Затопят ли порт у родны берегов?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


ФГУП "Мурманский морской рыбный порт" ведут к банкротству

© "Щит и меч", origindate::02.11.2006

Затопят ли порт у родных берегов?

Сергей Башкатов

Наша газета неоднократно рассказывала о махинациях разных уровней в сфере экономики. Акцентируя внимание на тех случаях, где речь уже шла не просто о неправомерных действиях “беловоротничковых” мошенников, а когда под угрозу ставилась сама экономическая составляющая нашей страны. Масштабы ущерба деятельности таких “генералов от финансов” огромны. Об этом не раз говорил и Президент Российской Федерации.

Всевозможные захваты и недружественные поглощения предприятий, умышленное банкротство финансовых организаций и учреждений - все это звенья одной цепи. От рейдерства Россия несет невосполнимые потери. Тем более когда подобные негативные процессы начинают пускать корни или, и того хуже, уже сделали свое черное дело на предприятиях, чья собственность целиком и полностью принадлежит государству. Примеров тому достаточно.

Данная публикация - не только и не столько констатация фактов. Это своего рода SOS. О том, что может в скором времени произойти на одном из мощнейших госпредприятий северного рубежа нашей страны - в Мурманском порту.

Сказочное предисловие

...Жил-был порт. И была у него... рыбка. Да не простая, а золотая. В смысле прибыль хорошую приносила, а значит, и людям - достаток и благополучие. И звали тот порт ФГУП “Мурманский морской рыбный порт” (ММРП). И даже после всех потрясений, случившихся в одночасье в огромном царстве, порт этот выжил и продолжал, говоря казенным языком, выполнять все свои функции. Да еще как выполнять! Рентабельность порта составляла аж 27 процентов. Для сравнения: у нефтяников этот показатель где-то 17.

И вот однажды, как это ни прискорбно, рыбка вдруг взяла и пропала. Уплыла куда-то. А люди, что работали с ней, вдруг оказались не у дел. Порт захворал. Хоть и из сословия царского, но тяжелая болезнь охватила все его тело и душу. И даже государевы лекари не могут толком его на ноги поставить. Сладкая пилюля под названием “приватизация” вроде как должна была оздоровить “пациента”, но, проглотив ее, порт не на поправку пошел, а лишь сильнее занедужил. То ли лекарство оказалось неэффективным, то ли доктор что-то сделал не так. Одним словом, с каждым днем становилось порту все хуже и хуже. Того и гляди помрет. И будет людям несчастье.

...Вот в принципе и сказочка вся. Нетрадиционный какой-то конец получился у нее. Не могут русские народные сказки заканчиваться таким вот образом, скажете вы. И будете правы. Народный эпос никогда не ставил точку после знака “минус”. Только вот не сказка это вовсе, а реалии сегодняшних дней.

Но в сказке все просто и наглядно. В жизни, как всегда, - иначе.

Словом, все по порядку.

Как покататься на рыбьем хвосте

Чтобы разобраться в сути вопроса, необходимо совершить небольшой экскурс в историю и ознакомиться с общей “рыбной” картиной в Мурманской области. Проблема с портом имеет куда больше корней и составляющих, нежели может показаться на первый взгляд.

Действительно, ситуация в Мурманском морском рыбном порту на сегодняшний день сложная. Если не сказать больше - критическая. Не то что раньше. Старожилы помнят, как в порту круглые сутки бесперебойно трудились портовики. Как еле успевали обслуживать суда, которые один за другим заходили в Кольский залив для разгрузки свежевыловленной рыбы. Более того, по словам генерального директора Союза рыбопромышленников Севера Геннадия Степахно, в те времена приходилось даже экстренно вызывать с промысла рыболовецкие корабли, которые еще не успели до конца заполнить свои трюмы рыбой. Бывало, что суда шли к месту назначения чуть ли не порожняком. Только для того, чтобы ни на секунду не останавливался этот сложнейший организм по обработке грузов по имени порт. И не дай бог случится большой простой в портовой работе. Ибо на механизм, работавший как часы, замыкалось несметное количество добывающих флотов и береговых предприятий, министерств и ведомств, всевозможных служб. Сложно представить себе, если по вине порта вдруг образовалась бы пробка на той же железной дороге в то время. Единственный в мире порт такого масштаба за полярным кругом обрабатывал для нужд страны свыше миллиона тонн только рыбопродукции. Тогда была жесткая специализация по рыбе - на то он и был рыбный порт.

