Зачем губернатору деньги?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Аяцков никогда не держит в руках денег — за него всегда платят другие

1086599273-0.jpg Скандальная история с возбуждением и последующим закрытием уголовного дела в отношении саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова получила громкий резонанс. Один из наиболее известных российских губернаторов часто эпатировал публику двусмысленными высказываниями и прожектами. Но шумихе, поднятой на этот раз вокруг его имени, он и сам, пожалуй, был не рад. Говорить, что улеглось, — рано. В Саратове сейчас работают прокурорские работники из федерального округа, которые тщательно изучают все детали заведенного дела.

ЭПИЗОД I

Аяцковская “саранча”

Подписывая в январе 2002 года постановление “О погашении задолженности по таможенным платежам”, Дмитрий Аяцков даже в кошмарном сне не мог представить, что оно явится отправной точкой его уголовного преследования спустя два года. Подоплеку крупнейшей за всю историю Саратовской области сделки о приобретении комбайнов “Кейс” первым вывернул наружу региональный выпуск “МК в Саратове”, опубликовав в октябре 2001 года собственное расследование. В августе 1998 г. 100 американских комбайнов были куплены за 25 млн. долл. Оплату произвели из бюджетных средств. После этого распоряжением губернатора сельхозмашины передали фирме “Агротон”, зарегистрированной за шесть дней до прибытия “Кейсов”. В числе ее учредителей состояли Саратовский авиационный завод и две кипрские офшорные компании.

Эти комбайны в народе прозвали “саранчой”. По распоряжению минсельхоза области или по устному указанию свыше “Кейсы” порой за сотни верст перебрасывались с поля на поле и, не спрашивая согласия хозяев, убирали урожай. За навязанную услугу фирма забирала до 25% собранного зерна и исчезала. Учета собранного зерна, как правило, “Агротоном” не производилось. По оценкам редакции, сезонный “урожай” “Кейсов” доходил до 400 млн. руб.

По материалам публикации была проведена прокурорская проверка, в результате было возбуждено уголовное дело в отношении вице-губернатора Сергея Шувалова. Очевидно, чтобы быстрее закрыть набирающую скандальное развитие тему, Дмитрий Федорович 16 января 2002 года подписывает постановление об оплате из областного бюджета за ГУ “Продовольственная корпорация Саратовской области” (формального получателя комбайнов) 70 млн. рублей за просроченные платежи по растаможке “Кейсов”. Деньги были списаны со статьи расходов на поддержку местных сельских товаропроизводителей. Криминал здесь не только в том, что губернатор не согласовал постановление с областной Думой. А в том, что все это время комбайны работали на карман частной группы лиц.

ЭПИЗОД II

Перелетный губернатор

Для многих в области не секрет, что Дмитрий Аяцков активно пользуется губернаторским самолетом. “Як-40” правительство области взяло в аренду у авиационного завода. После этого произвели его доработку до класса “люкс”. В самолете оставили 15 посадочных мест, салон отделали кожей и деревом. Это обошлось бюджету в 3 млн. руб. Видать, Аяцков считал самолет своим, ибо стал бы он вкладывать в его модернизацию более 100 тысяч казенных долларов?

Как поведали нам специалисты саратовского аэропорта, губернаторский “Як-40” взмывает в направлении Москвы в среднем не реже одного раза в неделю. Есть рейсы в другие города, среди которых курортный Симферополь. Перелетный час на таком самолете стоит от 300 долл. Не трудно подсчитать, что в месяц губернатор налетывает 50—60 часов, и, следовательно, расходы на содержание его авиалайнера в год составляют 5—6 млн. руб. К слову сказать, президент не в пример Саратову богатейшей Башкирии пользуется обычным рейсовым самолетом.

Как признавались нам очевидцы, в губернаторском самолете летают не только губернатор и высокопоставленные чиновники, но и лица, не имеющие отношения к государственной службе, зато имеющие прямой телесный или деловой контакт с “хозяевами” самолета: губернаторские жена и дочь, жены вице-губернаторов, придворные ректоры вузов и бизнесмены. Если взглянуть в рейсовую книгу, то можно догадаться, что зачастую перелеты губернатора и его свиты не были связаны с делами службы, а носили сугубо личный характер, например на концерты или футбольные матчи.