Защита снайпера

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Защита снайпера

"Турагент и советник банкиров, торговец золотом и пушниной, приватизатор алмазных приисков и водитель, автослесарь и ресторатор, торговец запчастями и бензиновый король, военный промышленник, и, наконец, правозащитник, активист-ветеран и православный спонсор-благотворитель, гендиректор крупного оборонного предприятия... Кто вы, Дмитрий Барановский? Когда 27 августа 2009 года Дмитрия Барановского взяли под стражу по подозрению в вымогательстве, у многих из тех, кто его знает, это вызвало шок. Ведь занимал Барановский должность значимую: первый заместитель генерального директора серпуховского РАТЕП – радиотехнического предприятия, одного из крупнейших оборонных в стране. РАТЕП, составная часть мощнейшего концерна ПВО «Алмаз-Антей», выпускает системы управления корабельными зенитными комплексами, ракетными и артиллерийскими. А еще Дмитрий Роальдович Барановский – вице-президент компании «Сигма-консалтинг» и заместитель председателя совета московского городского отделения «Боевого братства». Может быть, потому, даже ожидая своей участи в Лефортово, он продолжает активно действовать в свою защиту, угрожая свидетелю и даже следователю, ведущему уголовное дело. Личность Дмитрия Барановского в некоторых кругах окутана флером определенной романтики и считается чуть ли не легендарной. Даже известные фрагменты его не особо публичной деятельности – сюжет для написания детективного романа и киносценариев. Пока пишут лишь протоколы допросов и статьи. Статей много, и разоблачительных, и защитительных. Разоблачители называют Барановского эффективным рейдером. Защитники – эффективным менеджером, «спасителем оборонки». Вот только никаких примеров этому не приводят. Горой за Барановского встали руководители некоторых ветеранских организаций «афганцев» – в свое время Дмитрий служил в Афганистане. Межрегиональная общественная организация содействия защите гражданских прав «Справедливость» и вовсе уверяет: Барановский – правозащитник, пострадавший за неутомимую борьбу с коррупцией. В «Справедливости» Дмитрий Роальдович занимает пост заместителя председателя правления. Попробуем разобраться. Не на тех напал? Начнем с формальной стороны. Второго сентября 2009 года Барановскому было предъявлено обвинение в вымогательстве в особо крупных размерах (ч.3 ст. 163 УК РФ). Версия следствия такова: в 2007 году он требовал от предпринимателя Александра Алтунина, ранее директора управления Сбербанка по операциям и финансам, половину компании «Диварекс», владевшей дорогостоящим земельным участком в Подмосковье. По утверждению заявителя, это было настоящее вымогательство – или отдаешь, или предадим огласке «порочащие сведения». Одновременно похожее заявление в правоохранительные органы сделал министр транспорта Московской области Петр Кацыв, утверждавший, что Барановский его шантажировал, вымогая крупную сумму денег. При этом Кацыв смог защитить себя еще и в гражданском суде, выиграв дело о защите чести и достоинстве у общественной организации «Справедливость», разместившей на своем сайте, как оказалось, ложную и оскорбительную информацию. Дмитрий Барановский, как я упомянул, значится заместителем председателя правления этой самой «Справедливости». А весной 2009 года Барановский задел еще одного весьма влиятельного человека – режиссера Никиту Михалкова. 23 апреля 2009 года тот заявил в милицию, что накануне его сыну Артему позвонил знакомый, который передал: Дмитрий Барановский предпримет «самые жесткие меры, и я пожалею о том, что с ним связался». Но при чем тут вообще Никита Сергеевич? Оказалось, Барановский был вовлечен в известный конфликт в Союзе кинематографистов России. Вряд ли бизнесмена интересовали вопросы кинотворчества. Другое дело – главный предмет спора – имущество Союза, оцениваемое экспертами в 150 миллионов долларов: пансионаты и дома отдыха в Подмосковье, недвижимость в столице и пр. Интерес к кинематографу у Барановского вызван еще и тем, что сам он владеет акциями ЗАО «Фильмэкспорт». Как бы там ни было, в скандальной эпопее со съездом кинематографистов Барановский активно играл на стороне главного оппонента Михалкова, Марлена Хуциева. Сам Барановский так прокомментировал свою кинематографическую эпопею. «Я передал через общих знакомых просьбу Михалкову закончить поливать меня грязью, видимо, это обращение известный режиссер расценил как угрозу. Это абсурд, Михалкову никто не угрожал». Так это или нет, но «наезд» на Михалкова подлил масла в огонь, разгоравшийся уже при участии солидных госструктур. Именно 21 апреля 2009 года прокуратура возобновила расследование, казалось бы, забытого дела 2003 года о хищениях в РАТЕП. 