Защита Шаманова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Не добившись результата с помощью спецназа ВДВ, боевой генерал продолжил борьбу со следствием аппаратно-штабными методами

1272275435-0.jpg Рассказав о том, как командующий Воздушно-десантными войсками России генерал Владимир Шаманов послал два автобуса, набитых спецназом ВДВ, чтобы задержать следователя прокуратуры Целипоткина, мы не планировали возвращаться к этой теме. Но в дальнейшем выяснилось, что герой публикации официально объяснил появление статьи заговором террористов. В письме в Генеральную прокуратуру он описал свое видение произошедшего: «…Сепаратисты Кавказа… используя уголовное дело… по факту покушения на Барченкова, с целью полной моей дискредитации, проплатив от 5 млн. до 10 млн. долларов США, смоделировали ситуацию обвинения против моего зятя Храмушина А.А.». Мы рассказываем о событиях после статьи, потому что как-то уж слишком часто в последнее время журналистов стали связывать с террористами, решая политические и даже экономические задачи. Это видно и из инициатив, рождающихся в Государственной думе, и из публичных заявлений политиков.

Напомним, что 18 августа 2009 года, когда генералом был задействован спецназ, следователь Целипоткин производил выемку документов на предприятии, принадлежащем зятю командующего, находящемуся в розыске и скрывающемуся за границей члену преступного сообщества Храмушину (кличка Глыба). В доказательство редакция опубликовала полученные нами на законных основаниях аудиозаписи переговоров генерала, лично направлявшего спецназ и требовавшего задержать следователя.

До сих пор на половину этого прибыльного предприятия продолжает претендовать дочь генерала. Интересы Глыбы, ударившегося в бега после неудавшегося убийства (взрыва машины) председателя совета директоров холдинга «Щелковский» Дмитрия Барченкова из подмосковного Щелкова, продолжает по доверенности представлять сын генерала Шаманова, Юрий. Защита семейного бизнеса от процессуальных действий прокуратуры силами спецназа ВДВ, командование которыми ему было доверено за три месяца до инцидента, получила широкую огласку как событие беспрецедентное даже в современной, насквозь пронизанной коррупцией России. На служебную проверку Министерству обороны хватило месяца. Министр Сердюков тогда признал действия Шаманова недопустимыми, но ограничился тем, что 18 октября 2009 года специальным приказом вынес генералу предупреждение «о неполном служебном соответствии».

С тех пор инициатива Владимира Анатольевича не иссякла. Он продолжил свою войну со следователем отдела по расследованию особо важных дел Управления следственного комитета по Московской области Целипоткиным и сотрудниками МВД, ведущими дело, развивая удар по нескольким направлениям. Документы, полученные редакцией, и свидетельства очевидцев — тому подтверждение.

Вся история с Глыбой в чине зятя и покушением на убийство лежат на репутации командующего ВДВ тяжким грузом. И он обязан был показать начальству и общественности собственную, реабилитирующую, версию событий. В распоряжении «Новой газеты» имеется копия его письма в Генеральную прокуратуру, где Владимир Анатольевич излагает причины свалившихся на него неприятностей. По нашей информации, аналогичный документ он направил и в другой силовой орган.

В заявлении на имя Чайки (зарегистрировано в Генпрокуратуре origindate::04.09.2010) командующий ВДВ России генерал-лейтенант Шаманов сообщил, что якобы сепаратисты Кавказа в порыве мести за все, что он делал в период службы в Чечне, составили и начали неукоснительно осуществлять дьявольский по изощренности план по его личной дискредитации. Заговор затеяли после его отказа участвовать в выборах губернатора Ульяновской области в ноябре 2004 года. Для этого сепаратисты выделили от 5 млн. до 10 миллионов долларов.