И вот, образно выражаясь, с последним дыханием Советского Союза застыли в оцепенении и жабры рыб: с каждым годом общий грузооборот даров моря в порту катастрофически падал.

С развалом некогда мощнейшего государства как карточные домики стали рушиться огромные предприятия и заводы. Все это был, так сказать, естественный процесс переустройства нового уклада жизни. Некоторые предприятия обанкротились. Но некоторые удалось-таки вытащить, что называется, с того света. Выжил и порт. Тяжело далось ему это выживание. До сих пор оправиться не может. Рыбная составляющая порта на сегодняшний день просто несопоставима с той, что была еще полтора десятка лет тому назад. Так почему же уплыла рыбка? И куда?

- Мы насчитали, что на данный момент у нас 24 контролирующие организации. Именно столько всевозможных служб и ведомств проверяют сегодня работу судна, которое приходит в Мурманский порт, - говорит Геннадий Васильевич. - Только разгрузиться судну - уже проблема. Вот многие и разгружаются “на той стороне”: уходят за границу. Например, в Норвегии разгрузка любого судна идет максимум сутки - двое. В лучшем случае направляются на разгрузку в Питер или Архангельск, где эта работа более-менее налажена. У нас же как минимум четверо суток, а то и неделю надо стоять. Плюс ко всему - очередность. Проволочек столько, что и врагу не пожелаешь. А ведь все эти службы идут на прибывшее судно со своими тарифами и услугами. За все это надо платить. Получается, что все “садятся рыбе на хвост” и за счет нее кормятся. Разве это выгодно судовладельцу?

Кстати, что касается рыбодобытчиков. Ситуация здесь тоже непростая. Откуда взяться морепродуктам, если по сегодняшним меркам сами добытчики поставлены, мягко говоря, в очень унизительное положение?! И никто с ними считаться не хочет. Рыбопромышленники Севера бьются, словно об стенку. Никто их не слышит. Оптовые рынки сбыта давно уже поделены среди всевозможных посредников, перекупщиков и иже с ними. К примеру, ту же пойманную селедку рыбак сегодня, если подфартит, может продать всего за 16 или чуть больше рублей. Зато коммерсанты, сделав ее лишь слабосоленой, продают аж по 85 рублей. Вот где прибыль! А потом люди удивляются, почему на прилавках лежит такая дорогая рыба. Кстати, даже в тех районах, где она вылавливается.

От рыбаков выдвигалась инициатива создания электронной биржи, как во многих цивилизованных странах, но она так и осталась лишь на бумаге. Кому-то ее наличие ох как не выгодно!

Заместитель руководителя Департамента рыбной промышленности Мурманской области Вадим Соколов поясняет следующее:

- Как такое возможно, когда в том же Санкт-Петербурге любое судно “обрабатывают” в разы быстрее, чем здесь, в Мурманске. Живем в одном государстве, те же службы задействованы. Но на поверку оказывается такая разница! На мой взгляд, если бы была правильно налажена работа в этом направлении, то процентов на 30 как минимум можно было бы увеличить рыбоприток. Есть, конечно, еще и объективные причины. Например, пробелы в законодательстве. Сейчас в нашем регионе постоянно функционирует порядка 270 промысловых морских судов, принадлежащих судовладельцам Мурманской области. Но из них больше половины не могут зайти в родной Мурманск. По таможенным правилам. Согласно им, если судно проводило ремонт за границей, - значит, домой ему путь заказан. То есть зайти-то зайдет, а вот чтобы выйти в море, владелец такого судна должен заплатить 18 процентов НДС от стоимости судна и к тому же таможенную пошлину. В итоге набегает сумма немалая, если учесть, что само судно стоит миллионы евро. (Кстати, у морских транспортников в этом плане полегче. Есть такое понятие, как “перефлагирование” судна. Они и меняют флаги. Ходят российские суда и экипажи под чужеземными полотнищами по морским просторам, и никакие “эндээсы” в процентах им не страшны. Заходи в любой порт, ремонтируйся. И встречают их чуть ли не с музыкой у любого причала. Рыбодобытчикам такая роскошь не позволительна - существуют зоны рыболовства с государственными сферами влияния в них. - Авт.)