28 мая прошла серия обысков сразу по десяти адресам: в самом РАТЕП, в фирмах, офисах и квартирах Барановского. Представитель ГУВД Московской области так пояснил прессе, чем они были вызваны: «Срок погашения долгов завода наступает в этом году, и в случае предъявления требований об их выплате со стороны подконтрольных господину Барановскому фирм государственное оборонное предприятие окажется в положении банкрота». 1 июня в Серпухове Барановский вывел сотрудников РАТЕП и «Металлиста» на митинг протеста – прямо под окнами здания местного горотдела УФСБ по Москве и Московской области. Позже один из работников некой компании «Финансы и Недвижимость» описал в блоге, как сотрудников этой конторы несколько раз «арендовали» для участия в митинге с участием Барановского уже на Пушкинской площади: «Там были люди в плащах с надписью «Справедливость». Барановский Д. Р. сам выступил. Мы ничего не поняли, о ком идет речь, против кого организован митинг, достояли до конца, а потом обратно на работу». А сотрудники «Сигмы» описали в блогах, как перед обысками в компании они «все бумаги архивировали и сдали в архив, а остальные уничтожили. И поехали всей компанией на озеро отдыхать. Вот думаем, какая щедрость... Это было похоже на пир во время чумы». В августе последовал арест. С тех пор обращение в защиту Барановского и поручительства за него для изменения меры пресечения подписали известные и уважаемые ветераны боевых действий в Афганистане. В Интернет выложены десятки роликов о Барановском и его деле. Никогда до того «афганское» сообщество не защищало «своих» столь рьяно и скоординированно. Как не защитило оно, например, полковника Игоря Печерских, командовавшего в Афганистане 3-м батальоном 345-го парашютно-десантного полка – тем самым батальоном, в состав которого входила легендарная 9-я рота. По ложному, как утверждают эксперты, обвинению в вымогательстве офицер был осужден на шесть лет колонии. (См. «Совершенно секретно», №4 за 2010 год.) Такое впечатление, что герой был один на весь полк – рядовой Барановский Д.Р. За него, не успевшего, к слову, отличиться на войне (призвали его под самый ее конец), заступились... Почему? Знали ли лично поручители того, за кого заступались, и в чем его обвиняют? В списке тех, кто за него поручился, не только ветераны-афганцы. Здесь и депутаты Госдумы, к примеру, Михаил Гришанков, Дмитрий Саблин, отставной генерал Лев Серебров, Франц Клинцевич, Сергей Осадчий, Олег Лебедев, Дмитрий Савельев (все – «Единая Россия»), Ирина Горьковая (ЛДПР). Среди поручителей – Кирсан Илюмжинов; Андрей Вавилов, сенатор (ныне бывший) и бывший же замминистра финансов, памятный участием в выдающихся аферах 1990-х; отставной генерал милиции Валентин Черноглазов, ныне возглавляющий управление ОАО «Русский мех»; уволенный в запас генерал-майор ФСБ Геннадий Крутов; полковник ВДВ Павел Поповских (главный фигурант дела Холодова); бывший командующий авиацией Сухопутных войск Виталий Павлов. Есть и генералы действующие, к примеру, генерал-майор Александр Кирилин, начальник управления Минобороны (по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества). Коммандос «бензиновой войны» «Дмитрий Роальдович Барановский является разносторонней личностью, постоянно стремится к самосовершенствованию. Его отличает высокая работоспособность, стремление доводить начатое до конца, принципиальность и активная жизненная позиция», – гласит официальная биография героя, вывешенная в Интернете после его ареста. А общественности имя Дмитрия Барановского стало известно осенью 1997 года, когда экс-десантник, исполняющий обязанности генерального директора ГП «Московский производственный комбинат автообслуживания» (МПКА) развернул в СМИ мощное наступление на экс-министра топлива и энергетики