Затерянные в "Сибуре" (1999)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::13.12.1999

Затерянные в "Сибуре"

Иван Федоров

В России возможно все. Даже обвести вокруг пальца Рема Вяхирева. Он и не заметил, как $120 млн., выданные Газпромбанком на покупку акций компании "Сибур", перешли в руки нынешнего президента этой фирмы Якова Голдовского. Кредит пробил в "Газпроме" один из заместителей г-на Вяхирева Александр Пушкин.

Началась эта история в 1997 году. Когда в "Газпроме" совершенно справедливо решили, что пора бы расширить бизнес и заняться не только добычей природного газа, но и переработкой попутного нефтяного.

Добычей природного газа в сургутском регионе занималась дочерняя компания "Газпрома" -- "СургутГазпром".

Попутный же газ с советских времен перерабатывала "Сибнефтегазопереработка" (СНГП). Блокирующий пакет акций СНГП (38%) принадлежал государству в лице Минтопэнерго. По решению Минтопа была создана Сибирско-Уральская газоперерабатывающая компания ("Сибур") -- как вершина вертикально интегрированного холдинга, которому передавались государственные акции. В холдинг вошли девять газоперерабатывающих предприятий, состоящих в СНПГ. Главную ценность в новом объединении представлял Сургутский ГПЗ.

Идею внедриться в систему переработки попутного газа путем поглощения "Сибура" Рем Вяхирев озвучил на собрании акционеров "Газпрома" в 1997 году. Форум решил тогда купить блокирующий пакет акций компании (36%). Для разработки концепции поглощения была создана специальная комиссия, которую возглавил зампред правления концерна Александр Пушкин. Поговаривают, что идею поглощения Рему Ивановичу "подсказал" сам Пушкин и некий предприниматель Яков Голдовский.

Известность в нефтегазовых кругах Яков Голдовский получил в связи с делом о "пропавших миллионах" "Роснефти".

В 1995 году "Роснефть" купила у лихтенштейнской компании "Розетто" 400 тысяч тонн сырой нефти за $20 млн. Бумаги за "Розетту" подписывал Голдовский. Нефть тут же под гарантии "Розетто" была продана лихтенштейнской же фирме "Бобардо". Взамен своих гарантий "Розетто" просила "Роснефть" выступить гарантом кредита в $26 млн. перед МФК. Итог сделок: "Роснефть" не получила $20 млн. от "Бобардо". Исчезла вместе с кредитом МФК и компания "Розетто". Но в Москве, прямо напротив здания "Газпрома" в Новых Черемушках, был открыт ресторан с названием "Розетта". Его владелец -- Яков Голдовский.

Через два года Голдовский был назначен президентом фирмы "Газсибконтракт", которая вместе с компанией "ТЭК-Сиб-инвест" начала скупку акций заводов, входящих в группу "Сибур". Бумаги передавались подконтрольной Голдовскому Газонефтехимической компании (ГНК). К началу 1998 года больше половины "заводских" акций оказались в руках ГНК, не имеющей никакого отношения к "Газпрому". В то же время кредит в $120 млн. на эти операции предоставил Газпромбанк, фактически принадлежащий газовому концерну. Необходимость выдачи ссуды фирмам Голдовского перед Ремом Вяхиревым защищал Александр Пушкин. Одновременно "Газпром" самостоятельно приобрел 38% "Сибура". В интересах получения якобы полного контроля над предприятиями, вошедшими в "Сибур", Пушкин предложил правлению "Газпрома" перевести все структуры холдинга на "единую акцию". Что для заводов означало фактический переход под контроль структур Голдовского. Против выступил директор Сургутского ГПЗ Александр Рязанов. Но в начале 1998 года Рязанов был уволен. После его ухода процветавший некогда Сургутский ГПЗ, управляемый поочередно людьми Голдовского, оказался практически разоренным.

***

Осенью этого года в Сургут приезжал Рем Вяхирев. Роль радушного хозяина исполнял президент компании "Сибур" Яков Голдовский. Персоны проехали на Сургутский НПЗ. Посмотрели на полуостановленное производство. 
Яков Голдовский остался верен себе: по некоторым сведениям, он просил у Рема Вяхирева передать ему в управление газоконденсатный завод. С ним, мол, связаны планы возрождения "Сибура". Возможно, это предприятие ждет иная судьба, чем Сургутский ГПЗ.