- Чиновники всех рангов и уровней понимают, что такое положение вещей - дикость, - продолжает свой рассказ Вадим Виссарионович. - На совещаниях все “за!” нормальный подход к этому делу. А на практике, когда необходимо уже конструктивно все менять и подготовленный нами проект уходит на согласование, то почему-то начинаются отказы в соответствующих службах. Как понимать такое положение дел?

Вадима Виссарионовича понять можно, Департамент рыбной промышленности Мурманской области озадачен. Если раньше был один орган в стране, контролирующий ситуацию в рыбной отрасли, то сейчас... Федеральное агентство по рыболовству, Министерство сельского хозяйства, Федеральная служба по ветеринарному и фито-санитарному контролю... Надо решить какой-то срочный вопрос - летят запросы-письма сразу по всем адресам. Под копирку. А решения по ним? Догадайтесь сами. Нет единоначалия, а значит, отсутствует и ответственность по тем или иным решениям. И кто от такого положения дел выигрывает? Ясно, что не государство - это уж точно.

Понятное дело, что рыбной отрасли надо помогать, как это происходит в других странах. Но помощь от государства почему-то задерживается. Вместо нее вводится, например, дополнительный налог на биоресурсы...

Все вышеперечисленное - лишь верхушка айсберга. Чтобы поднять все накопившиеся проблемы в рыбопромышленной отрасли, не хватит никаких газетных страниц.

И что прикажете делать во всей этой ситуации обычному добытчику?

Мнение всех местных чиновников, с кем довелось беседовать, сводится к одному - рыбаков обдирают до нитки, а взамен ничего не предлагают.

Вот такая вырисовывается печальная картина в сфере рыбного промысла.

Сокращенное... развитие

Мурманский морской рыбный порт, несмотря на все проблемы отрасли, продолжает еще держаться, что называется, на плаву. Пока продолжает. И вот внутри самого порта вспыхнул и начинает разгораться нешуточный скандал. Что-то неладное начало твориться в порту. Первыми забили тревогу докеры.

А предыстория такова. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 26 августа

2004 года № 1124-р Федеральное государственное унитарное предприятие “Мурманский морской рыбный порт” был включен в прогнозный план (программу) приватизации федерального имущества на 2005 год. На основании этого плана согласно вышедшим приказам и заключениям всех соответствующих федеральных агентств и институтов имущество ФГУП “ММРП” приватизировано путем преобразования в ОАО “ММРП” со своим уставным капиталом.

В данное время порт осуществляет деятельность по оказанию погрузочно-разгрузочных и транспортно-экспедиционных работ и услуг. Однако в процессе приватизации само ОАО “ММРП” осталось в федеральной собственности - сто процентов акций данного общества принадлежат государству (Росимуществу).

А теперь начинается самое интересное. Государство во исполнение своей экономической политики скоро будет продавать порт: пустит с молотка - объявит аукцион по его продаже. Вопрос: кому и за сколько? И, как это делается в подобных случаях, начнут расти ставки. Понятно, что если состояние порта будет плачевным, то и стартовая цена - соответствующей. Но не будем забегать вперед и тем более намекать на что-либо, а разберем имеющиеся на сегодняшний день факты.

В июне 2005 года на предприятии появилось новое руководство. На должность генерального директора ОАО “ММРП” претендовали семь человек. Конкурс выиграл не портовик руководящего звена со стажем, а мало кому известный на тот момент выходец из Санкт-Петербурга господин Сергей Бебенин. Надо сказать, новое руководство вдохновило весь коллектив порта своей, на первый взгляд, активной заинтересованностью в дальнейшем развитии ОАО “ММРП”. Но вот беда - слова сразу же стали расходиться с делом. Первые шаги по оздоровлению предприятия были сделаны не по пути привлечения инвестиций, увеличения грузопотока и модернизации устаревшего оборудования, а по уже знакомой всем схеме передачи в аренду самых прибыльных производственных комплексов порта. А потом и вовсе руководители принялись за довольно непопулярные методы: началось повальное сокращение штатов.

