Зачистка изнутри

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Волгоградской области новое руководство НВМУ Ростехнадзора вскрыло незаконные схемы обогащения чиновников

1232447617-0.jpg Федеральные власти могут сколько угодно с высоких трибун призывать к борьбе с коррупцией, принимать соответствующие законы и проводить аппаратные чистки. Региональные руководители будут с ними всемерно соглашаться. Однако без прямого вмешательства из Москвы ситуация на местах, похоже, не изменится. Наглядный пример тому Волгоградская область.

За последний год с небольшим здесь сменились начальники областных управлений МВД, ГИБДД и МЧС, главный судья области, руководитель Нижнее-Волжского межрегионального управления (НВМУ) Ростехнадзора. Разумеется, для одного города, пусть и с почти миллионным населением, ротация столь большого количества высокопоставленных руководителей является ситуацией чрезвычайной. Тем не менее, местные эксперты ждут в ближайшее время новых громких отставок и заведения уголовных дел.

Смена главы Нижнее-Волжского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора серьезных потрясений области вроде не предвещала. Сама по себе эта служба рядовому обывателю мало знакома. Когда прежнего руководителя НВМУ Ивана Никитина с почетом проводили на пенсию, на это мало кто в области обратил внимание. Первый «сбой» в региональной системе власти случился, когда Москва новым руководителем управления решила назначить не зама Никитина – Светлану Косенкову, а Александра Тюрина, не понаслышке знакомого с проблемами региона, но не вовлеченного в местные кланово-номенклатурные отношения.

Уже первое знакомство с делами показало новому руководству, что вокруг управления крутится немало коммерческих структур, явно своим поведением показывающие: «мы имеем серьезные преференции и отказываться от них не намерены». Технологическая и экологическая безопасность не только Волгоградской области, но и всей Нижней Волги и даже Каспия была поставлена под угрозу.

Примером безответственности стала проверка нефтебазы одной крупной нефтяной компании. Износ оборудования здесь приближается к ста процентам, однако проверяющий инспектор фактически ограничился замечаниями по покраске стен и подметанию пыли. В заключении по итогам проверки не было сказано ни слова о необходимости модернизации нефтехранилищ и проведении защитных мероприятий, несмотря на уже имевшие место пожары нефтяных отстойников.

Впрочем, что говорить о рядовых инспекторах, если даже заместитель руководителя управления Косенкова, мягко говоря, закрывала глаза на многие нарушения законодательства. К примеру, ОАО «Пласткард» получило от нее разрешение проводить отходы ртути не как «чрезвычайно опасные» (первый класс опасности), а всего лишь как «умеренно опасные» (третий класс). В результате только на плате за негативное воздействие на окружающую среду, которую «Пласткард» должен производить в бюджет, предприятие ежегодно экономило около пяти миллионов рублей. Существенные средства компания сэкономила и на оборудовании безопасного хранилища для своих отходов. И «Пласткард» был не единственным предприятием, которому было разрешено занижать класс опасности отходов.

Сложно сказать, из каких побуждений г-жа Косенкова делала такие поблажки предприятиям, но вряд ли их можно назвать благими, ведь речь идет как о безопасности окружающей среды, так и об угрозе для населения области. Пренебрегала ли она своими обязанностями или шла на их сознательное нарушение теперь предстоит разобраться правоохранительным органам. А в свете принятия пакета антикоррупционных законов им, очевидно, стоит поинтересоваться, насколько бескорыстна г-жа Косенкова была в своих побуждениях.

Эпизод с «Пласткардом» показывает, почему перемены в НВМУ, вызванные приходом нового руководителя не все в области восприняли позитивно. Меньше всего чиновники и руководители предприятий думают о безопасности окружающей среды. Зато очевидно, что на кону большие деньги. Не только нефтебазы и «Пласткард» обходились «малой кровью» при платежах в бюджет. Незаконными преференциями пользовались практически все крупнейшие предприятия области. И трудно поверить, что подобные поблажки прежнее руководство управления делало просто так.

Впрочем, свой собственный бизнес чиновники управления даже не считали необходимым скрывать. Опасные отходы встречаются практически везде. Даже в школах и детских садах. Обычные для нас люминесцентные лампы, например, проходят по первому классу опасности. А где есть отходы, там, в обязательном порядке должны быть и сертифицированные специалисты по работе с ними. Учиться такие специалисты могли и в коммерческих структурах, а вот сдавать экзамены и получать соответствующие удостоверения они должны были в управлении Ростехнадзора.

Впрочем, г-н Никитин сформировал совсем другую схему: незаконную, зато доходную. И обучением и аттестацией специалистов в области занималась одна и та же коммерческая фирма – ООО «Системы безопасных технологий». После того, как приказами г-на Никитина для ООО «Системы безопасных технологий» были созданы незаконные преференции, Светлана Косенкова лично подписывала письма к руководителям предприятий, в которых «ненавязчиво» рекомендовала им, куда именно надо отправлять специалистов на обучение.

Впрочем, если обучать специалистов, в нарушение антимонопольного законодательства, в Волгоградской области НВМУ рекомендовало лишь в одной компании, то оказывать услуги в сфере промышленной безопасности могли около 60 фирм. Но и на фоне этого разнообразия существовал список из 12 привилегированных компаний, среди которых было и вышеупомянутое ООО «Системы безопасных технологий». Любопытно, что учредителем и соучредителем этих 12 фирм выступает некая Ольга Буравлева, супруга полковника ФАПСИ Никитина, и соответственно сноха теперь уже экс-главы НВМУ Ивана Никитина.

Насколько обогатил семью Никитиных бизнес г-жи Буравлевой остается только догадываться. А вот как этот бизнес соотносился со служебными обязанностями ее свекра, давно следовало бы поинтересоваться компетентным органам.

Волгоград, конечно, город большой, однако не настолько, чтобы о нарушениях прежнего руководства НВМУ было ничего никому не известно. Тем более что сталкиваться с ними приходилось большому количеству людей: без разрешения Ростехнадзора невозможно заниматься производством, строительством, прокладывать коммуникации. На эти нарушения жаловались предприниматели, экологи и правозащитники. Однажды, после проверки деятельности НВМУ областными контролерами вопрос о выявленных нарушениях был даже включен в повестку дня волгоградской областной думы. Но никаких решений в отношении Никитина и Косенковой так и не последовало.

Как известно, Президент страны призывает к борьбе с коррупцией, Госдума принимает пакет антикоррупционных законов, руководство Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору стремится навести порядок в своем региональном управлении. А в природоохранной прокуратуре Волгограда в ответ на заявление о выявленных на «Пласткарде» нарушениях спрашивают: «А зачем вам это надо?»

Волгоградские чиновники, просидевшие на своих постах пять, десять, и более лет, конечно, соглашаются с Президентом, что с коррупцией бороться надо. Но они настолько привыкли к местному укладу, что даже очевидные нарушения закона таковыми не считают, и не понимают, зачем нужно ломать выгодные и удобные для них порядки, сложившиеся в области за последние десяток лет?

Пример Нижне-Волжского управления Ростехнадзора показывает, что лишь вмешательство федерального руководства Министерства природных ресурсов и экологии РФ и Ростехнадзора, и опора на людей, которые могут по-новому взглянуть на ситуацию, позволяет начать борьбу с коррупцией на местах.

Игорь АНТИПОВ