Заповедник красного террора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Век.Ру", origindate::08.05.2008

Заповедник красного террора

Или Сказ о том, как «главнокомандующий Иосиф Максюта» и «товарищ Лаврентий Музраев» в губернии порядок наводили…

Сергей Волгин

Converted 26700.jpg

Волгоградская область, которой до сих пор управляет губернатор-коммунист Максюта, знаменита на всю страну скандалами в правоохранительных органах

Волгоградскую область часто называют «красным заповедником» России. Губернатором области является коммунист Николай Максюта, мэр Волгограда Роман Гребенников также был выдвиженцем от компартии. Здесь как нигде сильны коммунистические традиции, а регион живет по своим собственным законам, которым даже федеральная власть не указ.

На первый взгляд, в стремлении продолжить традиции советских времен ничего страшного нет: было и в те годы множество вещей, заслуживающих добрых воспоминаний. Но кто в здравом уме помянет добром репрессии, безосновательные аресты, доносительство, верховенство силы, а не закона? А именно этими словами можно охарактеризовать события, происходящие сейчас в Волгоградской области. Здесь держат под следствием невиновных, расправляются с неугодными, оказывают давление на суд…

Впору переименовать Волгоградскую область обратно в Сталинградскую. Только вот Сталинградского героизма времен Великой Отечественной войны здесь уже не наблюдается, напротив, всплывают холодком по спине строки о мрачных тридцатых: «…Мы живем, под собою не чуя страны, наши речи за десять шагов не слышны, а где хватит на полразговорца – там припомнят кремлёвского горца…»

Семь десятилетий отделяют нас от той эпохи, но призраки всегда отличались живучестью. Нынешний заповедник красного террора на Волге – достойный преемник сталинских репрессий и незабвенных традиций товарища Берии…

Судью - на мыло?

Converted 26701.jpg

Руководитель следственного управления по Волгоградской области Михаил Музраев считается самым преданным проводником интересов красного губернатора Николая Максюты

Беспрецедентные вещи творятся в Волгограде.

15 апреля 2008 года Председатель Волгоградского областного суда Михаил Коротков обратился в Генпрокуратуру и Верховный суд России с просьбой провести в регионе проверку. Судья заявил, что на него оказывается давление, в том числе и с помощью негативных публикаций в СМИ. Он заверил, что представители Генпрокуратуры и Верховного суда прибудут в Волгоград в ближайшее время и разберутся в сложившейся ситуации. Как сообщала газета «Коммерсант», проверка, вероятнее всего, должна была коснуться следственного управления Следственного комитета при прокуратуре (СКП) области.

Коротков отказался назвать конкретных организаторов давления на него, отметив, что ситуация прояснится после инаугурации избранного президента Дмитрия Медведева.

Дождаться спасительной проверки Генпрокуратуры Короткову не удалось: «оказываемое давление», лекарства от которого председатель облсуда искал в вышестоящих инстанциях, усилилось в разы. Прокуратура РФ по Волгоградской области, чью деятельность и предлагал проверить Коротков, начала собственные процессуальные проверки «в связи с публикациями, в которых рассказывается о нарушениях председателя (!) Волгоградского областного суда Михаила Короткова и его подчиненных». Как сообщил Руководитель следственного управления по Волгоградской области Михаил Музраев, речь идет о многочисленных публикациях в СМИ, в которых описывалось, например, что машина председателя сбила насмерть женщину; что подчиненные Михаила Короткова выносят мягкие приговоры по делам обвиняемых в коррупции и хищениях, а также наркоторговле. Причем в качестве источника информации в публикациях указывалось следственное управление следственного комитета при прокуратуре РФ по Волгоградской области.

«Мы обязаны проверять все сообщения, в том числе и проходящие в СМИ,— пояснил Михаил Музраев.— Если мы сочтем, что там есть состав преступления, то выйдем в Верховный суд с просьбой дать соответствующее заключение. Это даст нам возможность ходатайствовать перед Высшей квалификационной коллегией судей (ВККС) о согласии на привлечение всех виновных к уголовной ответственности».

Какая похвальная принципиальность!!! Кстати, вспомнилось… Михаил Музраев считается самым преданным проводником интересов красного губернатора Николая Максюты. В 2003 году Музраев помог волгоградским коммунистам сохранить контроль над областной избирательной комиссией. Тогда накануне выборов главы администрации Волгограда и депутатов областной Думы зампрокурора опротестовал результаты голосования по кандидатурам членов областного избиркома, среди которых большинство представляли «Единую Россию». Благодаря этому вмешательству, контроль за комиссией оказался в руках коммунистов. Но это так, просто штрихи к портрету.

«Меня хотят загнать в угол!»

Сам Михаил Коротков в интервью одной из волгоградских газет, отвечая на вопрос о причинах своего ходатайства в Генпрокуратуру РФ и в Верховный суд, сказал, что в череде разгоревшихся в Волгограде скандалов стало слишком часто мелькать его имя. Коротков прямо заявил, что его хотят очернить.

«Три года назад, когда я заступал на эту должность, - говорит Михаил Коротков, - меня предупреждали, что это трудный регион, но я тогда не придал этому никакого значения. Здесь работать сложно психологически. Сейчас меня хотят загнать в угол. Мне все это неприятно, поэтому я обратился с ходатайством в Верховный суд и Генеральную прокуратуру, чтобы они разобрались с этим. Сложившаяся ситуация некорректна по своей сути. Я не претендую на исключительный статус судьи, хотя он и существует. Но в то же время должен заметить, что меня просто хотят очернить. И здесь не трудно догадаться, кто. Это все связано с теми процессами, которые сейчас происходят в регионе и во всей стране, даже с инаугурацией нового президента. Кому это нужно, я расскажу, но только потом».

Громкий скандал, связанный с Михаилом Коротковым, разгорелся после 14 октября прошлого года. Тогда, примерно в три часа ночи, машина «Ауди А-8», принадлежащая Волгоградскому областному суду и закрепленная за его председателем Михаилом Коротковым, на большой скорости совершила наезд на идущую по тротуару 76-летнюю Антонину Ледовских. Женщина погибла.

Следствием по делу сначала занималось УВД Волгограда, а после – следственный комитет региона. В настоящий момент дело находится на рассмотрении в суде Ворошиловского района.

Как установило следствие, на момент аварии в машине председателя областного суда НЕ БЫЛО. Был его водитель военнослужащий Худомясов, сидевший на заднем сиденье. За рулем судейской машины сидел сотрудник дорожно-патрульной службы Бушнев, а на переднем сиденье – их общий знакомый. По версии следствия все трое были пьяны и ехали на скорости, значительно превышающей допустимую.

После этого случая имя Короткова еще несколько раз пытались связать со скандалами. Его пытались обвинить в смерти знакомого, скончавшегося от коронарной сердечной недостаточности. Про председателя Волгоградского областного суда также сообщали, что он перевез к себе на дачу более трехсот погонных метров гранитного бордюра с Аллеи Героев. А на самом деле это были списанные бордюры, которые Коротков, вместо того чтобы выбрасывать, направил на ограждение небольшого дворика перед домом юстиции.

В другой момент этой информации никто бы не придал значение, но сейчас это явно кому-то выгодно. Факты перевираются, в местных СМИ потоками льется грязь в адрес Михаила Короткова.

Число жертв волгоградского «кривосудия» растет не по дням…

Михаил Коротков отказался называть имена тех, кому выгодно его молчание, но привел вполне конкретные примеры вмешательства следствия в работу судебной системы, которые он считает противозаконными. Коротков заявил, что давление связано в первую очередь с делом начальника областного ГУВД Михаила Цукрука.