В этой связи генеральный директор порта Сергей Бебенин, давая официальную оценку событиям, происходящим в порту, в частности, пояснил в местных СМИ, что “сокращение персонала в ОАО “Мурманский морской рыбный порт” - всего лишь один из пунктов реализации программы развития предприятия”. По его словам, на сегодняшний день в Мурманском морском рыбном порту количество работников превышает необходимый предприятию персонал. Так как реальная экономическая ситуация такова, что ОАО “ММРП” не является и в принципе не может являться дотационным предприятием. А это значит, что порт не может списывать на издержки излишние кадровые расходы. “Еще в прошлом году, - отмечал в своих выступлениях Сергей Бебенин, - на общем собрании трудового коллектива я объявил о сокращении персонала во всех подразделениях. Почти год ОАО “ММРП” сокращало управленцев, в июле 2006 года подписан приказ о сокращении докеров. Сокращение коснулось докеров в последний момент и вызвано экономическими реалиями. Цифры таковы: из 236 докеров рыбного порта за три месяца нынешнего года 77 человек не работали, то есть “сидели на простое”.

И вот началось массовое сокращение докеров, которые являют собой основу основ, представляют, если можно так выразиться, портообразующую составляющую. Без докеров порту не выжить. Под сокращение попадают 93 человека. Среди них и члены профсоюза докеров. Естественно, местный профсоюз озаботился ситуацией.

- Да мы не против сокращения, - рассказывает председатель профсоюзной организации докеров Российского профсоюза докеров Мурманского морского рыбного порта Павел Соболев. - Другое дело, как это происходит, ведь речь идет о людских судьбах, и пойдет ли вообще такое массовое сокращение на пользу порту. Людей и так уже мало - у нас естественная текучесть кадров порядка 30 докеров в год. Администрация исходит из простоев по работе. Но, позвольте, при этом не учитывалась статистика по отпускам и больничным. Сегодня средняя зарплата докера в 27 тысяч рублей значительно выше средней по порту. Арифметика проста. Вот администрация уповает на снижение объемов работы порта, на те же простои. Объемы остались практически на том же уровне, что и пару лет назад. А когда происходят вынужденные простои, докеру идет просто тарифная ставка - две трети от часовой тарифной ставки. И она у нас мизерная - 15 рублей 81 копейка. А если увольнять по сокращению, то необходимо полгода еще выплачивать пособие по 27 тысяч рублей. Получается-то выгоднее не увольнять. Ведь сегодня реалии таковы, что за несколько лет люди сами разбегутся. Вот вам и экономия средств. На мой взгляд, настоящий хозяин, радеющий за более выгодное с точки зрения финансов положение своего предприятия, так бы ни в коем случае не поступил. Да и к тому же сегодня средний возраст докера в порту 50 лет. В недалеком прошлом набрали молодых, обучили их, опять же затратили на них деньги - и что в итоге? Они тоже попадают под сокращение. С октября прошлого года начались систематические задержки по заработной плате. Никогда, даже в самые тяжелые времена, такого еще не было.

По словам Павла Васильевича, все эти катаклизмы в порту происходят на фоне других не менее интересных событий.

Хитрая аренда

В конце прошлого года порт заключил договоры аренды на передачу во временное пользование (сроком на десять лет) “Нефтеперегрузочного комплекса” (нефтебаза) и “Транспортно-складского комплекса” (угольная база). Эти договоры по сути своей являются убыточными, сумма аренды в разы меньше рыночной. Другой немаловажный вопрос - надежность самого арендатора, его добросовестность и платежеспособность, то есть то, что называют кредитной историей. Оказывается, никакой “истории” не было и вовсе. Оба юридических лица, получивших в аренду Нефтебазу (ООО “Первый Мурманский терминал”) и угольную базу (ООО “Второй Мурманский терминал”), были зарегистрированы в Санкт-Петербурге на одно лицо - некого господина Сергея Михайловича Паршина - и за... два месяца до заключения договоров. И вот результат. Согласно данным прокуратуры, за первые полгода новоявленные арендаторы задолжали порту ни много ни мало 32 миллиона рублей. И это при нехватке средств для выплаты зарплаты и отпускных работникам порта! Но самое интересное - в другом. Дело в том, что аренда состоялась в двадцатых числах декабря 2005 года. Но на тот момент порт именовался еще ФГУП. Позвольте, но это уже нарушение Федерального закона № 61 Российской Федерации “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях”. А именно статьи 18-й, где под пунктом 2 черным по белому значится: “Государственное или муниципальное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества или иным способом распоряжаться таким имуществом без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия”.

Сотрудники местной прокуратуры не посчитали все это противозаконным. А администрация порта по-прежнему называет горе-арендаторов перспективными инвесторами своего предприятия.

“Добро” на сделку дал руководитель Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Мурманской области Борис Миков. Однако федеральный центр своего решения по этому вопросу не принимал. Только вот почему из всех возможностей, предоставленных законом в таких случаях, выбирается самая невыгодная во всех отношениях сделка для порта, а значит, и для государства? Это остается загадкой. Хотя в законе есть небольшая лазейка: нормативными документами предусмотрено, что “заключение договоров аренды осуществляется, как правило, на конкурсной основе”. Почему в местном Росимуществе не поинтересовались даже о причине предоставления вдруг такого вот “исключения из правил” и одобрили пакет документов с “нужными” для порта арендаторами? А ведь речь идет о государственном имуществе, составляющем ни много ни мало 18,25 процента от основных производственных средств и нематериальных активов порта. Бывшие директор порта Андрей Тарасенко, первый заместитель Петр Бутусов документально могут подтвердить доходность нефтебазы порядка 20 миллионов долларов США. Мало того что оба договора заключены на заведомо заниженную сумму, но и, кроме всего прочего, договоры эти вообще не предусматривают восстановление изношенного в процессе работы оборудования.

- Интересно то обстоятельство, что точно такое же мы уже проходили в 90-х годах, - рассказывает бывший первый заместитель директора порта, а ныне помощник мэра города Мурманска Петр Бутусов. - Наступаем на те же грабли. Тогда еще отдали нефтебазу одному акционерному обществу. Через два года оно лопнуло. Грубо говоря, попользовались нефтебазой и бросили. Мы вернули ее себе, но уже с огромными долгами. И все-таки вылезли мы тогда из той ямы. Сделали так, что в 2002 году нас признали платежеспособными. Еще несколько лет назад только по нефтепродуктам порт перерабатывал свыше двух миллионов тонн груза. Практически вышли на проектную мощность. И это при том, что еще в 1997 году у нас было всего 157 тысяч грузооборота лишь по рыбопродукции. Но и тогда мы выжили за счет других мощностей - тех же нефтяной и угольной баз. А тут за полтора года довести все предприятие до ручки! Где это видано! Напрашивается вопрос - а зачем вообще брал это хозяйство? Вот сейчас администрация порта сетует на то, что растут тарифы на энергоносители. Но позвольте, тарифы стали расти не вчера. На то ты и руководитель, изыскивай средства, работай. Где инициатива? Где самоотдача? Нынешний гендиректор отдал эти базы неизвестно кому - самые эффективные подразделения порта, за счет них в самые сложные времена порт всегда оставался на плаву, выживал. А сейчас что происходит?

Озабоченность проблемами порта объясняется не только служебным положением Петра Павловича. Он - портовик со стажем. Прошел все ступени от обычного механика до первого заместителя директора. Порт для него и сейчас неотъемлемая часть жизни, и он не может спокойно взирать на происходящее там. Однако перейдем от эмоций к фактам.

Согласование на аренду было получено и от Управления Федеральной антимономольной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Кстати, тоже непонятно, почему именно ведомство из Северной столицы вдруг занималось Мурманским предприятием? Ведь здесь, в Заполярье, есть своя подобная служба. Позицию стороннего наблюдателя занимает сейчас совет директоров ОАО “ММРП”. Из пяти его человек трое - должностные лица Федерального агентства по рыболовству. Один из них и подписал документ, разрешающий сдачу в аренду нефтяной и угольной баз Мурманского морского рыбного порта. Пока еще принадлежащего государству Российскому.

Вот и получается, что манипуляции с имуществом порта затрагивают в конечном счете кровные интересы его работников. В прямом смысле слова на их глазах за счет средств порта содержится штат работников угольной базы и производятся ремонтные работы, астрономически увеличивающие убытки предприятия. А докерам говорят, что нет средств, предприятие убыточное. Профсоюз не стал мириться с таким положением дел и обратился с соответствующими запросами в прокуратуру и Мурманскую областную Думу.

“Первичная профсоюзная организация докеров Мурманского рыбного порта озабочена судьбой своего предприятия, которое в скором времени прекратит свое существование как единый комплекс государственного и стратегического значения для всей рыбной отрасли северного бассейна...” - пишет в своих обращениях председатель профсоюза Павел Соболев. Он поясняет, что сама процедура передачи в аренду проходила скрытно. Вплоть до марта 2006 года в администрации порта утверждали, что “аренда” - это лишь предполагаемая сделка. Хотя аренда состоялась еще 23 декабря 2005 года.

И опять вопрос остается открытым: для чего нужно было вводить в заблуждение коллектив предприятия? Ради каких целей?

Но и это еще не все. Сейчас, по имеющейся информации, планируется к сдаче в аренду, и опять же без проведения конкурса, “холодильник” и другие подразделения порта. Помимо этого, есть данные о том, что одной из известных сотовых компаний арендуется помещение, принадлежащее порту, по цене в 10 раз ниже рыночной. Кроме всего, между ОАО “ММРП” и “Собинбанком” заключен кредитный договор под финансирование оплаты труда работникам порта. Опять же договор заключен без проведения конкурса. 19 июля 2006 года на собрании трудового коллектива генеральный директор порта Сергей Бебенин заявил о том, что работникам порта необходимо заключить договоры на получение кредита в счет зарплаты в “Собинбанке”, которые будет погашать порт. Чтобы понять, для чего это проделывается, не надо быть экономистом. У порта нет денег. А что делает нерадивый хозяин дома, когда обнаруживает, что финансовое положение в семье туговато? Получается, идет по всем магазинам и тратит последние сбережения. А почему бы не гульнуть напоследок?

Вопросов накопилось предостаточно. Резонно было бы побеседовать с самим генеральным директором ОАО “ММРП” господином Бебениным. Однако от встречи он отказался.”У меня есть более важные дела, чем отвечать на ваши вопросы!” - категорично сообщил голос в трубке на том конце провода. Что ж, это право Сергея Михайловича. Но, согласитесь, от этого вопросов становится только больше.

Юридические шероховатости

Местная власть и местная милиция, можно сказать, бессильны в сложившейся обстановке. Они стали заложниками обстоятельств. Пару лет назад порт вывели из “зоны ответственности” УВД Мурманской области, а местная власть практически не имеет никакого влияния на процессы, происходящие на предприятии. Ибо оно, это предприятие, - федеральная собственность.

Зато многие понимают, к чему могут привести подобные игры с портом.

Не от того ли так уверенно себя чувствует главный портовик, что последние проверки сотрудниками местной прокуратуры и Департамента обеспечения правопорядка на транспорте МВД России так и не установили в действиях администрации каких-либо фактов неправомерных деяний? И действительно, все вроде бы по закону. По правилам, на первый взгляд. Однако юридических нестыковок и шероховатостей в этом деле ох как много. Есть большое количество документов и фактов, которые требуют внимательного и глубокого анализа специалистов в данной области. Много вопросов к конкретным чиновникам федеральных агентств и ведомств, в чьей компетенции находится деятельность Мурманского морского рыбного порта.

Мы не хотим категорично утверждать, что порт преднамеренно ведут к банкротству. Однако схема действий руководства порта уж больно смахивает на эту процедуру. Безусловно, в конечном итоге во всем должны разобраться профессионалы. И такие специалисты уже в Российской Федерации есть. Все материалы, которыми располагает редакция, после публикации будут направлены по известным нам адресам. О результатах проверки мы непременно сообщим в одном из ближайших номеров. Временщики, возглавляющие сегодня порт, скорее всего простые стрелочники, то ли по злому умыслу, то ли из-за некомпетентности ведущие порт к запланированному банкротству. Совершенно не понятно, на что они надеются? Что все им сойдет с рук? Что никто ни за что не будет отвечать? Напрасно. Все тайное становится явным. В ближайшее время в мурманском порту будет масштабная проверка специалистов из Счетной палаты. О ее результатах мы сообщим. Можно быть уверенными, что они объективно и всесторонне изучат все явные и скрытые предпосылки к умышленному созданию и увеличению неплатежеспособности порта как госпредприятия. Повторимся, пока еще государственного предприятия.

Главное в этом деле - сыграть на опережение, на профилактику данного вида преступления, каковым сегодня является преднамеренное банкротство, которому есть соответствующее определение в Уголовном кодексе.

МурманскМосква

От редакции

Автор имеет право подать проблему так, как он ее увидел. А редакция вправе оставить мнение автора как таковое. Но в любом случае налицо - нарушение права собственника, признаки, на которые государство и правоохранительная система должны адекватно среагировать.

Предлагаем высказаться по этой теме всех заинтересованных лиц, соответствующие ведомства и организации.