РФ Юрия Шафраника, тогдашнего руководителя Центральной топливной компании (ЦТК). Кстати, к тому времени относится и первый опыт участия Барановского в организации массовых акций: под его руководством «трудовой коллектив» МПКА 6 сентября 1997 года провел напротив зданий Минтопливэнерго на Славянской площади (там же был и офис ЦТК) довольно шумный митинг. Полторы тысячи трудящихся с плакатами «Долой ЦТК!» яростно требовали отставки Шафраника, а затем торжественно сожгли его чучело. Тот факт, что ряд телеканалов показали это действо со всеми подробностями, наводил на мысль, что за 27-летним начинающим бизнесменом Барановским стояли фигуры весьма влиятельные. После тех событий Дмитрий Роальдович еще целый год регулярно раздавал интервью на одну и ту же животрепещущую тему – какой нехороший человек этот Юрий Шафраник. И чуть ли не открыто обвинял своего противника в организации... убийства генерального директора МПКА Владимира Монахова. Напомню: Владимир Монахов был застрелен неизвестным убийцей 16 августа 1997 года на своей даче в Тверской области (возле Калязина) прямо на глазах у дочери. Заказное убийство стало одним из громких эпизодов разгоравшейся тогда в столице «бензиновой войны» (или, как ее еще называли, «войны бензиновых королей»). Когда читаешь газеты 13-летней давности, ловишь себя на мысли о некой «типовой» гангстерской войне. В ход шли любые средства – от угроз, шантажа, «сливов» в СМИ до поджогов, погромов, стрельбы. МПКА в ту буйную пору был одним из трех главных китов топливного рынка столицы: 240 заправок, сеть магазинов запчастей. Причем, по оценкам экспертов, каждая заправка тогда приносила прибыль поистине умопомрачительную – до 120 тысяч долларов ежемесячно. На этом фоне даже дань, которую заправки платили криминальным группировкам, около 10 тысяч долларов в месяц, выглядит хоть и стремно, но не слишком обременительно. Путем несложных математических действий подсчитываем: заправочные станции МПКА несли яйца воистину золотые – около 28 млн долларов в месяц! Ведь в разгаре был настоящий автомобильный бум, себестоимость бензина – копеечная, к тому же не секрет, как бензиновые короли платили налоги. С 1992 года руководство МПКА пыталось приватизировать сие сладкое место, формально считавшееся собственностью муниципальной. Вопреки планам города, уже в середине 1996 года за акционирование МПКА заинтересованные лица взялись всерьез. Именно тогда Дмитрий Барановский материализовался в компании в качестве заместителя директора «по перспективному развитию». К тому моменту молодой бизнесмен уже имел и свою команду, и репутацию специалиста по «разрешению вопросов» и «решению проблем». Тех, что обычно возникают при переделе собственности. Во всяком случае, когда в том же 1996 году у МПКА обострились отношения с рядом чеченских товарищей (пресса писала, что братья Джабраиловы якобы потребовали, чтобы МПКА безвозмездно переоформил на принадлежащую им компанию «Данако» три своих АЗС), «афганец» эту проблему успешно разрулил. СМИ подметили странное совпадение: с появлением на МПКА команды «по перспективному развитию» явно процветающий комбинат неожиданно оказался в долгах. Кредитов набрали столько, что к июню 1997 года их насчитывалось 553 миллиарда рублей (хотя в январе речь шла «лишь» о 195 миллиардах). Напомню: 553 миллиарда неденоминированных рублей по курсу того времени – это почти 96 миллионов долларов. Зачем набрали столько кредитов, если одна ежемесячная прибыль МПКА от заправок составляла никак не меньше 28 миллионов долларов? Официальных данных, на что были истрачены эти кредиты, нет. А потому можно сделать вывод, что кому-то понадобилось, что называется, подвести МПКА под монастырь. Иначе говоря – обанкротить и прибрать подешевке к рукам. Авторство этого плана журналисты приписывали «кризисному менеджеру» Дмитрию Барановскому, который в тот момент проходил свидетелем по ряду уголовных дел, в том числе и в связи с убийством его начальника по МПКА Владимира Монахова. В газетах того времени мелькала информация, что у гендиректора МПКА «был заместитель Дмитрий Барановский (пользующийся в определенных кругах кличкой Белый)». Любопытно, что команда, с которой на МПКА появился Барановский, состояла в основном из представителей фирм, связанных с авиацией и оборонкой. Самого Барановского называли человеком Ананьева: Евгений Ананьев (бывший офицер 6-го управления КГБ) тогда возглавлял правление «МАПО-банка», прославившегося целой серией громких скандалов. Например, аферой с фиктивной продажей в Индию партии МиГов – после этой сделки из российской казны испарилось свыше 230 миллионов долларов. К операции по прокрутке денег через «МАПО-банк» был причастен и тогдашний замминистра финансов Андрей Вавилов. Евгений Ананьев в 1997-1998 гг. был гендиректором Госкомпании по экспорту и импорту вооружений и военной техники «Росвооружение» («Совершенно секретно» писала о нем в статье «Росвор» в законе», №11 за 1998 год), был оттуда с позором снят, а позже объявлен в международный розыск... итальянскими правоохранительными органами – по обвинению в отмывании денег и получении взятки в 18 миллионов долларов при продаже в 1998 году Перу истребителей МиГ-29. Г-н Вавилов, покинув госслужбу, процветал, в 2002 году стал сенатором от Пензенской области. Следствие по исчезнувшим миллионам неспешно шло и к июлю 2008 года пришло к выводу: Вавилов-таки «совершил хищение и злоупотреблял служебным положением». Денежки же «в результате сложной финансовой схемы попали на счета подставных компаний в офшорной зоне Антигуа и в Латвии». Вина Вавилова в мошенничестве в особо крупных размерах и злоупотреблении служебным положением, как сообщили следователи, «полностью доказана». Однако на этом все и закончилось. Потому что сенатор Вавилов дал согласие... на прекращение в отношении него уголовного дела о хищении 231 млн долларов из госбюджета «по нереабилитирующим основаниям» – в связи с истечением срока давности. Такие вот были тогда у Барановского наставники по бизнесу, чьи интересы он, предположительно, и обслуживал. А еще среди них значился скандально известный банкир Аркадий Ангелевич, хозяин «Монтажспецбанка». Тот самый Ангелевич, который проходил по делу о хищении 106 миллиардов рублей, и в чьем сейфе обнаружилась знаменитая кассета с записью «банно-прачечных» развлечений министра юстиции Валентина Ковалева, эту историю в свое время и раскрутила «Совершенно секретно» (№7 «Совершенно секретно» за 1997 год). Министр Ковалев подал иск против нашей газеты, но позорно его проиграл. В банке Ангелевича МПКА держал свои счета, являясь к тому же его акционером. Кстати, именно Ангелевич предложил Монахову, свою схему «реструктуризации» долгов, которую, собственно, и навязывали гендиректору десантированные в МПКА замы-варяги. Однако Монахова, похоже, не совсем устроил план, предполагавший, что обанкроченное предприятие достанется не ему. А тут еще мэрия взялась за наведение порядка в бензиновом хаосе. Организовала Центральную топливную компанию (ЦТК) во главе с Юрием Шафраником. Шеф ЦТК пообещал ввести непрерывный мониторинг данных не только с каждой колонки, но и с каждого бензопистолета! Смерть Монахова (и оперативно навешанный на Шафраника ярлык «убийцы») планируемая реорганизация МПКА и инкорпорация комбината в состав ЦТК были сорваны. И МПКА, и владельцы частных компаний, арендующие у нее заправки, остались при своем интересе. На «афганке» и гражданке Вот так впервые имя Барановского громко и прогремело. Впрочем, у компетентных органов никаких претензий к бывшему десантнику в конце 90-х не возникло. Зато у общественности и коллег определенный интерес к его персоне возник уже тогда. Анкетные данные нашего героя сухи, но скупыми их не назовешь. Его трудовая биография столь обширна, что один лишь список рабочих мест и должностей займет не одну страницу. Свыше 20. За 10 лет. Родился Дмитрий Барановский 1 октября 1969 года в интеллигентной московской семье. В 1986-м закончил школу и пошел работать автослесарем, затем водителем. Дальше некая путаница. По одной из версий его биографии, он по направлению военкомата окончил авиационную школу ДОСААФ по специальности «летчик-истребитель» и в апреле 1987-го, в возрасте 17,5 лет «в порядке исключения» был призван на службу в Советскую армию, направлен в авиационную часть, но «в связи с несовершеннолетием до полетов допущен не был и отозван в распоряжение военкомата». В исполнении самого Барановского версия звучит так: «Хотел стать летчиком. Отучившись в аэроклубе, должен был в рамках специальной программы Минобороны и ДОСААФ служить в авиационной части. Не знаю, как в военкомате не доглядели, но в армию меня призвали в 17,5 лет. Так бы я и стал летчиком, но в части, куда меня определили, оказался перебор курсантов, и меня отправили обратно. Мол, приедешь через полгода...» Для тех, кто понимает, все это, мягко говоря, странно. Не знаю, что уж там скрывает или не договаривает Дмитрий Роальдович. Но трудно представить, что военкомат в то время что-то «проглядел», призвал за полгода до наступления призывного срока. Как не могло быть в принципе и призыва его в качестве... пилота с последующим «недопущением» к полетам. В 1980-е, как, впрочем, и сейчас, путь в военную авиацию один и тот же: по месту приписки зимой-весной (до 20 апреля) подавалось заявление на имя районного военкома, собиралась куча документов, представлялись характеристики, заполнялись анкеты, проводилось медосвидетельствование. После проверки (тогда еще и семейной родословной) военкомат отправлял пакет с бумагами в училище, а там уже до 20 июня должны были определиться, допустят кандидата для начала к отбору на профпригодность или нет. Присылался вызов, и с 1 по 30 июля граждане проходили этот профотбор и сдавали экзамены. Так что зачисляли туда в августе, а в апреле никого и ни в какие училища просто не принимали и не принимают. Направить же вчерашнего школьника сразу летчиком и в летную часть, после каких бы то ни было курсов ДОСААФ, – это уже просто ненаучная фантастика. Интересно, зачем Барановскому это понадобилось? Ведь призвали же его в армию в положенный срок – осенью 1987 года, как исполнилось 18... Без ответа, правда, остается другой вопрос: почему Барановский, имея возможность, не стал поступать в военное училище (или гражданский вуз) в 1986-м и 1987-м? Так или иначе, осенью 1987-го его призывают в ВДВ, направляют в учебку в Фергану, потом – в Афганистан, в 345-й парашютно-десантный полк. Как старательно отмечают биографы, в 9-ю роту – «ту самую». Однако к тому самому бою за высоту 3234, что прославил 9-ю роту, Барановский никакого отношения не имеет: когда произошло сражение (7-8 января 1988 года), он еще был в «учебке». Воинская специальность – снайпер. Удалось ли поработать по специальности, неясно: когда Барановский прибыл в часть, активность боевых действий резко спала – в апреле 1988 года были подписаны соглашения об урегулировании ситуации в Афганистане, в мае СССР начал вывод войск. 11 февраля 1989 года 345-й полк покинул Афганистан, а 9 апреля принял участие в печально знаменитом разгоне митинга в Тбилиси, когда граждан жестоко избивали саперными лопатками. Осенью того же года Барановский ушел на дембель. Из наград у него была лишь вручавшаяся всем советским военнослужащим медаль «От благодарного афганского народа», которую на военном жаргоне называли «Спасибо, что ушли!». Далее жизнь пошла гражданская, веселая. Союз распадался, надвигалась эра денег – для кого-то больших, быстрых и легких. Бывший «афганец» в эту эпоху вписался. Пару недель проработал комендантом ЖСК «Дружба», еще несколько месяцев – водителем, а в июне 1990-го устроился в некую турфирму «Американский клуб путешествий», где за пять лет вырос из продавца турпутевок в директора по маркетингу. Без отрыва от производства с 1991-го по 1995 г. учился на вечернем отделении планово-экономического факультета Академии народного хозяйства им. Г.В. Плеханова. Электронное средство массовой информации «Агентство федеральных расследований» (flb.ru) сообщает, что в 1991-1992 годах Барановский пару раз привлекался к уголовной ответственности: в январе 1991-го – по ст. 211 УК еще РСФСР (Нарушение правил безопасности движения, ДТП), а в июне 1992-го – по ст. 206 ч. 1 УК (хулиганство). Но, как сообщает справка, вывешенная на сайте flb.ru, дело прекратили «за примирением сторон», потому как «на потерпевшего было оказано моральное и физическое воздействие». Работая в «Клубе путешествий», Барановский успевал заниматься и другими делами. Как утверждается на том же сайте FLB, свой начальный капитал он создавал в 1991-1993 гг. путем «спекуляции бриллиантами и ювелирными украшениями, цена которых на рынке превышала цену в государственных ювелирных магазинах в 2-3 раза». Причем камушки якобы шли через руководство ряда московских ювелирных магазинов, а все дело прикрывала «красная крыша» – милицейские структуры. Если те слухи правдивы, роль Дмитрия Роальдовича, с учетом его боевого опыта и воинской специальности, поначалу могла быть лишь вспомогательной. Зато прибыльной. Без отрыва от турбизнеса и вечерней учебы Барановский организовал фирму по торговле автозапчастями. А еще стал советником скандально известного банкира и предпринимателя Ильи Медкова – едва ли не самого «крутого» миллионера первой волны распила останков СССР. То был великий аферист. Основатель и хозяин «Прагма-банка», выросшего из кооператива по торговле компьютерами. Этот кооператив позже проходил по громкому уголовному делу с поддельными чеками «Россия». Основатель концерна «ДИАМ» – аббревиатура расшифровывалась банально: «Дорогой Илья Александрович Медков». Кстати, подельником (в смысле партнером по бизнесу) Медкова был уже упоминавшийся Аркадий Ангелевич. Одна из его крупнейших афер, о которой написал первый советский миллионер Артем Тарасов, – участие (за процент) в вывозе за рубеж восьми миллиардов долларов наличными. То были вклады во «Внешэкономбанке», уцелевшие после распада СССР. Но пик «творчества» Медкова – участие в афере с фальшивыми авизо: грандиозная операция по выкачке из банковской системы России колоссальных средств, в том числе и через Чечню. Общий ущерб составил фантастическую сумму, от одного до четырех триллионов рублей: по курсу того времени, примерно от четырех до... 13 миллиардов долларов! Только через банк Медкова испарилось свыше 10 миллиардов рублей (около 40 миллионов долларов). Стоит ли удивляться, что такой ценный источник информации, как Медков, прожил бурно, но недолго. Опасаясь ареста, он планировал скрыться, не то во Франции, не то в Германии, но буквально в канун побега, в ночь на 17 сентября 1993 года был убит тремя пулями из карабина СКС. Киллера не нашли. Милиция твердила, что это был дилетант, другие эксперты обращали внимание на места поражения – одна пуля в голову, две в печень и живот... Специалист по корпоративным спорам Если Барановский действительно был советником Медкова (а так, например, утверждал 2 июля 2004 года в интервью «Эху Москвы» официальный представитель одного из крупнейших предпринимателей России Виктора Вексельберга Андрей Шторх), то по каким именно вопросам? Советовал ли «афганец» по проблемам туризма или все же по своей воинской специальности? Не вызывает сомнений одно: ему было чему поучиться у великого комбинатора начала 1990-х. Кстати, от странной смерти своего патрона он никак не пострадал. Равно, как и Аркадий Ангелевич, шустро прибравший к рукам всю осиротевшую империю Медкова. Барановский же переместился в структуры господина Ангелевича. Можно предположить, что у самого Дмитрия Роальдовича большие деньги образовались аккурат после смерти Медкова: иначе, каким образом он в 1994 году, как утверждают информированные источники, через аффилированных лиц он смог стать соучредителем ювелирной компании «Адамас»? Есть сведения, что в 1995-м у «Адамаса» возник конфликт из-за задолженности перед АО «Сельвинит» (производитель калийных удобрений), составившей около трех миллионов долларов. «Крышевала» последних чеченская ОПГ, наехавшая на должников. И для разрешения конфликта, похоже, пришлось Дмитрию Роальдовичу подключить свои «афганские» связи и десантные навыки. Что произошло с теми чеченцами, неведомо, но платить им не стали, а «Сельвинит» внезапно взял и от своих претензий к «Адамасу» «добровольно» отказался. Спустя четыре года «афганец» продал свою долю в ювелирном бизнесе примерно за 9 миллионов долларов. Тогда же он занялся торговлей мехами и стал исполнительным директором АООТ «Русский мех». Тот период вообще богат на события. По одной из версий, Барановский участвует в проектах по организации целого ряда клубов, казино и ресторанов. Например, известного клуба-казино «Карусель» на Тверской-Ямской, считавшегося точкой «солнцевских братков» – между прочим, того самого, где в сауне по поручению банкира Ангелевича развлекали и снимали на видео министра юстиции Валентина Ковалева. С именем Барановского также связывали клуб-казино «Титаник», ресторан «Крабхаус», сети «Якитория» и «Фудзи», рестораны «Навруз», «Паризьен», клубы «Министерство» и «Галерея» (на Петровке), «Спортбар» (Новый Арбат)... Скорее всего, без дружбы с «авторитетами» такая деятельность была ту пору невозможна. Видимо, потому молва и зачислила ресторатора с меховым уклоном в состав «солнцевской» ОПГ и отнесла его к числу авторитетных лидеров этой группировки, известного как Дима Белый, сделавшего карьеру, «выполнив ряд ответственных поручений». В 1995-м экс-десантник засветился в качестве помощника председателя правления «МАПО-банка» Ананьева. И вместе с «МАПО» вел тяжкую борьбу за приватизацию «Архангельскгеологодобычи». Поскольку «МАПО» заручилось поддержкой фигур высшего калибра, приватизация удалась. Долю «Архангельскгеологодобычи» в алмазном месторождении «Ломоносовское» приватизаторы продали структурам, близким Павлу Бородину, а 51 процент – «Лукойлу», предположительно за 170 миллионов долларов. 1995 год отмечен операцией, позже названной аферой с ОВВЗ – облигациями внутреннего валютного займа. Элегантное было дельце: по прямому указанию замминистра финансов Андрея Вавилова «Внешэкономбанк» передал находившемуся на грани банкротства банку «Единство» облигации внутреннего валютного займа на 35 миллионов рублей. Во главе правления банка стоял Дмитрий Бурейченко, партнер и подельник Аркадия Ангелевича (оба проходили затем по одному уголовному делу). Под это прогоравший банк привлек в качестве кредитов дополнительные пакеты облигаций ОВВЗ. И когда в «Единстве» образовался пакет ОВВЗ на 80 миллионов долларов, облигации через посредническую фирму «Интерекс» (за которой стоял Барановский) были переоформлены в качестве залога за заведомо невозвратные кредиты. 80 миллионов «зеленых» утекли неизвестно куда. А банкир кинул кредиторов и сбежал за границу. И снова правоохранительные органы Барановским не заинтересовались. Хотя поговаривали, что он якобы принимал в операции активное участие. В 1997 году Барановский учреждает ООО «Международную группу «СИГМА», а с января 1999-го становится гендиректором ООО «ЛУКОЙЛ-Маркет-Консалтинг». Но в биографии, вывешенной на своем сайте, Барановский про это даже не упоминает: с 1998-го по 2004 гг. у него временной провал. Может, это не он организовал получение льготных государственных кредитов на сумму более 10 миллионов долларов от Министерства сельского хозяйства? Миллионы выдали как бы на поддержку сельхозпроизводителей, решение об их выделении принимал в ту пору замминистра Алексей Гордеев. Когда Гордеева назначили министром, сроки возврата этих кредитов были продлены на неопределенный срок. Про «Сигму», вице-президентом которой Барановский стал в июле 1999-го, он тоже не вспоминает. Может потому, что ООО «Международная группа «Сигма» активно участвовала в жестких мероприятиях по переделу собственности? Тогда это деликатно именовали «акционированием». В копилке успехов «Сигмы» акционирование аэропорта «Внуково»; банкротство «Совиталпродмаш» (в пользу «Внешэкономбанка России»); скупка акций АООТ «Мелькомбинат Сокольники» (в интересах КБ «Росбанк»); банкротство ОАО «Брянский механический завод» (в интересах группы «Объединенные машиностроительные заводы» Кахи Бендукидзе); банкротство ГП «Старт» (в интересах Госкомспорта России); банкротство ОАО «Буревестник» (в интересах КБ «Московский индустриальный банк»); скупка акций ЗАО «КОНСТО»; скупка акций Бутурлиновского ликероводочного завода в Воронежской области; банкротство ОАО «Клинволокно» в Московской области (в интересах Сбербанка); скупка акций ЗАО «Фильмэкспорт»; скупка акций ОАО «Уралобувь»; скупка акций ЗАО «Алмоавтофорум» (дилер «Крайслер-Мерседес»); банкротство агропредприятия АО «Кумир» в Иваново; попытка захвата АО «Тагмет» (Таганрогский металлургический комбинат). В январе 2000 года коллеги из «Новой газеты» добавили было к биографии Барановского еще один штрих, написав, что Дмитрий Барановский, он же «Беленький», входит в «слаженную преступную группу, занимающуюся контрабандным оружейным бизнесом». А легализация полученных доходов, мол, происходила путем вложения денежных средств в перерабатывающую и добывающую промышленность, через различные коммерческие структуры. Однако животрепещущая тема