Зачем США наш плутоний

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Зачем США наш плутоний Тезисы выступления Эда Шишкина помощника Заместителя Администратора Государственной администрации по ядерной безопасности США на Девятом международном форуме по ядерной политике (10 июля 2002)


"Добрый день. В прошлом году, когда я выступал с речью по данной теме, я пытался успокоить тех, кто полагал, что остановка Программы по переработке плутония была неизбежна. Предсказатели прекращения программы оказались неправы. Эта важная инициатива существует и успешно реализуется. Сегодня я нахожусь здесь, чтобы рассказать вам о пересмотренной стратегии Администрации по ядерной безопасности и представить обзор внедрения этой важной программы по нераспространению.

Сейчас, как никогда ранее, США и России необходимо избавиться от избытка своего плутония оружейного класса. В письме Президенту Бушу 20 сенаторов США обозначили неизмеримую угрозу стабильности в мире в случае хищения плутония террористическими организациями и странами. Программа по переработке плутония была создана для снижения этой угрозы путем уничтожения количества плутония оружейного класса, достаточного для 8500 ядерных боеголовок.
Чтобы объяснить стратегию переработки плутония, необходимо обратиться к стратегии США прошлого года. С 1997 года Министерство энергетики придерживается двойственной стратегии, призванной (1) обращать избыток плутония оружейного класса в оксидное топливо, известное как МОХ, для излучения на действующих коммерческих реакторах и (2) помещать непригодный для МОХ плутоний в керамику, покрытую застеклованными радиоактивными отходами высокого уровня, – новый подход, называемый также «консервы в канистре».
Эта стратегия включала строительство и эксплуатацию трех больших объектов Министерства энергетики на реке Саванна: объекта для демонтажа наконечников ядерного оружия и обращения плутониевого металла в окись, объекта для производства топлива МОХ и объекта для обработки остального нечистого плутония. Расходы на каждый цикл при таком подходе составляют приблизительно 6 миллиардов долларов за 20-летний период. После выборов 2000 года к власти пришла новая администрация, всерьез обеспокоенная расходами и устойчивостью американо-российских программ. Подобные вопросы касались всех американских программ, и в результате был проведен 11-месячный обзор всех американо-российских программ в сфере нераспространения. По окончании обзора Администрация Буша разработала новый подход по переработке избыточного американского плутония, нацеленный на сокращение расходов и повышение эффективности программы. 
Согласно этому подходу США будут использовать топливо МОХ для переработки 34 метрических тонн избыточного плутония. Из этого количества примерно 6 метрических тонн относительно нечистого плутония, ранее предназначавшегося для «консервирования», сейчас будут перерабатываться на объекте по производству топлива МОХ. С этой целью буду увеличены мощности данного объекта. 
Расходы по переработке согласно пересмотренному подходу США составляют 3,8 миллиардов долларов за приблизительно 20 лет, т.е. на 2 миллиарда меньше, чем по предыдущему плану. Помимо более низких капитальных и эксплуатационных издержек финансирование в пиковый год сокращено на полмиллиарда долларов, а время на переработку плутония сокращено на три года. 
Согласно пересмотренной стратегии больше нет необходимости в объекте по обработке нечистого плутония, но увеличиваются мощности по производству топлива МОХ. Сейчас я бы хотел объяснить причины данных изменений. 
Прежде всего, это связано с расходами на программу по переработке американского плутония. При стоимости в 6 миллиардов долларов программа была слишком дорогой, принимая во внимание прочие внутренние потребности страны. Хотя стратегия, ориентированная только на производство топлива МОХ, позволяет значительно сократить издержки по сравнению с предыдущей совмещенной программой, многие спрашивают меня, не будет ли стратегия, ориентированная только на «консервирование», еще дешевле, и если это так, то почему Министерство энергетики не распорядится таким образом со всеми 34 метрическими тоннами. 
Стратегия «консервирования» менее дорогая, чем стратегия производства топлива МОХ. 
Тем не менее, Министерство энергетики не может следовать стратегии «консервирования», так как она неприемлема для России. «Консервирование» плутония неприемлемо для России, потому что оно не сказывается на качествах материала, который может быть впоследствии использован при изготовлении оружия. На многочисленных международных переговорах, конференциях, рабочих группах и встречах представители России придерживались жесткой позиции по этому вопросу. Хотя Россия согласилась на «консервирование» примерно 25% нашего плутония, она выступает резко против увеличения этого количества. Именно по этой причине внедрение стратегии, нацеленной только на «консервирование», разъединит американские и российские программы и положит конец уникальной возможности сократить реальную угрозу, исходящую от ядерных материалов.
Поэтому хотя «консервирование» плутония теоретически дешевле, оно не позволило бы США достичь своих целей в сфере нераспространения и государственной безопасности. Хотя Министерство энергетики приложило значительные усилия для разработки экономически выгодного подхода, важность издержек альтернативных проектов вторична по сравнению с вопросами государственной безопасности.
Я еще и еще раз подчеркиваю значимость стратегии по производству топлива МОХ в работе с Россией. Без программы по переработке плутония, основанной на производстве топлива МОХ, не было бы параллельной российской программы. Выбор стоит не между топливом МОХ или «консервированием» плутония. Выбор стоит между топливом МОХ и переработкой плутония в России или «консервированием» плутония в США и отсутствием переработки плутония в России. 
