургии свои цены.

А вот на японских производителях Николай Аксененко не экономил. Почти 33 миллиона долларов из бюджетных денег и поставки рельсовой продукции через оффшорных посредников - какая уж тут экономия? Даже специализированную правительственную комиссию пришлось создавать, чтобы выяснить все детали такой "удачной" коммерции.

"Человек Бориса Березовского и Романа Абрамовича" - такая характеристика Николая Аксененко воспринимается всеми как аксиома. Николай Емельянович требует доказательств. А разве на расстоянии люди не знают друг друга? У деловых партнеров это часто случается. Занятые ведь люди.

В 1997-1998 годах "Сибнефть" - вотчина Бориса Березовского и Романа Абрамовича - активно пользовалась льготными услугами МПС для перевозки нефтепродуктов за границу. За эти два года экспортно-импортных сделок "Сибнефти" зарегистрировано на таможне около четырех с половиной миллиардов рублей. Неужели такое можно забыть? Ведь не каждому российскому экспортеру выпадал такой счастливый билет. Тарифная политика у МПС была своя - по принципу "кнута и пряника".

Государственный человек Николай Аксененко в кресле министра МПС исповедовал одни и те же принципы, что и Борис Березовский. Если Борис Березовский покупал руководства компаний, то Николай Аксененко доступ к финансовым потокам МПС обеспечивал своим друзьям и родственникам.

Разве дело в том, сколько раз встречался олигарх с министром путей сообщения? Даже если бы они друг друга в глаза никогда не видели, ничего бы не изменилось. Идеологию Бориса Березовского - приватизировать не отрасли, не предприятия, а прибыли - Николай Аксененко внедрял на практике. Ведь аэрофлотовская "Андава" и коммерческая империя МПС по сути близнецы.

И сегодня, глядя, как первый заместитель председателя российского правительства работает на более масштабном уровне, в его основательности можно не сомневаться. Сибиряк, одним словом. Добытчик. Кремль знал, кого брать на работу.