Зачем вспомнили дело Вавилова?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Генпрокурор Устинов в присутствии членов следственной бригады якобы приказал: «Вавилова не трогать!»"

© "The New Times", origindate::19.02.2007

Зачем вспомнили дело Вавилова?

Возобновленное в конце 2006 года дело бывшего первого замминистра финансов Андрея Вавилова особой судебной перспективы не имеет — в апреле по нему истечет срок давности. Однако в межклaновой борьбе силовиков накануне выборов оно пришлось кстати. Что стало еще одним ударом по группе Игоря Сечина, ставшим возможным после отставки генпрокурора Владимира Устинова.

Олег Рубникович

Первый скандал

Converted 23466.jpg

Андрей Вавилов продал «Севернефть» «Роснефти» за $600 млн. Радость председателя совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина была омрачена тем, что Михаил Ходорковский назвал сделку коррупционной

В середине 1990-х годов имя первого заместителя министра финансов Андрея Вавилова фигурировало в скандальных историях неоднократно, поскольку высокопоставленный чиновник от имени своего министерства подписывал очень важные бумаги. Обвинение считает, что именно из-за этих бумаг госбюджет недосчитывался очень крупных сумм. Схемы при этом были задействованы разные, а наибольший резонанс вызвали три истории: операции Минфина и администрации Московской области с облигациями внешнего валютного займа, «газовые взаимозачеты» между Украиной и Россией, а также несостоявшийся контракт на поставку Индии истребителей МиГ-29.

Первый скандал разразился летом 1997 года, когда председатель Центробанка Сергей Дубинин направил премьер-министру Виктору Черномырдину письмо (копия находится в распоряжении редакции). В нем сообщалось, что Вавилов подписал договор, по которому администрация Московской области получала от Минфина на возвратной основе облигации валютного займа (ОВВЗ) на $656 млн. За счет операций с этими ценными бумагами подмосковные власти намеревались погасить долги по зарплате бюджетников. На основе договора областная администрация передала ОВВЗ в доверительное управление Уникомбанку под 3,5—4% годовых (тогда как средние ставки серьезных российских банков равнялись 12—16%). Уникомбанк же отдал облигации по сделкам репо и агентским соглашениям Московскому национальному банку и компании

«МФК — Московские партнеры», а выкупать обратно не стал «из-за отсутствия средств». Когда же подмосковным властям пришло время возвращать Минфину долги, то по их просьбе Уникомбанк для погашения купил у того же Минфина партию украинских гособлигаций, однако их стоимость составила всего $40 млн. Интересно, что платежи проходили через барбадосский банк «Луидор», принадлежавший первому зампреду Уникомбанка Андрею Глориозову. В результате Минфин вместо $315 млн (на тот момент—реальная рыночная цена ОВВЗ) обратно получил только $40 млн (копии договоров и платежных документов находятся в распоряжении редакции).

История получила резонанс, материалы направили в Генпрокуратуру, но в итоге все спустили на тормозах. По словам источников The New Times в банковских кругах, для Вавилова все обошлось потому, что в тот момент он входил в команду Виктора Черномырдина.

Второй скандал

Еще одна громкая сделка при непосредственном участии замминистра Вавилова была осуществлена в тех же 1996—1997 годах. В соответствии с многосторонним соглашением Минфин в счет погашения долга государства перед Минобороны перечислил $450 млн на счет дочерней компании корпорации «ЕЭС Украины» (ее тогда возглавляла Юлия Тимошенко). На эти деньги украинцы должны были закупить у «Газпрома» газ. В ответ украинская сторона обязывалась на такую же сумму направить на нужды российской армии стройматериалы и другие материально-технические ценности. Однако Минобороны получило товары только на $128 млн. Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело, предъявив обвинения начальнику Главного управления военного бюджета и финансирования Минобороны генералу Олейнику, который курировал в военном ведомстве сделку.

Дела в отношении Андрея Вавилова и Юлии Тимошенко выделили в отдельное производство. Генерал Олейник был осужден.Но дело Вавилова тихо закрыли, несмотря на то, что на суде генерал возлагал вину за срыв сделки именно на него.

( Георгий Олейник сначала получил три года колонии, затем приговор отменили, и он был оправдан. Однако позже по другому обвинению осужден на пять лет, лишен звания и наград. Генерал Минобороны Георгий Олейник оказался единственным из участников российско-украинских «газовых взаимозачетов», кто попал под суд.)

«Вавилова не трогать!»

Наконец, в то же время Вавилов санкционировал выделение из госбюджета ВПК МАПО «МиГ» (ныне Российская самолетостроительная корпорация «МиГ») $231 млн. Это был аванс под готовившийся контракт на поставку Индии истребителей МиГ-29. Из этих денег на $150 млн были куплены ОВВЗ, которые через Уникомбанк и Московский инновационный банк поступили в банк «Кредитный союз», который их и реализовал. Большая часть выручки (около $110 млн) была переведена за рубеж на счет подставной компании «Бент», после чего деньги пропали.

Через некоторое время МАПО «МиГ» получило от Минфина очередные облигации на $81 млн, которые заложило «Кредитному союзу» под некий вексельный кредитный договор. Он не был выполнен, облигации стали собственностью сначала «Кредитного союза», а затем Московского инновационного банка.

