Заслуженный немец России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Виктор Кресс благополучно пережил суд над Михаилом Ходорковским, бывшим "компаньоном по снижению налогооблагаемой базы"

1146135090-0.jpg В Томске происходит эпохальная встреча президента Владимира Путина с германским канцлером Анхелой Меркель. Это большой успех томского губернатора Виктора Кресса – этнического немца, которого чуть было не свергли из-за дела Ходорковского. Ведь главная вотчина ЮКОСа – это Томск. Но политическое чутье Путина его не подвело: он оставил Кресса на должности, и вот, томский губернатор пригодился для встречи с Анхелой Меркель.

Долгое время губернатор Виктор Мельхиорович Кресс находился в подвешенном состоянии, так как не знал, насколько далеко и глубоко будут копать следователи Генпрокуратуры, расследовавшие дело ЮКОСа. Ведь феномен нефтяного гиганта возник благодаря тесному сотрудничеству с властями регионов, где прирастало не по дням, а по часам богатство Ходорковского и Ко. Ныне, после встречи канцлера Анхелы Меркель и президента Путина на Томской земле, губернатор, который правит областью уже 12 год, может быть спокоен – нефтяные богатства и немецкие корни обеспечили ему триумф и спокойствие на ближайшие годы.

Тесное взаимодействие руководства компании ЮКОС со зрелым и опытным губернатором Крессом установилась в далеком 1997 году. Тогда взоры Ходорковского были направлены на государственную нефтяную компанию ВНК, которая только на территории Томской области могла добывать до 10 млн. тонн нефти в год. Компания владела разветвленной инфраструктурой и большими разведанными запасами углеводородов. Но на ВНК претендовал всесильный Борис Березовский и тогда мало кому известный его молодой друг Роман Абрамович. Сопротивление Ходорковскому они организовали через первого вице-президента Восточной нефтяной компании (ВНК) Виктора Ивановича Калюжного, которого хотели протащить на пост председателя Томской областной думы, но потерпели неудачу. Их выдвиженца избиратели упрекали в непорядочности и связях с бандитами…

История о том, как Ходорковский боролся с Березовским и Абрамовичем за нефть в Томской области красочно расписывалась в российских СМИ. При покровительстве губернатора Кресса и его администрации ЮКОСу удалось с большим трудом приобрести лакомый кусок областной экономики.

Чтобы средства не протекали мимо кармана чиновников, и все шло как по маслу, губернатором было открыто представительство ЮКОСа при Томской обладминистрации. Представительство располагалось в ста метрах от здания Администрации, через овражек, чтобы можно было ходить пешком. Одним из руководителей этого представительства или, выражаясь тюремным языком, «смотрящим» от губернатора в ЮКОСе был назначен заместитель Кресса — Пономаренко. Начались сказочные для бизнесменов из администрации и ЮКОСа времена. Сказочность выражалась в том, что «нефтянке» ЮКОСа было разрешено творить на Томской земле вещи, которые не могли себе позволить мировые экономические спруты ни в Африке, ни на Арабском Востоке во времена колониального ига и сверхэксплуатации.

Драть семь шкур!

Именно, таким лозунгом руководствовался Ходорковский и очарованный его финансовым гением губернатор Кресс, — когда бывшая государственная ВНК, сменив нескольких владельцев, полностью перешла в 1998 году от прежнего хозяина Филимонова под контроль ЮКОСа и, была преобразована в дочернюю компанию, сохранив простое и патриотичное название — «Томскнефть». Между администрацией области и ЮКОСом 16 февраля 1999 года было заключено соглашение о налоговых ставках на добычу нефти. В историческом для области документе, подписанном Ходорковским, неким Николаем Логачевым (руководителем «Томскнефти» на тот момент, не путать с Егором Лигачевым) и заместителем Кресса Пономаренко подчеркивалось, что следует постоянно «сохранять низкую налогооблагаемую базу». По этому соглашению местная администрация получала в родной бюджет и совершенно бескорыстно ровно в три раза меньше налогов с каждой добытой тонны нефти, чем это было раньше. Если с тонны добытой нефти прежний владелец платил 600 рублей, то новым хозяевам удалось сбить цену до 200! При этом на подвластных Виктору Мельхиоровичу землях продолжали трудиться неудачники от бизнеса вроде компании «Томскнефтьгеология», которая при мизерных по сравнению с ЮКОСОм объемах добычи в 100 тысяч тон в год, платила налоги аж 3170 рублей с тонны. Понятно, почему долгие годы управлявший областью еще во времена СССР, член Политбюро, а потом депутат Государственной Думы от Томска Егор Кузьмич. Лигачев добивается публикации текста того кабального соглашения. Оно до сих пор держится в тайне. Его скрывают, по-видимому, для того, чтобы не возникли вопросы к тем персонам, которые были причастны к таким налоговым чудесам. Не обошлось, наверное, и без покровителей из Москвы

По налоговому соглашению от 1999 года эксперты оценивают потери бюджета области и России в 3-4 миллиарда рублей за год. Кроме кабального налогового документа, было заключено еще множество «джентльменских соглашений», по которым можно было не только не платить налоги, но еще и качать нефть фактически бесконтрольно и только из самых продуктивных скважин, оставляя 80-70% нефти в пластах. Такое слияние власти и капитала продолжалось на Томской земле вплоть до 2003 года. Не вызывает сомнения, что об этих фактах ничего не знал и даже не догадывался крепкий хозяйственник, губернатор Виктор Мельхиорович Кресс.

