Запрещенный телерепортаж

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Видео:

Знают, но не скажут

Телерепортаж Андрея Лошака «Теперь здесь офис» о методах реконструкции центра Москвы стал знаменитым: его в последний момент сняли с эфира на канале НТВ. Руководство канала официально заявило, что побоялось возможных юридических проблем. Ситуация получилась действительно скандальная: обычно подобные репортажи, задевающий московские власти и крупный городской бизнес, откладывают «на полку» на более ранних этапах. Пожалуй, нет в Москве журналиста, пишущего о городских проблемах, который бы не сталкивался с подобной редакционной самоцензурой.

В снятой с эфира телепередаче нет ничего, о чем не знали бы интересующиеся жизнью города москвичи. Она — о том, как выселяют чудом сохранившиеся среди элитной застройки малоэтажки; как «успешные собственники» искренне не видят разницы между муляжом и реставрацией старины; наконец, о том факте, что пренебрежительно отзываться о «тех, кто зарабатывает меньше нескольких тысяч долларов в месяц» стало не только можно, но и модно (фраза главы «Баркли» Леонида Казинца из его интервью «Огоньку»).

Однако большинство москвичей слышало разве что о бутовском конфликте — благо, репортажи о нем в свое время появились на центральных телеканалах. А о систематической «реконструкции» центра города «до основанья, а затем» — знают лишь интересующиеся. Городские СМИ в подавляющем большинстве случаев о таком не пишут.

Кнуты и пряники

Почему? А потому что, как и руководство НТВ, не хотят «юридических проблем».
Типичный случай из журналистской практики. Медленно разрушается без крыши собственный дом Матвея Казакова в Златоустьинских переулках — репортер городского отдела одной солидной газеты делает об этом материал. Однако в номер его не ставят. И в последующие номера тоже. Редактор, чуть отводя глаза, объясняет причину: у нас сейчас, видишь ли, решается вопрос об аренде помещений, поэтому «не время» ругать городские власти.

Здесь механизм понятен: именно от чиновников зависят многочисленные арендные, пожарные, санитарные и прочие согласования. Контролируя необходимые для жизни редакции «бумажки», власть может довольно надежно перекрывать кислород большинству столичных СМИ. Поэтому только безответственный редактор будет рисковать всей газетой ради мелких, с его колокольни, городских проблем.
Другой пример — материалы автора «Москора» Дмитрия Беркута о бутовском конфликте. Без ведома автора статья об этом длящемся уже которых год противостоянии для известного федерального издания была переписана так, чтобы не нервировать мэрию и префектуру. В результате смысл репортажа поменялся едва ли не на противоположный.

Журналисту же объявили, что у газеты с правительством Москвы имеется некий договор. Не подписанный кровью, а вполне официальный.

Действительно, такие договоры существуют и даже не являются секретными. Дело в том, что в бюджете города предусмотрены внушительные субсидии прессе, пишущей о городских проблемах и достижениях. А выделяет эти субсидии — городское правительство, которое, разумеется, охотнее выдает их тем, кто «конструктивен» и пишет больше о достижениях, чем о проблемах. А если издание начинает «гнать негатив», да еще и адресно — по поводу конкретных чиновников — то столичная власть имеет полное право признать это СМИ «оголтелыми критиканами» и дотации, соответственно, прекратить.

Так что есть у московской мэрии кнуты, есть и пряники. И непонятно, что работает более эффективно — оба инструмента вполне надежны. А на худой конец, как редакция «Москора» знает на своем опыте, можно затруднить «неконструктивным» распространение.

И вот в этой области никакого послабления, кажется, пока не предвидится. Так что неправы те, кто считает московские власти темными и не понимающими толк в информации.
Они все понимают, и даже слишком хорошо."