Захватывающая история

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Подоплека силовой спецоперации по сносу поселка «Речник»

1264406350-0.jpg Ветераны войны против действующих генералов, ОМОНа, судей, московских чиновников и «черных рейдеров», нанятых властями, чтобы отобрать под коммерческую застройку землю в охраняемой природной зоне… Снос поселка «Речник», входящего в состав Москвы, стал самым громким событием прошлой недели. Освещение центральными каналами телевидения было беспрецедентно подробным, а относительно нейтральные высказывания репортеров разбавлялись предельно жесткими репликами пострадавших. Тема «Речника» была публично поднята даже на Госсовете, где резкое выступление лидера партии «Яблоко» Сергея Митрохина выслушали и президент Дмитрий Медведев, и мэр Москвы Юрий Лужков.

Однако общая логика повествования большинства СМИ такова: «речники»-олигархи, отстроившие себе дачи, существуют незаконно, и потому власти можно обвинить только в бесчеловечной процедуре выселения. Последнее, безусловно, бросается в глаза: ночной штурм, слом жилищ, разграбление имущества, безучастные к тому судебные приставы и милиция, которая больше охраняла непонятных людей в камуфляже, выкидывавших людей на мороз, чем права граждан… Незаметными остаются подоплека и скрытые механизмы событий, хотя именно там, где пересеклись и сшиблись интересы московских властей и различных отсеков федерального центра, силовиков, желающих отжать себе еще немного собственности, и тех, кто надеется использовать этот конфликт для очень серьезной политической партии, — и кроется суть вещей.

Кто пострадал

Садовое товарищество «Речник» было создано в 1957 году, когда Канал имени Москвы выделил своим сотрудникам в бессрочное пользование участки под фруктовые сады, а годом позже — разрешил и дачные домики.

Две трети построек на территории «Речника» и сегодня — весьма непритязательные сооружения. В некоторых до сих пор живут изначальные хозяева, среди которых 84 ветерана Великой Отечественной войны или их вдовы. Да, некоторая часть «речников» возвели на участках дома уже другого типа — двух- и трехэтажные. Однако юридически это — некапитальные строения, потому что у них нет фундамента. А значит, их — теоретически, конечно, — можно разобрать и перевезти на другое место (на что особое внимание обращают чиновники). Но в любом случае для многих обитателей этих «дач» это — единственное жилье. Конечно, есть и несколько капитальных особняков, с хозяевами которых не знаком даже председатель товарищества «Речник» Артеменко и против сноса которых никто, собственно, сегодня и не возражает.

«Речники» абсолютно спокойно существовали вплоть до 2006 года, когда правительство Москвы издало постановление о включении поселка в территорию особо охраняемой природной территории (ООПТ) парка «Москворецкий». Решение выглядит как минимум странно, потому что «Речник» построен на рукотворной насыпной дамбе, и вся местная растительность также рукотворна — жители сажали.

В том же 2006 году был принят Закон «О дачной амнистии», в соответствии с которым граждане России получили возможность официально зарегистрировать постройки, находящиеся на землях в собственности или на правах бессрочного пользования. «Речники» решили воспользоваться этой возможностью.

В августе 2008 года 25 человек подали документы в местное управление Федеральной регистрационной службы. Им, после долгого раздумья, отказали без объяснения причин, а потом вообще не стали принимать документы. Тем временем префектура ЗАО Москвы подала иски в районный суд о признании зданий самостроем — и суд чиновникам не отказал. (При этом пять других садоводческих товариществ, созданных на землях Канала им. Москвы, но на территории Московской области, успешно оформили свои права.) Большинство жителей подали апелляции, особенно по тем решениям, что были приняты заочно. Апелляции — внимание, это очень важно — до сих пор находятся на рассмотрении судов разных инстанций. Иски некоторых жителей приняты Страсбургом, а по некоторым строениям вообще никаких решений судов еще в принципе не было. То есть начинать исполнительное производство — сносить дома и выкидывать жильцов, — мягко говоря, рановато.

