Запрос сенатора Руслана Гаттарова легализовал краденое

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Запрос сенатора Руслана Гаттарова легализовал краденое

Незаконно полученную переписку губернатора Белыха и его экс-советника Навального приобщили к "делу "Кировлеса"

Оригинал этого материала
© Известия.Ру, origindate::07.08.2012

Петр Козлов

Как выяснили «Известия», Следственный комитет не будет проводить отдельную проверку по поводу опубликованной в Сети переписки губернатора Кировской области Никиты Белых и оппозиционера Алексея Навального. Вместо этого выложенные хакером Hell сведения приобщили к «делу «Кировлеса», по которому Навальному неделю назад предъявили обвинение.

Проверить факты, изложенные в переписке, 2 июля попросил Генпрокуратуру сенатор-единоросс Руслан Гаттаров. В итоге его запрос, а также приложенные к нему копии писем из взломанного ящика Навального присовокупят к соответствующему расследованию.

«В связи с тем, что в предоставленной переписке указываются обстоятельства, являющиеся предметом расследования уголовного дела №201/713068-11, копия данного запроса приобщена к имеющимся материалам с целью его проверки в части, касающейся предмета расследования», — говорится в ответе сенатору Руслану Гаттарову (есть в распоряжении «Известий»), подписанном первым замглавы Следственного комитета Василием Пискаревым.

Оригинал запроса вместе с перепиской направлен главе следственного управления Следственного комитета по Приволжскому федеральному округу.

Получить комментарий представителя Алексея Навального не удалось.

Приобщать к делу переписку, полученную незаконным путем, не только не имеет смысла, но и просто запрещено, заявил «Известиям» председатель Межрегиональной коллегии адвокатов Владимир Жеребенков.

— Во-первых, источник неизвестен. Кроме того, информация была собрана вне процедур, установленных законом. Она просто может быть скомпилирована, — говорит Жеребенков. Таким образом на оппозиционера просто пытаются оказать давление, чтобы он сам дал показания на себя. Даст он пояснения по ней — значит, его пояснения станут доказательствами. «Это ко мне не имеет никакого отношения», — может сказать Навальный.

Впервые информация о «деле «Кировлеса» всплыла в декабре 2010 года, когда управление СК по Кировской области проверило ГУП «Кировлес» и Вятскую лесную компанию. По версии следователей, Алексей Навальный в должности советника главы Кировской области злоупотребил доверием и вынудил руководство «Кировлеса» продавать лес через дружественную себе компанию, которой руководил экс-активист «Яблока» Петр Офицеров. Тогда расследование окончилось ничем: в январе 2011 года следователь СКР по Кировской области отказался возбуждать дело. В мае 2011 года ГСУ СКР всё же возбудило уголовное дело, однако в апреле 2012 года прекратило его «за отсутствием состава преступления».

Однако в конце мая официальный представитель СКР Владимир Маркин объявил о том, что глава ведомства Александр Бастрыкин лично отменил постановление о прекращении уголовного дела и направил его на дальнейшее расследование. Уже 5 июля Бастрыкин устроил форменный разнос своим подчиненным. «У вас было уголовное дело против этого человека, и втихаря вы его прекратили», — распекал сыщиков председатель СКР.

В своем письме генпрокурору Юрию Чайке Руслан Гаттаров писал, что в переписке указана «возможность финансовых взаиморасчетов» между губернатором Кировской области Никитой Белых и Навальным — ее якобы планировалось организовать с принятием поправок в бюджет Кировской области. «При этом посредником при передаче денег указана Маша (по предположению автора публикации, другого помощника Н. Белых — Марии Гайдар), писал Гаттаров. — Также в публикации указаны высказывания о воровстве спиртоводочного завода и «улаживании» вопросов с представителями МВД и ФСБ со стороны Н. Белых».


***

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::04.07.2012, Иллюстрация: via @Gattarov

"Взлом" под прикрытием

Ирек Муртазин

В отношении неугомонного Алексея Навального снова (уже в который раз!) совершено преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 138 УК РФ — «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений».

Ответственность за взлом почтового ящика Навального снова взял на себя «хакер Хелл», обнародовавший фрагменты переписки популярного блогера и заявивший, что будет еженедельно выкладывать в сети фрагменты своей «добычи». Неприязнь к Навальному Хелл объяснил тем, что считает его кем-то вроде Мавроди: «Он вор, жулик, стукач и к тому же врет постоянно, для меня этого достаточно. Он конвертирует глупость и наивность людей в деньги, это еще хуже, чем МММ». [...]