Далее они якобы нашли в Щелковском районе «связанного с уголовными элементами и сотрудниками спецслужб» предпринимателя Барченкова и подкупили его. С помощью сотрудников одной из могущественных спецслужб заговорщики осуществили 9 мая 2005 года проход Барченкова на трибуну парада на Красной площади и с дальним прицелом на будущее сфотографировали его рядом с Шамановым. Через год с лишним подельники Глыбы взорвали машину с Барченковым, прокуратура начала расследование дела. И тут уж сепаратистские миллионы долларов сыграли свое дело: боевики быстро связали фигуру генерала с преступлением — о покушении и роли в нем зятя командующего ВДВ написали «Новые известия» и районная газета «Щелковчанка». А выживший коварный Барченков отдал в прессу предательским способом добытое фото. Выполняя приказ исламских террористов, предприниматель оставался при этом старостой двух отстроенных им церквей. Это если строго следовать логике Шаманова.

В заявлении генеральному прокурору генерал пишет, что редакция «Новой газеты» готовит публикацию и комментирует это так: «Лица, организовавшие кампанию по моей дискредитации (незаконные вооруженные формирования Северного Кавказа. — В.Ш.), продолжают оказывать влияние как на уголовное дело, в котором обвинение предъявлено моему зятю, так и распространять информацию через СМИ». Тут кое-что не складывается. Для цельности необходимо добавить к этой версии несколько пунктов.

Получается, что для дискредитации генерала сепаратисты загодя женили на его дочери уголовника Глыбу, ввели в управление захваченного Глыбой предприятия «Спортэк» его сына Юрия, видимо, для того, чтобы получать с этого предприятия дивиденды. Самого Глыбу вынудили организовать покушение на Барченкова. Но Барченкова при этом приказали оставить в живых как главное орудие заговора и, углубляя интригу, принудили самого Шаманова отправить на захват следователя Целипоткина спецназ ВДВ. Все это длилось несколько лет.

Итак, командующий объясняет свои злоключения заговором и вскрывает созданную для этого сепаратистами Кавказа щедро финансируемую ими коррупционную сеть из криминальных структур, следователей, сотрудников спецслужб и журналистов. Всю эту цепь рассуждений в официальном письме выстроил человек, решающий сложные задачи на ниве национальной обороны: организация учений, составление планов, подготовка заседаний и аналитических документов, в том числе секретных, в Генеральный штаб. Он знает методы организации разведки и отвечает за море единиц материального учета. Мы публикуем на сайте «Новой газеты» письмо генерала, чтобы было ясно, что это не хохма и не авторы шоу «Прожекторперисхилтон» его сочиняли.

Я благодарен командующему ВДВ России за то, что он не включил напрямую редакцию «Новой газеты» в преступную схему, организованную кавказскими боевиками. Мы все ожидаем новых интересных поворотов в его борьбе за свою честь. Но это противостояние не исчерпывается рассылкой писем с анекдотичной версией. После публикации в нашей газете пострадал так или иначе целый ряд сотрудников правоохранительных органов, занимавшихся расследованием и сбором улик по делу Храмушина. И мы не склонны считать это делом случая.

Гуляющий на свободе следователь Целипоткин не успокоился и готовит многотомное дело к передаче в суд. Он ведет против Храмушина не одно дело по покушению на убийство, Глыбу обвиняют в совершении целого ряда преступлений, всплывших в бандитской биографии. В том числе вымогательства. В распоряжении редакции есть весьма объемное письмо-жалоба генерала Шаманова на официальном бланке командующего Воздушно-десантными войсками Министерства обороны РФ (исх. № 568/10178 от origindate::05.02.2010) генеральному прокурору РФ Чайке, которое мы также публикуем на сайте газеты. Оно полностью посвящено защите Храмушина и его подельника Копьева, ожидающего суда в следственном изоляторе, обвинению следствия и не имеет никакого отношения к делам ведомства. По сути, это личное письмо Шаманова, которому придан официальный статус.