Здесь напрашиваются определенные параллели, ведь подобная практика — любимая технология рейдеров: получить (не важно, каким способом) решение любого районного суда в свою пользу и на его основании при поддержке неопознанных силовых подразделений войти на «объект», а дальше — судитесь, сколько хотите, все равно уже все уничтожено.

Отсутствие должного юридического, да и человеческого обеспечения акции по сносу «Речника» стало очевидно уже в первый день открытой фазы конфликта. «Ангелина Абрамова узнала, что ее дом будут сносить в шесть утра 21 января, узнала, что по ее поводу вынесено заочное решение суда, причем ошибочно, — говорит депутат Госдумы Антон Беляков. — Несколько месяцев назад участковый милиционер получил поручение пройтись по «Речнику» и идентифицировать хозяев домов. На территории дома Ангелины Абрамовой нашли некоего работника, переписали его паспортные данные и на его имя подали иск, хотя человек не является правообладателем. Более того, еще и ошиблись в адресе дома — документы были на дом 1а, а не на дом 1. Получается, что это юридический бред реализован при помощи дубинок ОМОНа».

«На вопрос, каким образом было установлено право владения данным помещением, представитель префектуры ЗАО мне ответил, что была создана комиссия, которая определяла, кто является собственником, — продолжает Андрей Клычков, депутат Мосгордумы. — Вы меня извините, каким образом «комиссия» может решать, кто является правообладателем?»

Кстати, площадь дома 1 составляет около 200 квадратных метров, а не 1000, как заявил префект Западного округа Юрий Алпатов. В категорию дворцов такая постройка попасть не может.

В субботу я встретилась с Линой Абрамовой, она все в той же одежде, что и в то утро, когда ее штурмовали, только вся в синяках (у нее есть справка о побоях). Она не просто в депрессии, она — в психологической коме. Когда я по просьбе членов Общественной палаты пыталась объяснить ей, какие документы необходимо предоставить, она сказала: «У меня кроме садовой книжки на руках ничего нет, все под завалами дома. Как искать, я не знаю». Там же, под завалами, и одежда, и мебель, и прочий скарб.

Тем временем рабочие некой «подрядной организации», которая производит снос, активно вывозят остатки дома. Все, что под руинами, для них — мусор.

Кто это сделал

Две ночи подряд нанятые непонятно кем рабочие пытаются разворовать имущество, выкинутое из домов в ночь штурма, дежурные бригады «Речника» отбиваются от мародеров как могут. Поселок полностью оцеплен милицией, вокруг разбросали колючую проволоку — и все стало окончательно напоминать контртеррористическую операцию. Каждый день жители «Речника» ведут детей в школу пешком, по морозу, за несколько километров, потому что проехать нельзя — колючка и кордоны, опасаясь, что обратно их уже не пустят. За продуктами ходят по льду канала им. Москвы — так безопаснее.

«Мы направили генеральному прокурору обращение, в котором попросили дать оценку действий и правомерности исполнительной власти и правоохранительных органов, — рассказал «Новой» Владимир Васильев, председатель Комитета по безопасности Госдумы. — Сейчас главный вопрос, который должен решатся: нельзя проводить такие действия при минус 20 ночью, это бесчеловечно».

А начальник управления службы судебных приставов по Москве Фердауис Юсупов делает фантастическое заявления, которое пострадавшие и их защитники считают не соответствующими действительности: «Нами организована опись имущества в присутствии понятых и его охрана. Что касается якобы применения репрессивных мер и хищения имущества, я ответственно заявляю, что таких фактов нет». Такие факты есть. Описи имущества не было, а «понятых» было много, в том числе члены Общественной палаты и депутаты Госдумы — так вот, они утверждают прямо противоположное.

«Мы видели, как безжалостно уничтожали личные вещи, — рассказывает член Общественной палаты Александр Брод. — Здесь живут не олигархи, а люди среднего достатка. И где они будут дальше обитать, или пополнят армию бомжей, или будут навсегда просто морально и физически искалечены — никого не волнует».