Месяц назад я встречался с Павлом Врублевским, основателем платежной системы Chronopay, человеком, которого в США называют киберпреступником №1. Еще во время той нашей встречи Врублевский сказал мне, что никакого «хакера Хелла» не существует.

— А вот известный эксперт блогосферы Владимир Прибыловский уверен, что хакер Хелл — это Сергей Максимов, живущий в Германии, — возразил я.

— Я не говорю, что Максимов — вымышленный персонаж. Я говорю, что «хакер Хелл» — это всего лишь «сливной бачок» для легализации незаконной перлюстрации переписок. А Максимов — по всей видимости, агент ЦИБа (Центр информационной безопасности ФСБ России. — И.М.).

В подтверждение своей версии Врублевский привел такие аргументы:

Германия — очень продвинутая страна в сфере борьбы с киберпреступностью. Максимова уже давно как минимум допросили бы, как максимум отправили в наручниках в Россию. К слову, немецкой полиции даже обращение российских коллег не нужно. Если бы Максимов-Хелл действительно был причастен к взломам блогов и ящиков, немцы уже давно сами разобрались бы с ним по-свойски, по-немецки. Тайна личной переписки для немцев — не пустой звук, а реально святое дело, покушение на которое карается неотвратимо и при этом очень сурово. Но Максимова не трогают. Почему? Я могу объяснить это только тем, что ЦИБ объяснил своим немецким коллегам, с которыми они взаимодействуют в рамках Будапештской конвенции по киберпреступности, что Максимов-Хелл — очень ценный агент, внедренный в киберпреступность. Других разумных объяснений того, что Максимов спокойно «вскрывает» блоги и почтовые ящики, живя в Германии, я не вижу.

Врублевский обратил внимание на то, что «хакер Хелл» специализируется на блогах:

— Это все равно что через одну и ту же дыру в заборе залезать в сад воровать клубнику. Хороший хозяин уже после первого набега заколотит дыру. А в случае с Хеллом дыру никто не заделывает. Это говорит о том, что никакой дыры нет. А у тех, кто стоит за Хеллом, есть доступ к паролям блогов. Скорей всего, у ЦИБа есть завербованный агент в руководстве ЖЖ, который и сливает им пароли от нужных блогов. То же самое с почтовыми ящиками.

Когда в очередной раз взломали почту Навального, перезвонил Врублевскому:

— Павел, ты по-прежнему считаешь, что «хакер Хелл» — это миф?

— Если и были сомнения, они окончательно улетучились. «Хакер Хелл» — это сливной бачок силовиков.

У меня тоже не осталось никаких сомнений, что почту Навального никто не взламывал. К почте известного блогера, думаю, подобрались в результате ОРМ (оперативно-разыскные мероприятия) в рамках уголовного дела, возбужденного по событиям 6 мая (на эти самые ОРМ, по всей видимости, есть даже санкция суда). А прошерстив переписку Навального и поняв, что ничего перспективного для привлечения владельца почтового ящика к уголовной ответственности в этих письмах нет, силовики и слили эту переписку через мифического «хакера Хелла».

["АиФ", origindate::11.07.2012, "…Чем опасна переписка Алексея Навального и Никиты Белых?": [...] Генри Резник, член Общественной палаты, президент Адвокатской палаты Москвы:
— Согласно действующему в России законодательству подобные сведения, даже полученные преступным путём, могут послужить причиной для начала проверки. Однако в случае возбуждения уголовного дела строить на них обвинение и осуществлять правосудие противозаконно. Но, если в ходе проверки удастся получить новые улики, суд их примет.
Что касается заграничного опыта, то в юридической практике развитых стран существует доктрина «плодов отравленного дерева». Она гласит, что, в случае когда первоначальная информация была добыта с нарушением закона, все последующие выявленные с её помощью сведения недопустимы к использованию в суде. То есть, к примеру, если в Америке человек под пытками признался в убийстве и рассказал, где спрятал труп и оружие, слуги Фемиды не должны учитывать все эти факты и предметы при вынесении приговора. — Врезка К.ру]


***

Compromat.Ru