Помимо установления необходимой связи с российской программой, стратегия МОХ имеет и другие преимущества по сравнению с «консервированием». В отличие от «консервирования» плутония оружейного класса, которое не проводилось в промышленных масштабах, МОХ производится с использованием технологии, применяемой в Европе 40 лет. Более того, еще одно преимущество подхода, основанного только на производстве топлива МОХ, заключается в том, что переработку плутония таким образом можно начать уже в 2007 году, в то время как «консервирование» возможно только в следующем десятилетии, так как требуется определенное время для решения некоторых технических вопросов. Стратегия по производству топлива МОХ также предоставляет возможность своевременной остановки работы на объекте на реке Саванна. 
Мы достигли значительного успеха за последние несколько месяцев во внедрении пересмотренной стратегии производства топлива МОХ. Разработка объекта по производству топлива МОХ находится на последней стадии, при этом детальный план выполнен уже 60 %. Повышены осадочные мощности оборудования для переработки менее чистого плутония, который изначально предназначался для «консервирования». Дьюк, Когема, Стоун и Вебстер (Duke, Cogema, Stone, Webster, DCS) подали запрос на разрешение строительных работ в Комиссию по ядерному регулированию (Nuclear Regulatory Commission, NRC) и вносят в него соответствующие изменения для повышения осадочных мощностей. В настоящий момент планируется подать заявку на лицензию в октябре следующего года. Начало строительства объекта намечено на 2004 год, а запуск в эксплуатацию на конец 2007 года. 
Мы также работаем над дизайном объекта по демонтажу наконечников оружия и их переработке, строительство которого запланировано на 2006 год. Значительным достижением этого проекта является успешно продемонстрированная Национальной лабораторией Лос Аламос (Los Alamos National Laboratory) способность демонтировать и перерабатывать все виды плутониевых наконечников, имеющихся в арсенале США. Демонстрация была проведена на системе Ариес (Aries demonstration system), с которой были демонтированы наконечники. 
При подготовке к хранению и переработке плутония на объекте на реке Саванна Министерство энергетики составило всестороннюю документацию по вопросам охраны окружающей среды. Она включают два отдельных многотомных документа о воздействии на экологию и несколько отдельных экологических анализов с оценкой изменений в программе. Если кто-нибудь сомневается в тщательности нашего подхода, ему нужно посмотреть один их этих документов. Мы провели множество встреч с общественностью по всей стране, получили и проанализировали тысячи письменных комментариев и электронных сообщений. Тем не менее, Министерство энергетики будет продолжать проводить все необходимые исследования в соответствии с требованиями Акта по защите окружающей среды. 
Хотя у нас и были разногласия со штатом Северная Каролина относительно транспортировки плутония из равнин Роки на объект на реке Саванна, мы на пути к их решению. Эта программа слишком важна, чтобы можно было позволить иной исход. Помимо очевидной пользы в сфере ядерного нераспространения эта программа привлечет огромные инвестиции в штат и создаст свыше тысячи рабочих мест в течение проекта. Как и ранее, мы намерены продолжать сотрудничать со штатом Южная Каролина, чтобы выполнить свое обещание по вывозу плутония из штата и по дальнейшей реализации программы. Я считаю, что решение этого вопроса в интересах жителей Южной Каролины, работников объекта на реке Саванна, нашей работы по очищению окружающей среды, международной стабильности и ядерного нераспространения. 
При поддержке, обозначенной в бюджете Администрации президента США, Министерство энергетики намерено обратиться в Конгресс за необходимым финансированием  для выполнения программы на реке Саванна. Администрация предоставила дополнительные заверения в продолжении программы; проект бюджета на 2003 год, предложенный Конгрессу Администрацией Буша, содержит статьи по финансированию программы. Это очень необычная демонстрация поддержки Администрации президента, так как в бюджете конкретно определены суммы финансирования. 
Еще одним свидетельством поддержки является выступление Вице-президента Чейни, в котором он  заявил: «Программа МОХ – один из государственных приоритетов» и «неотъемлемый компонент борьбы с терроризмом». Мы считаем, что приверженность Администрации Буша, поддержка Конгресса, соглашение с Россией от сентября 2000 года и недавние обещания Большой Семерки участвовать в финансировании переработки плутония в России являются залогом продолжения программы. 
Не только США, но и международное сообщество выразило свою поддержку программы в России. Хотя обеспечение необходимого международного финансирования для этой программы всегда было и остается сложным, сейчас мы более уверены, что оно будет предоставлено по мере необходимости. Исполняющий обязанности Посла Гухин (Guhin) уже подробно обсудил этот вопрос. 
Свидетельство американской и международной поддержки продемонстрировало России, что мы привержены двустороннему соглашению по переработке плутония. Несмотря на небольшую задержку, переговоры с Россией продолжаются и мы прорабатываем технические детали программы в России. После изучения многочисленных способов переработки в США и России мы планируем завершить техническую разработку российской программы в ближайшем будущем. На следующей неделе я буду находиться в России для участия в работе Совместного координационного комитета и Совместного консультативного комитета с представителями Минатома. 
Все сказанное выше свидетельствует об успешной реализации этой важной программы. Мы внедряем пересмотренную стратегию МОХ; мы работаем над составлением необходимой документации по окружающей среде; мы завершаем техническую разработку программы в России; мы выполняем все эти мероприятия при полной моральной и финансовой поддержке со стороны Администрации президента и Конгресса. 
Благодарю за внимание. Буду рад ответить на все Ваши вопросы о программе. 
Перевод: The International Center "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации