Запой и выстрел в висок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух о...", origindate::05.08.2003, "Когда власть всласть", Фото: Д.Духанин/"Коммерсант"

Запой и выстрел в висок

Человеку, которому в свое врем прочили президентский пост, теперь нельзя доверить и должности управдома

Михаил Ржевский

Converted 14831.jpg

Дмитрий Аяцков

Во время одной из встреч президентов России и США наш Борис Николаевич, любивший всякие «загогулины», подозвал к себе Аяцкова и сказал «другу Биллу»: вот, мол, перед тобой будущий президент России. Это был воистину звездный час саратовского губернатора. Вернувшись в свою вотчину, он тут же собрал глобальную пресс-конференцию. Никогда еще Дмитрий Федорович Аяцков не пел любимых песен о главном с таким упоением. А их у него много, начиная с легализации проституции и пересаживания своих чиновников на... велосипеды и заканчивая переносом столицы из Москвы в Саратов. А также знаменитые пресловутые лозунги про «диктатуру закона» и «среду обитания». Не знаю, кто подсказал эти термины ДэФу (одно из прозвищ Аяцкова, которым он очень гордится), но приведу анекдот, любимый в народе: «Сбылось еще одно начинание Аяцкова, и парфюмерная фабрика приступила к выпуску мужского одеколона «Диктатура закона», туалетного ароматизатора «Среда обитания» и женских духов «ДэФэ». Эта байка была придумана, когда Аяцкова в Кремле еще воспринимали всерьез. Но недолго музыка играла. После того как Саратов стал единственным городом России, где городской бюджет приняли с дефицитом, терпение, похоже, лопнуло у всех. Хотя многие аналитики уверены, что, несмотря на это, Аяцков все равно попробует остаться у власти на очередной срок. Почему? На этот вопрос хорошо ответил предыдущий губернатор Саратовской области Юрий Белых: «Без власти этот человек уйдет в запой, а потом застрелится».

Тем, кто выжил, посвящается...

Перед тем как застрелиться, мэр города Саратова Юрий Китов оставил записку с удивительно «добрым» содержанием в адрес своего заместителя: «Будьте вы прокляты, Аяцков!» Обычно человека, решившего свести счеты с жизнью, волнуют совсем другие проблемы, да, видно, уж такие отношения сложились между начальником Китовым и подчиненным (!) Аяцковым.

Дмитрий Федорович всегда умел создать вокруг себя кипучую, я бы даже сказал бурную, жизнь. Из воспоминаний его предшественника Юрия Белых: «В моей губернаторской приемной было меньше народа, чем у второго вице-мэра Аяцкова». А там порой собирались очень известные в Саратове люди, преимущественно кавказской национальности и с бурным криминальным прошлым. И решали вроде бы эти ребята очень сложные вопросы. Например, как прибрать к рукам местный флагман водочной экономики «Ликсар». Вопрос, как писали потом особо смелые местные журналюги, в конце концов решили «чисто и конкретно». Предприятие отошло к знаменитым в Саратове братьям Пипия. Потом к ним отошла вся местная зерновая промышленность, потом...

Впрочем, я забегаю вперед. После того как сняли губернатора Юрия Белых, Аяцков развернул бурную деятельность по поиску денег. Все щекотливые вопросы обсуждались в не самых дешевых ресторанах города – завсегдатаи «Тройки» не дадут мне соврать. Как сказал один из приближенных тогда к ДФ, Аяцков в отличие от Белых нужную сумму нашел. В марте 1996 года Дмитрия Федоровича назначают и.о. главы администрации Саратовской области. И понеслось. Стремительные перемещения по региону, заявления «Для каждого нерадивого чиновника у меня в багажнике лежит дрын» очень понравились населению, и, когда в сентябре грянули выборы, почти 90% жителей Саратовщины проголосовали за ДФ. Тогда в региональной прессе появились робкие намеки на опасность «оглушающей победы». Продолжалось это недолго. Известного саратовского журналиста Крутова били три раза. После последнего случая ДФ наградил его своей медалькой «За выживание». Чувство юмора у Дмитрия Федоровича всегда было «на уровне».

Я – памятник себе

Другая страсть Аяцкова – наука. Первый его эпохальный труд назывался «Основы кормления домашней птицы в приусадебных участках». Затем он успешно освоил медицину (раздел борьбы с туберкулезом) и приступил к истории. Последнее звание – доктор исторических наук. Защищаться ездил в Москву, по его словам, «чтобы не подумали, что Аяцков все купил». Никто так и не подумал, особенно после установки на центральной площади Саратова памятника Петру Столыпину. Дмитрий Федорович не против, когда подчиненные проводят корректные параллели. Употребляю это слово без кавычек, так как в одном из храмов, построенных по протекции саратовского губернатора, кто-то додумался нарисовать фреску, удивительно похожую на Аяцкова. После скандала в центральной прессе фреску закрасили, но осадок остался. С тех пор памятники в Саратове появлялись с завидной регулярностью и по очень уважительным причинам. Как, например, «стела о правах человека». Местные жители шутят: «Не знаем насчет столицы Поволжья, но кладбище Саратов уже напоминает».

Аяцков стал «Столыпиным», когда Саратовская область приняла закон о свободной продаже земли. Тогда же ДФ понял, что землю надо удобрять только с помощью американских комбайнов «Кейс». Был заключен соответствующий контракт, да так лихо, что позже этим делом заинтересовалась прокуратура. Основным фигурантом выступал вице-губернатор Шувалов. Чем все закончилось? Странный вопрос. Конечно, определенными неудобствами для Шувалова – из кресла вице-губернатора он пересел в кресло спикера Саратовской областной думы.

Албанцев – в бордель!

Про Дмитрия Федоровича все сказали «Известия» песенкой старухи Шапокляк: «Ну разве это много? Хочу, чтоб мой портрет застенчиво и строго смотрел со всех газет». Все началось с закрытия в Саратове медвытрезвителей. Нет, забирать пьяных не перестали, но официально одиозная структура была упразднена личным распоряжением Аяцкова. Следующий этап – вялотекущая кампания по легализации проституции с предложением открыть в Саратове первый официальный публичный дом. Правда, параллельно в «столице Поволжья» местный Совет безопасности вел с путанами жесточайшую борьбу, вплоть до публикации в прессе откровенной «утки» о том, что несколько «ночных бабочек» болеют СПИДом (позже эту клевету – иначе и не назовешь – отнесли к «издержкам производства»).

А вообще в последнее время Аяцков лезет поперед батьки в пекло. К примеру, кризис в Косово, а Саратовская область уже рапортует: готовы, дескать, принять 50 тысяч албанских беженцев. Я вот думаю: а размещать-то он их где собирался? В том самом публичном доме, что ли? Местных жителей, конечно, никто не спрашивал, зато долговременный пиар Аяцкову был обеспечен.

Кстати, подобная непоседливость ДФ ему же самому и вышла боком. Инвесторы и так не баловали Саратов своим вниманием, а после того, как губернатор собрался строить почти в центре города международный аэропорт, процесс оттока капиталов стал необратимым. Саратовские коммерсанты вполголоса говорят: «Все, кто угодно, лишь бы не Аяцков. Мы хотим жить спокойно».

Заметки на полях: Инкубатор

Дима Аяцков <...> начинал свою карьеру агрономом в одном из колхозов Татищевского района. Потом сменил еще несколько мест работы, пока не оказался в очень мощном тогда объединении «Птицепром». Его возглавлял Юрий Китов. Там же работал будущий первый губернатор области Юрий Белых. Как выразился он в беседе с автором: «Мы все вышли из одного инкубатора». <...> К началу 1994 года большая инкубаторская тройка занимала следующие позиции: губернатор Юрий Белых, мэр Саратова Юрий Китов и его первый зам Дмитрий Аяцков. Последний, кроме того, был избран членом Совета Федерации. По словам Юрия Белых, именно тогда стало ясно, что «наркотик власти» полностью овладел бывшим агрономом и он повел свою игру. 

(«Совершенно секретно», №9, origindate::16.09.1998

***

Приход Дмитрия Аяцкова во власть нельзя назвать «чистым»

Оригинал этого материала
© "Вслух о...", origindate::05.08.2003

[...] Если верить аналитикам, то предвыборная кампания Аяцкова на пост губернатора началась 15 апреля 1996 года, когда он был назначен на эту должность указом президента. Не прошло и нескольких месяцев, как в Саратовской области установилась авторитарная модель правления. «Аяцков превратился в персонифицированный центр местной политической жизни, подчинив себе единственный имеющийся в области орган законодательной власти, поставив под контроль СМИ, дезорганизовав и расколов потенциальную оппозицию», – утверждал Дамир Фаритов, аналитик ИГПИ. Одновременно с этим следует отметить, что в ходе выборов Аяцков получил однозначную поддержку от администрации президента и российского правительства. Кроме того, поддержка была оказана и Общероссийским координационным советом, объединившим 19 партий и движений демократической направленности (НДР, РНК, ДВР, ПРЕС, «Демократическая Россия», «Женщины России», РПРФ и т.д.), а также практически всеми влиятельными политическими силами в области, включая АПР, Союз товаропроизводителей, Совет профсоюзов, Совет ветеранов и т.д.

О многом говорит и то, что после начала избирательной кампании Аяцков собрал в свою поддержку 200 тысяч подписей избирателей – вместо 42 тысяч, положенных по закону. Как итог: в состоявшихся 1 сентября 1996 года выборах за Аяцкова проголосовали 81,35% избирателей.

Но это выборы 1996 года. Выборы же 2000 года иначе как анекдотичными не назовешь. Победил, само собой, Аяцков. Но как победил? Только ленивый не писал о том, что голоса, отданные за действующего губернатора, оплачиваются. Мало кто смог устоять..[...]