Процессуально ни Шаманов, ни его ведомство не являются стороной по делу и не вправе обращаться с подобными жалобами. По Закону «О статусе военнослужащего» командующий ВДВ обязан осуществлять служебную деятельность в рамках установленной законом компетенции и не допускать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету государственного органа. При любых обстоятельствах не может высший чин нашей армии писать в защиту зятя на официальном бланке, втягивая Министерство обороны самим этим фактом в попытки оправдать своего родственника, скрывающегося от Интерпола за границей.

Владимир Анатольевич пытается оспаривать факты, установленные четырьмя вступившими в силу приговорами судов. В своем письме генерал защищает Храмушина и других участников ОПГ по тем преступным эпизодам, о которых мы не писали (они не имеют прямого отношения к семье Шаманова), поэтому остановимся лишь на тех частях жалобы, которые относятся к событиям, описанным нашей газетой ранее и получившим широкий резонанс. Основные доводы направлены против следователя Целипоткина, которого генерал прямо обвиняет в должностных преступлениях, в том числе в фальсификации доказательств по делу об особо тяжком преступлении.

Я специально интересовался реакцией прокуратуры на нашу публикацию от origindate::21.09.2009. Сразу после нее было назначено и проведено несколько проверок действий следователя Целипоткина, даже дело у него на время изымали. Нарушений и фактов фальсификации доказательств не нашли. По логике вещей, это должно было повлечь возбуждение уголовного дела за клевету уже против самого Шаманова, подкрепившего свои заявления авторитетом Министерства обороны.

Чрезвычайно важно, что в письме Шаманов прямо ставит под сомнение результаты взрыво-технической и судебно-медицинской экспертиз, являющихся доказательствами, установленными вступившими в силу судебными решениями: «Заключение судебно-медицинской экспертизы № 693 от origindate::29.08.06 в отношении «потерпевшего» Барченкова Д.А. составлено только по медицинским документам, содержащим неполные сведения о якобы имеющихся у него телесных повреждениях». Генералу не нравится очень много: квалификация врача, проводившего осмотр, то, что осколки из тела Барченкова изымались в операционной не в соответствии с УПК, то есть не упаковывались во время операции и не сравнивались с осколками во взорванной машине. Он не верит, что осколки вынули не все, и требует доказать, что они вообще есть в теле чудом оставшегося в живых человека, не понимает, как этот потерпевший умудрился остаться в живых после использования взрывного устройства с кумулятивными поражающими свойствами.

Что же, военные с таким опытом много знают про кумулятивные устройства. Я тем не менее навестил предпринимателя Барченкова, которого Шаманов иначе как «якобы пострадавшим» не называет. Дмитрий разделся и прошел через стандартную рамку металлодетектора. Прибор на железо среагировал, шрамы в наличии именно там, где были сделаны во время операции. Рентгеновский снимок сомнений не вызывает.

На прощание Барченков продемонстрировал фокус — провел сильным магнитом вдоль тела. Кожа прилипла к магниту. Точнее, это были засевшие под кожей осколки. Так что это пострадавший — без кавычек и без «якобы», даже если завтра исчезнут все многочисленные свидетели взрыва его «Мерседеса».

Но самым серьезным продолжением генеральской борьбы следует считать целый ряд событий, произошедших после публикации нашей газеты, с участниками следствия. На сегодня мы можем констатировать, что пострадали и под разными предлогами были наказаны оперативные сотрудники уголовного розыска, работавшие по делу против Храмушина. После обнародования компрометирующих Шаманова рассекреченных переговоров был понижен в должности один из руководящих сотрудников криминальной милиции Щелковского УВД, непосредственный исполнитель оперативного дела, выполнявший поручения следователя.

До этого в отношении одного из опытнейших оперативников убойного отдела уголовного розыска Московской области пытались сфальсифицировать уголовное дело. Это тот, кто, собственно, раскрыл преступление, сотрудник, непосредственно отвечающий за розыск Храмушина. Согласно материалам подозрительно скоропалительной проверки, этот оперативник якобы помог скрыться одному из обвиняемых по делу о покушении на Барченкова. Без выяснения всех обстоятельств на опытнейшего сыщика в третьем поколении приказом по ГУВД Московской области было наложено взыскание с увольнением из органов. Этот приказ не был отменен даже после того, как следственный комитет вынес постановление об отсутствии в действиях уволенного сотрудника уголовного розыска состава преступления.

