Зачем Иоанну Златоусту две головы?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Зачем Иоанну Златоусту две головы? У нынешних "пиратов", подделывающих чудотворные мощи, было немало предшественников"

"В конце прошлого года в питерском храме, принадлежащем так называемой Российской автономной православной церкви (не путать с Русской православной церковью!) была выставлена для поклонения частица мощей Серафима Саровского. В Санкт-Петербургской епархии РПЦ частицу назвали ненастоящей и обвинили раскольников в обмане. А в начале 2007-го некий петербуржец выставил на интернет-аукционе мощи апостола Филиппа, оказавшиеся фальшивыми... Впрочем, истории с аферистами, торговавшими "нелицензированными" чудотворными останками и подделывавшими "сертификаты качества", известны издавна... Купи себе кусочек благодати Из всех ныне существующих частиц Креста Господня можно построить целый фрегат. Однако даже на нем не хватит места всем святым, если воссоздать их из мощей, им приписываемых. По словам преподавателя Московской духовной академии Московского патриархата историка Георгия Колыванова, жулики начали бизнес на реликвиях в незапамятные времена: "Однажды под видом мощей подделку из слоновой кости попытались продать Петру I. Он фальшивку распознал и отправил в Кунсткамеру". Почему мощи пользовались таким коммерческим успехом? Причин тому несколько. Прежде всего - жажда исцелений. Считается, что останки угодников Божиих даруют здоровье. И каждому хочется к ним приложиться, а еще лучше - всегда иметь кусочек благодати под рукой, дома. Мощи необходимы также для устройства храмов. По правилам VII Вселенского собора (787 год) строить церкви без "полагания мощей" (они должны быть в каждом "божьем доме") было запрещено. Нарушителей предписывалось отлучать от церкви. Правило это неизменно соблюдается в православных храмах и по сей день. Частицы мощей зашивают в специальный шелковый или льняной плат (антиминс), покрывающий престол. Но прикладываться к нему не полагается, к престолу вообще допускаются только священники. Популярность церквей напрямую зависит от наличия мощей особо почитаемых святых. Монахи-бенедиктинцы из Сен-Эммерамского монастыря во Франции где-то около 1050 года взяли и объявили, что в обители погребен святой Дионисий. Но этот святой считался покровителем Парижа, и на месте его захоронения к тому времени была воздвигнута знаменитая церковь Сен-Дени. Бенедиктинцы быстренько высекли и мастерски состарили надписи на камне, а затем отослали в Ватикан поддельные свидетельства того, что мощи чудотворца именно в их монастыре. Но мошенникам не поверили. В Кельн примерно в то же время привозили мощи волхвов. Тоже "пиратские". Но массовым этот рынок стал после IV Крестового похода (1204 год). Крестоносцы разграбили Константинополь, стали распродавать реликвии в Европе - и тут же появилось гигантское количество "копий": дешевеньких и подороже. В России скупка святынь поддерживалась государством. Церковный историк Николай Каптерев в книге "Характер отношений России к православному Востоку в XVI-XVII столетиях" (1914 год) писал: "Русские охотно, не жалея денег, приобретали от греков всякую святыню в полной уверенности, что Восток, лишаясь своей святыни, лишался вместе с этим и прочных основ благочестия, терял право на руководящую роль в религиозной жизни православного мира". Как царь объегорил монахов Большинство святынь в Россию привезли греки в XVI-XVII веках. Объясняли они это желанием спасти реликвии от поругания, но на самом деле, как пишет Каптерев, просто на них зарабатывали. Вот любопытный "прайс-лист" Посольского приказа (тогдашнего МИДа): "Гречанину Констянтину за часть Древа Креста Христова - 40 соболей в 30 рублей, 40 соболей в 20 рублей, гречанину Фоме Лекерову за 4 части Древа Креста Христова - соболями в 160 рублей, за руку святого Меркурия - соболями в 70 рублей, за часть мощей главы Иоанна Предтечи - соболями в 50 рублей, за части мощей апостолов Петра и Матфея по 35 рублей". Для сравнения: в XVI веке один-два рубля стоила лошадь или корова. В ХVI-XVII веках правительство скупило 23 части мощей святого Пантелеймона, 14 - Иоанна Златоуста, 14 - архидиакона Стефана, 9 - святого Луки, 7 - Иоанна Крестителя, 3 - апостола Филиппа, 4 - Марии Магдалины, 5 - Андрея Первозванного. А еще была глава Григория Богослова, хранившаяся до революции в Успенском соборе Кремля. Разумеется, скупка святынь не обходилась без скандалов. В 1655 году царь Алексей Михайлович попросил афонских монахов привезти в Москву для поклонения Крест Константинов (изготовленный императором) и главу Иоанна Златоуста. Написал грамоту с обязательством вернуть реликвии обратно. За услугу заплатил монастырю 2000 рублей. Но отдавать крест и мощи передумал. Спустя 10 лет афонские монахи прибыли с требованием вернуть "прикарманенное". Глава делегации монах Лука получил 1000 рублей и затих. Его помощник, возмутившийся было такой "коррупцией", загремел на Соловки. В 1693 году монастырь вновь напомнил об обещании вернуть бесценные святыни. Но правительство, пояснив, что указов с обещанием возвратить реликвии в архивах нет, предложило монахам гуманитарную помощь - по 500 рублей каждые 4 года (по нынешнему курсу ЦБ примерно 13-15 тысяч долларов). Эти деньги выплачивались до 1735 года. Но на Афоне решили отомстить и объявили: мы в Москву главу Иоанна Златоуста не отправляли, а послали голову Андрея Кесарийского. А если приложился к фальшивке? "Глава Иоанна Златоуста находится у нас, в Богоявленском соборе. А на Афоне считают, что у них, - настаивает на исторической справедливости пресс-секретарь Московской патриархии священник Владимир Вигилянский. - И это не единственный подобный случай. В Греции говорят, что у них - глава Андрея Первозванного, но в Италии она тоже есть". Историк Георгий Колыванов рассказывает, как однажды ему показали крест с мощами основателя Киево-Печерской лавры святого Антония: "Это была явная фальшивка. Мощи Антония Киево-Печерского пока не обретены. Вообще о подлинности мощей можно говорить с большой долей вероятности только тогда, когда их история документально прослеживается на протяжении полутора тысяч лет. А реликвии, связанные с жизнью Спасителя, нуждаются в самом серьезном исследовании. Ведь апостолы лично их никому не передавали. Все они были найдены гораздо позднее". Уточним: не ясно, где обретались 400 лет эти святыни. А ведь даже в семье любимая вещь сохраняется, ну, от силы пару веков, а потом сгинет - и все. Осторожность Георгия Колыванова вполне понятна. Лжемитрополиты, лжемонахи приезжали из Греции в Россию с "липовыми" грамотами от вселенских патриархов. Привезенные в Москву реликвии тоже обязательно имели грамоты (сертификаты), подписанные священнослужителями. Но кто может поручиться за эти документы, если тогда подделка печатей и подписей первоиерархов носила массовый характер? Да и в наши дни идут бурные дискуссии о подлинности мощей, вновь обретенных после падения богоборческого режима. В интернете полно статей, авторы которых ставят под сомнение идентификацию мощей святого Александра Свирского. При этом скептики охотно вспоминают признанный Церковью факт - мощи оптинских старцев Амвросия и Иосифа вначале перепутали. На все недоумения и смущения, связанные с подлинностью мощей, РПЦ дает простой ответ: если Церковь выставила мощи для почитания, то и прикладываться к ним можно, и молиться. Даже если когда-нибудь выяснится, что ошибочка вышла, греха на христианине не будет."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации