Защита не увидела доказательств следствия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прошли судебные прения по делу о коррупции в ФФОМСе

1248247800-0.jpg В Мосгорсуде вчера выступлением защиты подсудимых завершились прения по делу о коррупции в Федеральном фонде обязательного медицинского страхования (ФФОМС). Выступая перед присяжными, адвокаты настаивали на полном, по их мнению, отсутствии каких-либо доказательств получения взяток подсудимыми и просили заседателей оправдать подзащитных.

В своих выступлениях адвокаты сосредоточились на критике доводов гособвинения, накануне настаивавшего на том, что вина руководства Федерального фонда обязательного медицинского страхования во главе с бывшим директором Андреем Тарановым была полностью доказана в суде. В частности, адвокат Андрея Таранова Галина Нилус подробно остановилась на одном из вменяемых ее клиенту эпизодов — получении им от президента компании «Биотек» Олега Ковалева $553 тыс. с августа 2005 по сентябрь 2006 года. «По версии следствия получается, что Олег Ковалев за выделение субвенций нескольким десяткам территориальных фондов якобы передавал деньги Андрею Таранову, причем ежемесячно, всего 13 раз»,— напомнила адвокат. Однако, отметила она, это противоречит документам, которые исследовались в суде, Из них, по словам адвоката, в частности, следует, что в 2005 году территориальные фонды вообще не испытывали никаких трудностей с финансированием, а все поступавшие в ФФОМС заявки удовлетворялись в полной мере. К тому же в суде было установлено, отметила госпожа Нилус, что после выделения регионам всех запрашиваемых сумм на счету ФФОМСа осталось еще порядка 18 млрд. неизрасходованных рублей.

Госпожа Нилус также напомнила присяжным, что доказательства обвинения всецело строятся на показаниях руководителя КРУ ФФОМСа Татьяны Марковой и начальника финансово-экономического управления Нины Фроловой, которые признали свою вину лишь в части получения дополнительного вознаграждения. «Есть ли у обвинения еще какие-либо доказательства, кроме показаний Марковой и Фроловой? — спросила госпожа Нилус и добавила: — Ни свидетели, ни подсудимые никогда не давали показаний о том, что президент «Биотека» передал Таранову $553 тыс.». Не видно это было, напомнила адвокат, и из представленных в суде видеоматериалов. По словам госпожи Нилус, «следствие запуталось настолько, что забыло, что в отличие от программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) субвенции по программе обязательного медицинского страхования поступают из территориальных фондов не на оплату счетов фармкомпаний, а идут в страховые компании, потом в лечебные учреждения, главврач которых и определяет, с кем ему заключать договоры поставок лекарств». Уже после выступления в беседе с «Ъ» госпожа Нилус заявила, что якобы имевший место подарок некоего ламы статуэтки Будды ее подзащитному Таранову — не более чем вымысел, поэтому в прениях она об этом не говорила.

Адвокат главы «Протека» Виталия Смердова Алексей Семенов сообщил, что его подзащитный, которому инкриминируют дачу взятки в $50 тыс. Наталье Климовой (бывшему генерал-майору ФСБ, заместителю Андрея Таранова.— «Ъ»), «и без распределения субвенций жил хорошо, ежемесячная зарплата его составляла порядка 400 тыс. руб.». «Я жаждал услышать в суде доказательства вины моего подзащитного, а вместо этого — расплывчатые фразы и ни одного файла с записями, подтверждающими сговор Смердова с руководством ФФОМСа»,— заявил защитник, попросив присяжных оправдать господина Смердова.

Дмитрию Усенко, еще одному замдиректора ФФОМСа, вменяется получение взятки в $70 тыс., но, утверждали в прениях его адвокаты, «полученные деньги, причем задокументированные, были потрачены ФФОМСом на собственное программное обеспечение, о чем свидетельствуют накладные». По утверждению адвокатов, господин Усенко, занимаясь разработками информационных технологий, вопреки заявлениям следствия, никакого участия в комиссиях по распределению субвенций не принимал.

Бывший инспектор Счетной палаты РФ Нина Холмина, обвиняемая в получении подарка за якобы внесенные изменения в акт проверки финансово-хозяйственной деятельности ФФОМСа, выступила в свою защиту сама. По ее словам, следствие, не вникая в суть документов, попросту сравнило рабочие материалы с окончательным актом проверки. «Мне действительно пришлось исправлять ошибки, допущенные подчиненными в рабочих материалах, так как получалось, что водители ФФОМСа получали по 14 млн руб. в качестве зарплаты, а это чушь»,— сказала подсудимая. «Да и от подарка на свой день рождения я отказалась, что известно и следователям тоже»,— сообщила она.

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::22.07.09