Зачем "насилуют" солдата Сычева?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Утка" об изнасиловании была выпущена госпожой Зинченко, сделавшей своей профессией статус солдатской матери

Оригинал этого материала
© "Дни.Ру", origindate::01.02.2006

Зачем "насилуют" солдата Сычева?

Елена Калашникова

Converted 20710.jpg

Была бы недавняя трагедия рядового Андрея Сычева такой же страшной, если бы журналисты не приписали, что, кроме всех названных ранее увечий, солдата еще и изнасиловали? Безусловно, была бы. А были бы материалы СМИ такими же захватывающими без этой пикантной подробности? Надо полагать, что нет.

Честь солдата

"Изнасилование" было придумано СМИ. Надо понять один важный момент. Андрей Сычев попал в страшную ситуацию. Он стал инвалидом. Но, слава Богу, жив. И ему еще жить в своем городе, своей области, в своей стране. Ему строить жизнь заново – с большими трудностями, но с помощью людей. Было жестокое избиение, но не было сексуального насилия. И это важно.

Между потерей ног и обесчещиванием лежит пропасть общественного восприятия. К человеку, получившему увечья, совсем иное отношение, нежели к человеку, подвергшемуся насилию. Первое – страшно. Второе – унизительно. И усиливать увечья изнасилованием, которого не было, – подло, жестоко и бесчеловечно. Так же бесчеловечно, как избивать молодого солдата.

Сочувствовать и сопереживать человеку можно разными способами: помочь деньгами, найти хорошего психолога, врача, провести курс реабилитации, выделить квартиру. И обязательно помочь сгладить все страшные моменты произошедшего, помочь как можно быстрее забыть о случившемся.

Моральное насилие для "красного словца"

Надо отдать должное федеральным каналам, которые, регулярно снимая сюжеты о состоянии солдата и ходе следствия, пользуются максимально щадящей терминологией: рядовому ампутировали ноги и он лишился жизненно важных органов. Но некоторые СМИ, называющие себя свободными и ставящие во главу угла только одну статью конституции – свободу слова, не намерены "замалчивать информацию". И читатели, военные, соседи и родственники Андрея Сычева могут найти с десяток статей о том, какие именно органы были ампутированы солдату.

Скажите, такие интимные подробности действительно помогают свободе слова, демократии? Они помогают следствию или способны остановить дедовщину в армии? Или тот факт, что теперь вся страна извещена, чего он лишился, хоть немного, но облегчит жизнь несчастного солдата?

Между тем есть еще уголовная статья, предусматривающая наказание за разглашение медицинского диагноза без разрешения больного.

Да просто списали они уже рядового Сычева. Никому и в голову не придет, каково будет молодому человеку, лишившемуся ног, жить в среде тех, кто уже представил себе, как надругались над ним сослуживцы. Каково будет его семье и близким? Можно подать в суд на эти СМИ, можно принести справку, что никто Андрея не насиловал, можно отсудить у изданий какую-то сумму денег. Но моральный ущерб невосполним. Как будто мало было солдату подонков-сослуживцев. К этим подонкам добавились еще и другие – те, кто придумал и запустил "утку" про изнасилование.

Солдата сделали информационным поводом

Корреспондент журнала "Эксперт" Олег Кашин провел свое расследование. Вместо цитирования "неназванных" врачей он сам приехал в Челябинск и вместе со столичной комиссией побывал в воинской части и больнице, где лежит солдат.

Кашин рассказал Дням.Ру, что отдельно поднимал тему: так было или не было изнасилование? "Следователи ссылаются на судмедэкспертов, которые говорят, что никакого изнасилования не было", – говорит журналист.

Впрочем, появление этой "утки" вызвало в Челябинске отдельный резонанс. Желание московских СМИ "усилить" свои заметки еще более шокирующими подробностями сказалось в первую очередь на семье жертвы и на военнослужащих, не замешанных в преступлении. "Тут отдаленная провинция плюс армия – это всегда более консервативное общество, – говорит Олег Кашин. – Самую негативную реакцию вызывает информация об изнасилованиях. Для солдат и офицеров это явление постыдное. Вот я сколько общался, они говорят, что невозможно себе представить, чтобы тот, кто занимается гомосексуализмом, мог с таким клеймом спокойно жить в этой казарме, в этой части, это же позор для военнослужащих".