Михаил Коротков также привел представление главы следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина о наличии состава преступления в действиях председателя Центрального райсуда Волгограда Игоря Пучкина. Именно в этом суде сейчас идет процесс над Михаилом Цукруком. Как считает защита генерала, выдвинутые против Цукрука обвинения разваливаются, с этим и связана попытка оказать давление на председателей Центрального и областного судов. Михаил Цукрук и его адвокаты говорят о том, что их дело рассматривается под прямым давлением губернатора области Николая Максюты и начальника регионального УФСБ Сергея Кокорина. Адвокаты представили необходимые доказательства - внутренние документы спецслужб и видеозаписи. Правда, их отказываются приобщать к делу…

Имя Михаила Цукрука давно стало нарицательным для Волгоградской области. Что называется: «Хочешь пострадать за правое дело – спроси меня как!».

Михаил Цукрук – боевой генерал, участник антитеррористических операций в Чеченской республике, бывший руководитель ГУВД Волгоградской области и непримиримый борец с коррупцией в регионе - был арестован 1 мая 2007 года в Волгограде. Предполагаемую вину генерала в предъявленных ему прегрешениях прокуратуре Волгоградской области до сих пор убедительно и однозначно доказать не удалось, однако используются любые возможности не дать подозреваемому оказаться на свободе. В конце апреля адвокаты подсудимого в очередной раз обжаловали приговор Центрального суда от 12 марта этого года, и Волгоградский областной суд в третий раз заменил Цукруку домашний арест на подписку о невыезде.

Один из адвокатов Цукрука Юрий Селянинов всегда утверждал, что уголовное преследование его подзащитного во многом объясняется давним противостоянием областной прокуратуры и ГУВД и желанием подзащитного распутать коррупционный клубок.

- Цукрук собрал богатую информацию, в частности, о деятельности облпрокуратуры и стал для ее руководства опасен. И тогда его просто решили демонстративно убрать,— заявил Селянинов.

«Ноу, нихть, нет! Прокуроро облико морале!!!»

Как там распевали, выщелкивая на зубах аккомпанемент, малолетние беспризорники в «Республике ШКИД»? «У кошки четыре ноги, позади у неё длинный хвост, но трогать её не моги!!!» Кто ж знал, что «трогать не моги» по-волгоградски относится не только к беззащитным животинкам малого роста, но в первую очередь к нежно дружащим губернатору и прокуратуре. Действительно, на кого посмел покуситься, чей покой потревожить решился опальный «безбашенный» генерал?

До ареста начальник ГУВД в результате проводимых его ведомством оперативно-розыскных мероприятий получил документальное подтверждение того, что ряд сотрудников областной прокуратуры связаны с преступными группировками. Цукрук проверял сведения о взяточничестве отдельных работников областной прокуратуры. Кстати, в феврале 2007 Депутат Госдумы Алексей Митрофанов направил запрос Генпрокурору РФ Юрию Чайке о проверке деятельности на тот момент еще зампрокурора Волгоградской области Михаила Музраева (сейчас Музраев является руководителем следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Волгоградской области – прим.авт.).

В запросе Алексея Митрофанова фигура Михаила Музраева упоминалась в контексте «тесной координации с организованными преступными группировками и конкретными уголовными авторитетами - В.Кадиным и В.Лошаком, которые контролируют обстановку в местах лишения свободы и организовывают бизнес ОПГ с помощью многочисленных «финансовых пирамид», «карманных» банков, хищения объектов городской недвижимости и предприятий».

Дальнейшие трагические события лишний раз доказали, что неугодного генерала пытаются упрятать за решетку всеми возможными способами. 9 мая 2007 года в больнице скончался от разрыва селезенки начальник волгоградского областного ГИБДД Флорид Салимьянов, проходивший свидетелем по «делу Цукрука». Тогда по области поползли слухи, что кончина наступила в результате «выбивания» в СИЗО из полковника «нужных» показаний против коллеги (но об этом – чуть позже).

Желающие засадить генерала Цукрука за решетку так «усердствовали», что в судебный процесс пришлось вмешаться генпрокурору РФ Юрию Чайке. В июле 2007 года заместителю прокурора Волгоградской области Михаилу Музраеву был объявлен выговор «за ненадлежащее исполнение судебных обязанностей при осуществлении надзора по уголовному делу по обвинению Цукрука М.В.»

Впрочем, складывается впечатление, что «надлежащим» исполнение судебных обязанностей по делу Цукрука никогда и не было. Сначала обвинения предъявили какие-то детсадовские, горничную приплели, обвинили в получении взятки в виде старой «Волги». Смешно, право слово! Затем пригрозили адвокатам Цукрука отстранением от работы. Грозил наш старый знакомый с неприятной фамилией. В августе прошлого года тогда еще заместитель прокурора области Михаил Музраев внес в адвокатскую палату представление о лишении защитников Цукрука статуса адвокатов. Не вышел номер, адвокаты продолжили защиту. Но, честно говоря, адвокаты (тогда этим делом занимались супруги Шпак) действительно испугались. Я в то время как раз брал у них интервью в Волгограде. Свой офис они перенесли на 16-ый этаж хорошо охраняемого многоэтажного дома в элитном районе города. Объяснение «элитности» вполне адекватное: соседи вокруг – люди в городе известные, если «враги» предпримут попытки организовать вооруженное нападение или, не дай Бог, взорвать офис, то в доме это сделать побоятся, вокруг много высокопоставленных соседей, мало ли кого заденет… Кстати, сейчас Цукрука защищает другой адвокат…

Теперь вот на судей оказывается давление, и поводы-то опять какие-то надуманные. Ну, не было Короткова за рулем, и все тут! Да разве им объяснишь…

Но одно дело, когда правоохранительные органы просто творят беззаконие, и совсем другое, когда при непонятных обстоятельствах во время следствия умирает человек, проходивший свидетелем по делу неугодного генерала Цукрука.

Убили свидетеля?

Эх, товарищи Ежовы, Ягоды да Берии… Верно говорили: нет человека – нет и проблемы. Но перед тем как человечка уконтрапупить в УВДшной больничке, с ним можно так по душам поговорить, что он хоть в том, что Адама с Евой совратил – и то сознается. Ну а потом – взятки гладки, претензии его лишь один Всевышний адвокат и выслушает, да только нам об том неведомо будет… Сгущаем краски? Да ничуть!!!

Согласно официальной версии, 29 апреля этого года полковник Салимьянов был задержан по подозрению в получении взятки и мошенничестве, одновременно с начальником ГУВД Волгоградской области генералом Михаилом Цукруком. Последний обвиняется в нецелевом расходовании бюджетных средств, получении взятки и превышении служебных полномочий. «По делу генерала Цукрука Флорид Салимьянов проходил в качестве свидетеля — следствие отрабатывало версию, что полковник дал генералу взятку за «общее покровительство по службе» в виде автомобиля ГАЗ 21 1969 года выпуска», - писала в те дни газета «Коммерсантъ».

К моменту задержания милиционер уже полтора месяца лежал в одной из уфимских больниц с диагнозом «двухсторонний ограниченный слизисто-гнойный эндобронхит». Причем выписка из медицинской карты полковника №71312 свидетельствует, что в конце апреля, накануне задержания, Салимьянов пошел на поправку… Печень и селезенка не увеличены, отеков нет», - именно так говорится в документе.

По словам супруги полковника, на выходные, 28 и 29 апреля Флориду Салимьянову стало лучше, его отпустили из больницы, и семья поехала к родственникам в село Чекмагуш. «А 29-го за ним приехали четыре машины ФСБ. Мы приехали в город, к нам домой, Флорид переоделся, и из дома они уже поехали без меня», - рассказывает Ризида Салимьянова.

Дальнейшие события развивались следующим образом: вместе с Салимьяновым сотрудники ФСБ приехали в пятую уфимскую городскую больницу, откуда он был отправлен в Волгоград. Заметим, что задержание полковника пришлось на выходные когда ни главврача, ни начмеда, ни лечащих врачей, которые могли бы более адекватно оценить состояние здоровья Флорида Салимьянова, в больнице не было.

Затем Салимьянов провел несколько дней в волгоградском СИЗО, где ему снова стало хуже. Но в госпиталь УВД он был переведен лишь после проведения определенных следственных действий. Чуть позже в связи с дальнейшим ухудшением состояния его госпитализировали в городскую клиническую больницу №25, где и он скончался. «Салимьянов поступил к нам из госпиталя УВД в очень тяжелом состоянии. К сожалению, мы уже ничего не могли сделать», разводит руками главврач МУЗ ГКБ №25 Анатолий Егин.