Генпрокуратура возбудила было уголовное дело, по которому проходили Вавилов, первый зампредправления Уникомбанка Андрей Глориозов, председатель правления Московского инновационного банка Илья Сташевский, председатель правления банка «Кредитный союз» Александр Баранов, финансовый директор МАПО «МиГ» Максим Ткачев и коммерческий директор этого предприятия, ставший впоследствии главой ВПК МАПО, Александр Безруков. Некоторых фигурантов арестовали, других объявили в розыск. Однако в 1999 году дело начало разваливаться.

Обвинения с Вавилова были сняты летом 1999 года. Тогда в правоохранительных органах чуть ли не вслух говорили, что генпрокурор Владимир Устинов в присутствии членов следственной бригады якобы приказал: «Вавилова не трогать!»

Выгодная сделка с «Роснефтью». Ходорковский

Тем временем Вавилов, уйдя весной 1997 года с госслужбы, вскоре стал хозяином «Северной нефти». Это стало возможным в результате допэмиссии акций компании, которые скупили несколько офшорных фирм Вавилова. Официально стоимость сделки не разглашалась, однако, по данным источников The News Times, речь шла о сумме от $50 до 100 млн.

Сам по себе факт приобретения нефтяной компании бывшим госчиновником, никогда до этого не работавшим в крупном бизнесе, вызвал в деловых кругах немалый шум. Но еще больший резонанс получила сделка по продаже «Северной нефти». Желающих приобрести компанию за $200-300 млн было немало, однако всех обошла «Роснефть», выложившая $600 млн. После этого в деловых кругах Вавилова однозначно отнесли к группе замруководителя администрации президента Игоря Сечина, ныне председателя совета директоров «Роснефти».

В том же году на встрече представителей Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) с Владимиром Путиным Михаил Ходорковский вслух возмутился сделкой и даже намекнул на ее коррупционный характер. Вскоре после этого в отношении главы «ЮКОСа» было возбуждено уголовное дело. По данным источников The New Times, именно Вавилов консультировал следствие по некоторым финансовым схемам, фигурировавшим в материалах дела. Впрочем, официально эти сведения адвокаты Михаила Ходорковского подтверждать не стали. Отметим, что вскоре после встречи президента с представителями РСПП в интернете была размещена запись телефонной беседы, якобы состоявшейся между руководителями «Роснефти»— президентом Сергеем Богданчиковым и Игорем Сечиным.

Выдержка из записи:

«С. ...Ходор купил Думу... Или мы работаем теперь, мы теперь его останавливаем, и идешь ты, или мы сделать ничего не можем уже потом...

Б. Это понятно...

С. ...Беру Вождя на себя. Он же не туркмен, чтобы памятник себе при жизни ставить и в цари вылезать...»

Против сделки выступал и губернатор НАО Алексей Баринов. В прошлом году в отношении него было возбуждено уголовное дело. Причем поводом стали события двух-трех-летней давности, о которых до этого никто не вспоминал.

(Дело в отношении губернатора НАО Алексея Баринова возбуждено в мае 2006 года. Он обвиняется в том, что несколькими годами ранее, в бытность главой «Архан-гельскгеолдобычи», вместе с двумя подчиненными незаконно получил квартиры, а также присвоил векселя возглавляемой им компании. Общий ущерб, причиненный подозреваемыми, следствие оценивает в 19 млн рублей.)

«Истечение срока давности»

Ситуация для Вавилова кардинально изменилась в 2006 году. В июне был уволен Владимир Устинов, приказавший подчиненным не трогать бывшего замминистра финансов. Своих постов лишились многие другие силовики из группировки Сечина. После этого новое руководство Генпрокуратуры стало доставать из-под сукна, казалось бы, забытые уголовные дела — сначала «Трех китов», затем и Андрея Вавилова. Пока же Генпрокуратура готовит запрос в Совет Федерации о лишении Андрея Вавилова неприкосновенности. Сам же бывший замминистра финансов находится в США и намеревается обжаловать судебные решения о наличии в его действиях состава преступления в президиуме Верховного суда России.

Его адвокат Александр Муранов отказался комментировать вопрос, почему расследование было реанимировано именно в конце прошлого года. Единственное, что он подтвердил: не исключена возможность того, что защите Вавилова придется прибегнуть к использованию формулировки «истечение срока давности».

***

Converted 23467.jpg

1. Этим письмом Андрей Вавилов предложил подмосковной администрации рассчитаться за облигации валютного займа украинскими ценными бумагами
***

Converted 23468.jpg

2. С помощью этого договора администрация Московской области предполагала рассчитаться с долгами по зарплате бюджетников
***

Converted 23469.jpg

3. Подпись Андрея Вавилова заверила право Московского национального банка участвовать в сделке с ценными бумагами
***

Converted 23470.jpg

4. Центральный банк Барбадоса подтвердил: первый зампредседателя Уникомбанка Андрей Глориозов — хозяин банка «Луидор»
***

Converted 23471.jpg

5. По ходу операции с облигациями замминистра Вавилов и подмосковная администрация меняли правила игры