Кроме него подверглись гонениям сотрудники департамента Уголовного розыска МВД РФ, прикомандированные в группу непосредственного сопровождения следствия, выполняющие план оперативных мероприятий по розыску находящегося в бегах Храмушина. Управление собственной безопасности МВД организовало в их отношении проверку. Там посчитали, что в «Новую газету» утекли секретные документы, а именно аудиозаписи переговоров генерала Шаманова со спецназом ВДВ во время славного похода за головой Целипоткина. Хотя материалы со снятым грифом давно лежали в открытом уголовном деле. С ним уже знакомились процессуальные лица.

Я предполагаю, что эти события стали возможными не без участия одного из руководителей ГУВД по Московской области. Это он подписал упомянутый мной приказ об увольнении ключевого сыщика в деле и «принял участие» в судьбе прикомандированных милиционеров. В редакции имеются документы об инициированном по его же личной резолюции от 7 августа 2009 года расследовании о неуплате гендиректором Щелковского рынка Симаньчевой И.А. (Барченков — председатель совета директоров рынка. — В.Ш.) налогов в особо крупном размере. А 7 апреля этого года по постановлению все того же генерала милиции оперативная группа подчиненного ему 3-го отдела оперативно-разыскной части КМ по линии БЭП № 2 ГУВД по Московской области проводила оперативно-разыскное мероприятие в фармацевтической компании ЗАО ПП «Эндо-Фарм-А» холдинга «Щелковский» (руководитель — Барченков — В.Ш.).

Обвинение против Симаньчевой свелось к тому, что при продаже земельного участка у руководителя Щелковского рынка не было решения совета директоров и отчета независимого оценщика. Редакция убедилась, что уже на момент заведения дела в милиции имелись и протокол собрания совета директоров, и отчет независимого оценщика, полученные оперативниками под расписку. Как же возбудили уголовное дело против Симаньчевой, если в нем уже содержались реабилитирующие ее документы? Только после вступления в силу решения суда, признавшего незаконным постановление о возбуждении этого уголовного дела, атака подмосковных милиционеров на бизнес главного свидетеля против зятя генерала Шаманова временно прекратилась.

Совпадения, конечно, возможны. Но их обстоятельства удручают. Уголовное дело против руководителя одного из предприятий холдинга Барченкова Симаньчевой по приказу того же самого заместителя начальника ГУВД Московской области возбуждалось одним и тем же следователем дважды. Если это не свидетельства пристрастного, заинтересованного, личного участия милицейского генерала в деле Барченкова против Храмушина, то что это?

Редакция располагает достоверной информацией о встречах Юрия Шаманова, сына Владимира Анатольевича, с одним из руководителей подмосковного ГУВД, которые проходили в его служебном кабинете. Не исключено, что похожие визиты были и в другие места. «Шаманов обращался к одному из руководителей УФСБ по Московской области, пробовал их вовлечь в свою борьбу, — рассказал Барченков. — Но чекисты не стали брать себе в голову чужое похмелье».

Логично предположить, что договариваться о приеме у генерала областной милиции мог лишь человек соответствующего статуса или сотрудник его аппарата. Втянувшись в такие разборки, руководство подмосковной милиции рискнуло и репутацией своих подчиненных. Служивый человек часто неволен в выборе. Но если описанные события действительно стали следствием сговора, то они могут стать и предметом прокурорского разбирательства.

Оценку этой истории могут дать только командование МО и люди, призванные утверждать в России силу закона. Официальный бланк командующего ВДВ — не индульгенция. Дмитрий Барченков простил уже публично людей, убивавших его, и просил присяжных о снисхождении.

Валерий Ширяев

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::26.04.10