Кстати, сегодня маме Андрея Галине Сычевой исполняется 52 года. "Она просто возмущена обилием совершенно разных публикаций, и от этого она замыкается в себе", – отмечает Кашин.

Дни.Ру связались с местной газетой "Вечерний Краснотурьинск", которая от сестры солдата узнала о произошедшей трагедии и обладает, пожалуй, наиболее полной информацией о случившемся. В результате оказалось, что "утка" об изнасиловании была выпущена вовсе не желтыми журналистами, а госпожой Зинченко, сделавшей своей профессией статус солдатской матери.

Председатель Комитета солдатских матерей Челябинска Людмила Зинченко сделала громкое заявление, спровоцировавшее лавину смакования самых жестоких подробностей: "Как рассказали анонимные источники, якобы в ночь на Новый год все перепились, обкурились дембеля (старослужащие). Послали этого мальчишку, так как он прослужил всего полгода, в деревню "за бабами", как они сказали, – отметила Людмила Зинченко. – Откуда пацан возьмет баб? Это элементарно. Мальчишка, соответственно, ничего, никого не привел. Они сказали: раз ты ничего не сделал, значит, будешь расплачиваться сам. Они его привязали к двум стульям. Когда привязывали, видимо, затянули так, что... А ведь более получаса, и уже начинаются некротические изменения в сосудах, в тканях, что и произошло. Якобы 21 человек его насиловал. Все это издевательство продолжалось где-то около четырех часов..."

Зачем ссылаться на "анонимные источники" и ставить клеймо на и без того пострадавшем пареньке? И ведь юридически подкованная женщина-мать Людмила Зинченко отгородилась от закона призрачным словом "якобы". Ведь если вдруг информация не подтвердится – а она уже не подтвердилась, – она будет доказывать суду, что вовсе не утверждала, что все так и было. Просто предположила. И еще больше унизила солдата. Но когда речь идет о громких выступлениях, кто вспоминает о морали?

Главный редактор "Вечернего Краснотурьинска" Александр Арцыбашев рассказал, что ему известны разговоры о возможном насилии:

– В нашей газете опубликована информация со слов его родных, они эту информацию не подтверждают.

– Говорят, что это подтверждали врачи.

– У меня нет такой информации, и мое имя рядом с такими вещами не надо писать.

На самом деле характерно, что человек, уважающий себя, свою профессию и свое издание, просит не связывать его фамилию с этим враньем. И характерно, что другой журналист, несомненно, так же себя уважающий и представляющий более серьезное издание, подливает масло в огонь, используя ложь для того, чтобы сделать свой политический материал более ярким.

"Если бы министр обороны Сергей Иванов не был министром обороны, а был бы рядовым батальона обслуги челябинского танкового училища, что бы с ним случилось? Полагаю, однажды его привязали бы скотчем к кровати так туго, что останавливается кровоток в ногах, насиловали бы несколько часов и изувечили бы, как изувечили рядового Андрея Сычева. Без раздумий, без закона и главное – без жалости", – пишет один известный журналист.

Произошедшая трагедия уже коснулась всех, задела за душу. Цель "не замалчивания" достигнута. Теперь жизненно необходимо довести дело до конца, не выделить бессловесного стрелочника, который ответит за систему, а изменить систему. Потому что, без сомнения, за этот кошмар несет ответственность целый ряд людей разных званий и положений, в том числе и министр.

Но чем должна закончиться эта история? Военной реформой, повышенным вниманием к отношениям в частях, а не нанесением еще большего вреда солдату Сычеву, не списанием его со счетов. Не надо превращать Андрея Сычева в буквы статей и звуки сюжетов. Он человек. Человек страшно пострадавший, но человек живой. Ему нужна помощь, поддержка, возмездие преступникам, а не эксплуатация его горя. Пора остановиться. Политическая борьба и рейтинги – это, как ни крути, не главные ценности в жизни.