В начале 2005 года, когда дело Ходорковского было уже в самом разгаре, Следственное управление при УВД Томской области, наконец-то возбудило уголовное дело в отношении генерального директора «Томскнефти» Сергея Шимкевича. Предприниматель подозревается в том, что в 2003 году в нарушение лицензионных соглашений превысил квоты на добычу нефти по 12-ти месторождениям и получил незаконный доход в сумме 7 млрд. 104 млн. 99 тыс. рублей. В январе по той же статье было возбуждено уголовное дело и в отношении бывшего гендиректора «Томскнефть» Николая Логачева. Он, по данным следствия, в период с 2001 по 2002 год организовал добычу 799 тысяч тонн нефти сверх установленной нормы. И, таким образом, заработал 892 млн. 585 тыс. руб. Также он подозревается в уклонении от налогов.

Из одной области, за годы особых отношений ЮКОСа с администрацией Томска мошенники присвоили от 1,5 до 3 миллиардов долларов! Цифры приблизительные, потому что факты хищений и разграбления еще будут постоянно уточняться и всплывать. В советские годы на томской земле добывалось до 17 миллионов тонн нефти в год. По словам губернатора, ныне добывается около 10, но, сколько на самом деле хищнически выкачивалось, смогут сказать только следователи.

Кроме пожилого депутата от Томской области Егора Лигачева, никто в Томской области не будоражил общество, не писал в инстанции о том, как разворовывается родная земля. Хотя на каких условиях и как хозяйничает ЮКОС, не могли не знать губернатор и местные депутаты. Знала и догадывалась местная элита, в том числе, университетская общественность. Но все молчали. Не безвозмездно: кто получал «откаты» в сотни миллионов долларов, а кто и мелкие подачки в виде копеечных грантов или компьютеров.

ЮКОС назначал своих губернаторов

Очарование томской элиты от деятельности администрации, прочно сросшейся с нефтяным гигантом, было непередаваемо велико. А тут еще ЮКОС в 2002 году заявил о своих амбициозных планах тянуть из Томска частный нефтепровод в Китай. И многие из томской верхушки сразу представили себя в таком огромном и доходном деле: при Трубе-кормилице. Ведь в тут всем места хватит, — и детишкам и верным человечкам. Поэтому выборы губернатора 2003 года становилось совершенно технической операцией: Виктор Кресс полностью соответствовал интересам и потребностям Ходорковского и его компании.

Наиболее опасный соперник Виктор Калюжный ушел из претендентов еще в 1999 году. Сначала Калюжному через свои связи с Черномырдиным Березовский купил место заместителя министра топлива и энергетики, а потом и министерский пост. Попытавшийся было выставиться на выборах 2003 года один из руководителей Сибирского химического комбината, сошел с дистанции, после того как Ходорковский организовал ему беседу в Администрации президента. Уверенный в своих силах и возможностях кандидат вышел, как рассказывают очевидцы, очень бледным и на негнущихся ногах. Чем пригрозили заслуженному ученому-ядерщику, что он с тех пор больше не появлялся в Томске, история умалчивает. Виктор Мельхиорович Кресс снова стал губернатором.

Заслуженные немцы России

Немецкие корни долгое время служили своеобразным знаком качества в биографии губернатора Кресса. Владимир Путин очень любит Германию и немцев. С канцлером Шредером дружит домами. Зная тягу к немецкому, у нашего президента, как у Петра Великого, Виктор Мельхиорович даже младшего отпрыска уже с десяток лет как направил на ПМЖ в объединенную и сильную Германию. А ведь раньше он тоже был при деле,- руководил рабочим снабжением на нефтяных вышках в Стрижевом ( это город ЮКОСа)

В советское время, имея близких родственников за границей, трудно было рассчитывать на самую малую должность в государственном аппарате. Ныне это даже служит огромным плюсом для чиновника такого уровня, — интеграция-глобализация. Официальным мотивом отбытия брата на историческую родину служило то, что губернатор Кресс не хотел разводить клановость и проявлять публичную нескромность, как это делают многие его товарищи по цеху. Тому в новейшей истории тьма примеров: недавно, с позором изгнан саратовский губернатор Аяцков, которому припомнили отнятый у детишек дом, превращенный его гражданской супругой, в собственное поместье. А у соседа-губернатора Амана Тулеева сын, занимавшийся поставками родного кузбасского угля, был зверски убит, не дожив до 25 лет, в середине 90-х годов…

Виктор Кресс был гораздо более осторожным и предусмотрительным. Долгие годы он изображал «сироту казанскую»: жил очень скромно, дворцов и имений не строил, в Москве квартирой не обзаводился, а селился на виду у Кремля в гостинице «Россия», проводя до 100 дней в году в казенных палатах около Спасской башни. Всю эту показную скромность, знающие близко Виктора Кресса люди, объясняют его хорошей немецкой бережливостью. Поговаривают, что на этой почве он и сошелся с теперешним узником-олигархом Ходорковским., с которым во времена становления нефтяного бизнеса торговался из-за тысячных долей процентов отчислений от прибыли.

Виктор Мельхиорович хотел казаться правильным немцем из русской классической литературы, этаким Штольцем, а не сибаритом Обломовым. Роль богатого и жадного немца Бирона, губернатор Кресс поручил младшему брату.

Капиталы, нажитые непосильным трудом на земле изобильной нефтью, лесом и ядерными технологиями, должен был осваивать на новой-старой отчизне брат. Именно он «с нуля», перебравшись в Германию, развернул коммерческую деятельность, обзаводясь, по слухам, доходными гостиничными комплексами, дорогущей недвижимостью и вкладывая средства в ценные бумаги ведущих немецких концернов. Чем вызывал зависть и недоумение у коренных соплеменников, и пересуды в среде недавних иммигрантов из бывшего СССР. Но брат-губернатор — «заслуженный немец России» и теплейшие отношения между двумя главами государств, служили прекрасной гарантией от дотошных проверяющих органов фатер-ланда. И ныне эта традиция, как видим, успешно продолжена.

Много интересного о финансовых связях и схемах отмывания денег на Западе из Томской области сможет рассказать и бывший министр атомной энергетики Евгений Адамов. Один из ведущих ядерных центров России, Томский «Сибирский химический комбинат», по слухам, участвовал вместе с местной администрацией в ряде программ по перекачке средств, выделенных правительством США на экологические нужды. Но когда мы услышим о ходе его коррупционного дела, вряд ли кто может сказать. Такие фигуры столь сильно и крепко связанные с ныне действующими персонажами находятся под следствием обычно очень долго. Смерть от сердечного приступа — обычный их удел.

Герои смутного времени, сказочно обогатившиеся на разграблении нефти и газа по примеру Виктора Черномырдина, ныне во времена стабильности и высоких цен на нефть, завели себе правило покупать дипломатическую неприкосновенность, чтобы прокуратура не интересовалась. Так давний соперник и претендент на томское губернаторство бывший министр топлива и энергетики Виктор Калюжный уже два года как посол России в Латвии.

При налаженных связях в Москве, во многом связанных с благодеяниями и прямым подкупом командой ЮКОСа нужных людей в столице, губернатору с подмоченной репутацией почти ничего не грозит. Свои люди за Кремлевской стеной, которые знают тайны взлета, и падения нефтяного гиганта, не выдадут. Виктор Мельхиорович сильно переживал во время долгого процесса над Ходорковским. Как рассказывают, когда наступало время информационных телевыпусков о ходе суда над бывшим «компаньоном по снижению налогооблагаемой базы», губернатор выгонял всех из кабинета и оставался один на один с дурными вестями из Москвы.

И, чтобы быть в духе времени, губернатор Кресс возглавил минувшим летом Комиссию по борьбе с коррупцией в местной администрации.

Егор Лигачев о деле ЮКОСа и губернаторе Крессе

- Не так давно газета «Коммерсант» назвала Кресса «юкосовским губернатором», так как из изъятых в ЮКОСе документов видно, сколько ценных подарков получил Виктор Кресс из рук господ коммерсантов, и что самое удивительное – Кресс смолчал и молчит до сих пор!

- Один раз мы встречались с Ходорковским в Стрежевом, второй раз в Госдуме, причем вторая встреча была инициирована самим Ходорковским. К тому времени меня уже одолели депутаты с требованием разобраться с налоговыми отчислениями в Томской области. Об этом я и сказал Михаилу Борисовичу, попросил его навести в этом вопросе порядок, Ходорковский пообещал «все уладить». «Уладилось». А ведь в свое время я и Крессу предлагал по-настоящему разобраться и привести все в соответствие с налоговым законодательством, но этим шансом не воспользовались. С подачи администрации стали публично оскорблять меня в местной прессе, говорили, что из-за старческого маразма Лигачев ничего не понимает…

- Свою первую статью по поводу незаконных действий ЮКОСа я опубликовал еще 2001 году, и она называлась «Миллиардер Ходорковский! Верни народу миллиарды, иначе за свои деяния будете отвечать». Общество получило ответы о делах Михаил Борисовича, но нет ответа на главный вопрос: «Почему это стало возможным, кто пособничал мошенникам, кто их покрывал?»

- Я свою миссию выполнил. Процесс по делу ЮКОСа уже прошел. Все документы, которые мог, я передал в прокуратуру. Почему там не обратили внимания на деятельность Томской администрации и вывели из рамок дела, мне не понятно, наверное, кто-то в этом очень заинтересован…

Андрей Архипов

Оригинал материала

«Stringer.ru» от origindate::27.04.06