«Сам по себе Салимьянов им (прокурорским работникам – ред.) был не нужен. Его совершенно необоснованно забрали из больницы в Уфе, чтобы выжать показания на генерала… Здорового мужика – и на кладбище унесли», - с горечью прокомментировала ситуацию адвокат Михаила Цурука Мария Шпак. Было видно, утверждает она, что силовики торопятся с проведением следственных мероприятия для «закрепления» показаний Салимьянова.

Представители прокуратуры отрицают, что на Салимьянова оказывалось давление во время его пребывания в СИЗО. Михаил Музраев заявил, что «следов побоев на теле полковника не обнаружено». Однако 16 мая прокуратура возбудила уголовное дело по факту причинения смерти Салимьянову по неосторожности. По словам Музраева, сделано это было затем, «чтобы пресечь домыслы о том, что смерть полковника Салимьянова была насильственной». Как предположил Музраев, причиной смерти могли стать какие-либо «реанимационные мероприятия».

«Невозможно во время реанимационных мероприятий «чикнуть» селезенку», - говорит главный врач уфимской больницы Евгений Нелюбин. Не верит в эту версию и семья Салимьянова. Родные и знакомые, присутствовавшие на опознании утверждают, что на теле полковника были невооруженным глазом видны многочисленные синяки в области поясницы и плеч. Но никаких документальных доказательств этому родственникам Салимьянова получить не удалось. Уже тогда родственники Салимьянова опасались, что дело, в конце концов, просто «замнут» и мы никогда не узнаем правды. Чтобы этого не случилось 7 июня Ризида Салимьянова обратилась к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой возбудить уголовное дело против сотрудников волгоградских правоохранительных органов, которых она подозревает в убийстве своего мужа. Копия обращения направлена Президенту России Владимиру Путину.

Но случилось самое страшное. Повторной эксгумации тела, как того требовала вдова погибшего Ризида Салимьянова, так и не проводили, следствия по этому делу не ведется. В «красном заповеднике» просто забыли, что убили человека.

Есть ли выход?

В России испокон верят в хорошего и доброго царя-батюшку. Но практически в каждой губернии получается в силу разных причин так, что до Бога высоко, до царя – далеко. Вот и всплывают, ако цветы в проруби, местно-самостийные божки и царьки, с каждым новым кусочком власти всё более забывая, для чего они здесь и кем назначены, всё чаще путая «свою шерсть с государственной», подменяя закон криминальными «понятиями» а официальную власть – теневыми «авторитетами».

И чем дольше у кормила власти, а реально – у кормушки, стоят местные царьки – наследники Сталина и Берии и их челядь, тем больше во вкус они входят, и тем сильнее за кормушку цепляются. Примеров тому мы привели достаточно. Это и история с Михаилом Цукруком, принципиальным и прямолинейным ментом-генералом, которой решился пойти на большее, чем только ловить уличных воришек и хулиганов и за это поплатился. Это и история председателя областного суда Михаила Короткова, также попавшего под опалу в связи с тем, что просто попросил разобраться с ситуацией. Это и загадочные обстоятельства смерти начальника волгоградской ГИБДД Флорида Салимьянова - полковника милиции, доктора юридических наук, награжденного медалями и нагрудными знаками за плодотворный труд в органах внутренних дел.

Если и теперь Москва не обратит внимания и не отреагирует должным образом на то, что в самом сердце России подобные «максюмузрайцы» явно возрождают эру репрессий, беспредела и террора, то выходов только два. Либо вернут народу веру в хорошего и доброго царя-батюшку, либо зажравшаяся коррумпированная местечковая элита растащит по кусочку то, что осталось от страны.

Но, опять по хорошей русской традиции, верится все же в лучшее.

В строгого, но справедливого царя-батюшку.

В право народа на справедливый суд. При жизни, а не после нее.

Верится.