Личные вещи выкидывали из окон верхних этажей, хозяев к ним не подпускали. Ангелину Абрамову избили в своем же доме. Нескольких наиболее активных жителей в четыре утра четверга запихали в милицейский автобус и травили газом «Черемуха». (Заявления по этому поводу есть в прокуратуре.) Впрочем, очевидно, это тоже не представляется властям существенными — это просто сотрудники МВД так развлекались.

В эту систему вписывается и поведение префекта Алпатова, который оценил снесенный дом Абрамовой в 11 млн долларов. Я лично видела документ официальной оценки, где фигурирует сумма менее 8 миллионов — и не долларов, а рублей.

Но даже из этой скотской «системы» отношения к людям выбивается фраза полковника из ОВД «Крылатское». Репортеры, которым непонятные люди в камуфляже угрожали во время штурма физической расправой, обратились к человеку в папахе за помощью и комментариями. Полковник в комментариях отказал, наорал и сообщил, что за помощью нужно идти в ОВД, потому что «журналисты обстреливали блокпосты наших военных во время войны в Чечне». Ты кто, полковник, как твоя фамилия?

Впрочем, главные антигерои здесь даже не официальные лица, а сотрудники той самой «подрядной организации», которая и сносит дома, пока судебные приставы курят в стороне, а милиционеры выставляют оцепление по границам поселка.

«Я разговаривал с префектом ЗАО, и он мне сказал, что есть договор с подрядной организацией на 90 млн рублей, — говорит депутат Клычков. — Эта сумма, выделенная из городского бюджета, уже расписана между собственниками снесенных и подлежащих сносу домов, каждый должен будет заплатить примерно по два миллиона рублей за оказанные столь ценной «услуги» по уничтожению их имущества». Получается, что за снос каждой единицы ветхого жилья (их 37) подрядная организация получит по 2 млн рублей. Большинство домов не стоят столько.

Некоторых сотрудников этой странной подрядной «организации», которые бегали по «Речнику» в камуфляже и прессовали людей, узнал прибывший на место событий экс-депутат Мосгордумы Митрохин: «Это Фонд содействия реконструкции и благоустройству. Их часто привлекают на полузаконный или вообще незаконный снос. Они же работали и в рядом расположенном «Огороднике».

Кстати, далеко не только там. Удивительно то, что эта организация, официальные следы которой трудно отыскать, успешно заключает договоры с московскими чиновниками на совершение насильственного отъема и уничтожение чужой собственности (см. справку). Вопрос — в чьих интересах?

В чьих интересах

90 миллионов на самом деле — копейки. По сравнению со стоимостью «освобождающейся» земли. Напомню, по официальной версии, это делается для расширения территории парка «Москворецкий», где будут беспрепятственно отдыхать и радоваться жизни москвичи.

В это можно было бы поверить, если бы не несколько обстоятельств: теоретических и фактических. Статус особо охраняемой природной территории (ООПТ) вовсе даже не препятствует ее застройке. Например, по официальным заявлениям московских властей, по соседству с «Речником» совершенно законно на землях ООПТ существует куда более дорогой и элитный поселок «Мир фантазий», в котором проживают миллиардеры, сенаторы и генералы спецслужб. Веселое название несет на себе оттенок двусмысленности — вся эта роскошь оформлена как детско-юношеская спортивная школа «Виктория». Между прочим, по свидетельству того же Митрохина, охрану поселка осуществляет Фонд содействия ветеранам ФСО.

Кстати, инвестор проекта — компания «Теско» действительно построила в Москве спортивную школу. Правда, в Новопеределкине. Она называется «Борец» и имеет явный уклон в изучение самбо. Ее руководитель — заслуженный мастер спорта, неоднократный чемпион мира Игорь Куринной. А его отец — не только самбист, но и заслуженный деятель военно-космических сил. Как, впрочем, и Сергей Грищенко, владелец той самой компании «Теско», а заодно — обанкротившейся «КД-авиа». В связи с этим банкротством 2 декабря 2009 года г-н Грищенко был взят под стражу и ждет решения суда.

Но дело его живет. Не зря ведь новую школу официально поздравил с открытием тогда еще молодой президент Путин.

Но и это еще не все. На территории, примыкающей к «Речнику», в соответствии с постановлением правительства Москвы еще от 26 декабря 2000 года, планируется построить комплекс реабилитации инвалидов «Достоинство», включающий в себя и некий «гостиничный комплекс». Инвестор проекта — компания «Мир фантазий», «дочка» все той же «Теско». По окончании сноса «Речника» постановление наконец-то можно будет реализовать. И, безусловно, расширить и фантазии, и достоинство.

Если посмотреть на происходящее с точки зрения конечных бенефициариев — из числа приближенных к высшим федеральным чиновникам бизнесменов и генералов спецслужб, — то было бы несправедливо обвинять во всем произволе исключительно московские власти. Никто из крупных столичных чиновников или аффилированных с ними бизнесменов не имеет коммерческих интересов на этом золотом пятачке земли. Зато интересы людей, которых объединяет любовь к боевым искусствам и близость к спецслужбам, более чем очевидны. Остальные —лишь субподрядчики по их обслуживанию.

Неслучайно, по данным «Новой», тем общественникам и депутатам, которые оказались на месте конфликта, уже на следующий день позвонили: один звонок был из аппарата премьера — с требованием не мешать исполнению решения судов, другой из администрации президента — с просьбой разобраться тщательно и по закону.

Жертвы осады

В течение конфликта 2007—2009 гг. 12 жителей «Речника», пожилые люди, умерли:

1. Телегина Н.А. — умерла в 2008 г.

2. Четверкина В.Н. — в 2008 г.

3. Заверткина А.В. — в 2007 г.

4. Крамаренко Н.А. — в 2009 г.

5. Сухорева В.Н. — в 2007 г.

6. Моисеева О.В. — в 2007 г.

7. Воробьев В.Б. — в 2009 г.

8. Хишняк С.П. — в 2008 г.

9. Назаров А.В. — в 2008 г.

10. Балашев Н.П. — в 2009 г.

11. Дыгерн Б.М. — в 2007 г.

12. Болдовская — в 2008 г.

Справка

Фонд содействия реконструкции и благоустройству был создан в 2004 году и за это время отметился серией силовых акций с рейдерским подтекстом.

Официальным учредителем организации является Рудольф Ольгердович Аносов, о котором, впрочем, ничего более не известно. Директором в базах данных значится Андрей Сергеевич Смирнов, который, по одной версии, был арестован, а по другой — спокойно проживает в Испании.

В начале мая 2006 года бойцы фонда снесли ГСК «Войковский-1» по адресу: Ленинградское шоссе, д. 21 — без решения суда и одобрения городских властей. Символично, что в преддверии Дня Победы было уничтожено имущество многих ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны.

В июне 2008 года фонд соорудил парковку из металлических конструкций у дома 3 на улице 26 Бакинских комиссаров, которая была уничтожена при непосредственном участии Сергея Митрохина — тогда депутата Мосгордумы.

В августе 2008 года Таганский районный суд признал незаконным проведенный ранее фондом снос гаражей на Краснохолмской набережной. Выяснилось, что имело место банальное самоуправство. Фонд обязали выплатить штраф в размере 20 тысяч рублей и привести территорию в первоначальный вид, что, естественно, сделано не было.

В октябре 2008 года фонд активно участвовал в сносе садового товарищества «Огородник», расположенного в непосредственной близости от «Речника». При этом личные вещи многих людей, в том числе дорогостоящие, были погружены на автомобили и вывезены в неизвестном направлении.

Летом 2009 года фонд отметился в Люберцах, где гаражи-ракушки на улице Кирова были уничтожены вместе с автомобилями. При этом пострадавшим собственникам вместо компенсаций было предложено выкупить места в строящейся на месте гаражного кооператива многоярусной парковке — по 120 тысяч рублей за машино-место. На местного депутата Сергея Черкашина, который защищал собственность избирателей, впоследствии было совершено покушение. Пуля, выпущенная в лобовое стекло автомобиля, прошла в сантиметрах от головы депутата.

Экспертиза

Иван Стариков, профессор факультета экономики недвижимости Академии народного хозяйства при Правительстве РФ:

«Земельный кодекс РФ тихо подменили феодальным принципом условного держания прав собственности»

С тревогой наблюдаю за чудовищным актом государственного террора и вандализма, происходящего на наших глазах. Прекрасно представляю, где расположен поселок «Речник», так как практически каждый день езжу на работу мимо этого поселения. Мне абсолютно очевидно, что желание снести дома и освободить очень привлекательный участок земли в непосредственной близости к Москве-реке не имеет никакого отношения к заявлениям властей о том, что все это делается на благо горожан, в целях расширения особо охраняемой территории парка «Москворецкий».

В связи с этим невольно вспоминаю Жванецкого: «Что дадут — не верю и не поверю никогда, что отберут последнее — верю сразу и во веки веков». Через пару лет на этом месте будет элитный поселок бюрократии и приближенного бизнеса. Вот в это верю сразу и во веки веков. Один такой поселок с романтичным названием «Остров фантазий» (стоимостью аренды не менее 15 тысяч долларов в месяц за маленький коттеджик), построенный гораздо позже, нежели «Речник», не вызывает никаких вопросов ни с точки зрения природоводоохранных зон, ни с точки зрения оформления документов. Эта земля обеспечивает непрерывный поток конвертируемой валюты в карманы бедных бюрократов. Находящийся рядом «Речник», построенный 50 лет назад, не приносит прибыли, поэтому этот непрофильный актив вместе с «людишками» нужно снести.

Одной из главных заслуг нынешней российской власти считается принятие Земельного кодекса Российской Федерации. Путь этого документа, цель которого — защитить и упорядочить отношения собственности на главный национальный ресурс, землю, для граждан был тернист и занял 8 лет. Я был депутатом, когда проект Земельного кодекса впервые был внесен в Госдуму в 1994 году, а когда кодекс был окончательно принят в 2002 году, то голосовал за него уже как член Совета Федерации.

Одной из главных парадигм этого документа является единство земельного и имущественного комплекса, то есть подход, в соответствии с которым судьба земельного участка следует за судьбой объекта недвижимости. Так что построенные в середине 50-х и в последующие годы объекты недвижимости, которые сегодня крушат бульдозерами, неотделимы от земельных участков. Но это по закону.

Марк Твен как-то заметил: «Земля — это тот товар, который больше не производится».

Теперь следите за руками. Для того чтобы оформить право собственности на земельные участки, владельцам домов необходимо было провести межевание участка, согласовать его границы, собрать правоустанавливающие документы, сформировать землеустроительное дело, на основании чего получить кадастровый план, поставить участок на государственный кадастровый учет, затем провести государственную регистрацию права собственности. На самом деле у людей не было никакого шанса получить права собственности. Практически на всех стадиях этого процесса владелец участка должен был обращаться к чиновникам. Чиновники, я убежден, получили прямое, безусловно устное, указание не допустить оформление этих участков в собственность простых граждан, так как интересы чиновников несоизмеримо выше судеб жалких людишек, выбрасываемых в результате ночных погромов на 25-градусный мороз.

В отсутствие гражданского контроля когорта верхних феодалов с лакеями-вассалами в дрессированной городской думе тихо заменили Земельный кодекс, торжественно подписанный еще президентом Путиным, феодальным институтом условного держания прав собственности. Так что, Россия, вперед! К феодализму.

P.S. Публичная полемика вокруг «Речника» становится все более ожесточенной, а заявления противоречивыми. Так, в субботу член Общественной палаты Анатолий Кучерена сообщил: удалось добиться договоренности о моратории на снос зданий. Однако в тот же день замруководителя федеральной службы судебных приставов по Москве Евгений Лукьянчиков сказал, что приставы продолжат работу в понедельник

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::25.01.10