была закрыта неожиданно и резко. Ровно через неделю издание сухо сообщило: «В предыдущем номере «Новой газеты» в материале «Чисто конкретные выборы» мы писали о причастности депутата Государственной думы Андрея Скоча, а также Дмитрия Барановского, Льва Кветного и Владимира Кветного к солнцевской преступной группировке и контрабанде оружия». Но... «в результате дополнительной проверки выяснилось, что данные, предоставленные нашим источником, не соответствуют действительности... Мы приносим извинения вышеупомянутым господам»… Впрочем, слухи о солнцевских и оружии ходили и позже. В том же 2000 году Управление по борьбе с терроризмом ФСБ вместе с отделом ФСБ Восточного округа Москвы провело обыск в одном из офисов фирмы Барановского: искали оружие – агентура сообщила, что инкассаторская машина доставила туда 10 ящиков, похожих на оружейные. Но в них оказалось не оружие, а вакуумные колбы с рубидием, щелочным металлом. Рубидий в промышленных объемах не используется. Зато в то время его пытались использовать в банковских аферах. Банкиры давали кредиты, беря его в залог по фантастическим ценам: 2-3 тысячи долларов за грамм. Такие же аферы проворачивали и с мифической красной ртутью. Что уж с тем рубидием дальше сталось, неведомо. Но руководивший обыском офицер ФСБ Потейко в 2002 году погиб в автокатастрофе при странных обстоятельствах. На сайте Барановского вывешен список книг, настоятельно рекомендуемых Дмитрием Роальдовичем к прочтению. Значится там и произведение Павла Астахова «Рейдер». Ибо она «о разных формах психологии рейдерства в России и о том, кем могут стать и что полезного смогут, в итоге, сделать самые умные рейдеры». Технологии и типовые схемы захватов т. н. проблемных активов, описаны давно и детально: «белые», «черные» и совсем уж криминальные – когда собственнику помогали покинуть этот свет. «Белые», конечно, гуманнее: через подставные структуры скупают блокирующий пакет акций, дальнейшее уже дело техники. «Черные» грубее: предприятие методично банкротят, вгоняя в долги. Затем используют по назначению: продают реальному заказчику целиком или по частям. Весьма часто (если не всегда) заинтересованное лицо опирается на «засланных казачков», «пятую колонну» внутри вожделенного объекта, людей внедренных или подкупленных. Не обошлось без них и при «освоении» серпуховского РАТЕП, который входит в одно из крупнейших объединений ВПК, концерн ПВО «Алмаз-Антей». События развивались по традиционной схеме: из РАТЕП уводили акции, исподволь вгоняли в долги и вели предприятие к искусственному банкротству. Что мало устраивало государство, которому принадлежал контрольный пакет акций – 50 процентов плюс одна. Впрочем, в концерне «Алмаз-Антей» в ту пору вообще много чего интересного творилось: создавался он с 2000 года в тяжких муках, путем объединения концерна «Антей» и НПО «Алмаз». Главное, что тогда решалось: кто будет рулить колоссальными финансовыми потоками и выгодными зарубежными заказами. Делиться лакомым куском никому не хотелось, конфликт интересов возник мощнейший. К примеру, очень влиятельные лица противились включению в концерн того же РАТЕП. В августе 2001 года президент Путин поручил разрулить ситуацию чиновнику, не вовлеченному в конфликт группировок – заместителю главы своей администрации генералу ФСБ Виктору Иванову. А тот, в свою очередь, ключевую роль в реорганизации концерна отвел своему помощнику, Игорю Климову. Последний и взялся наводить порядок. В апреле 2003 года Климов в качестве и.о. гендиректора ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» обратился в Генеральную прокуратуру. И 17 апреля 2003 года Генпрокуратура возбудила уголовное дело по ч.3 ст.160 УК РФ (растрата вверенного имущества в крупном размере) – о хищении средств РАТЕП. Климов тогда утверждал, что руководство РАТЕП хочет обанкротить предприятие. Следователи прокуратуры произвели выемку документов в РАТЕП, причем им было оказано такое сопротивление, что пришлось задействовать ОМОН. Помимо этого, по инициативе Климова началось расследование «исчезновения» в концерне «Алмаз-Антей» огромных средств во время реализации контракта на поставку в Грецию зенитных ракетных комплексов «Тор-М1» (контракт 1998-2001 гг. на сумму 860 миллионов долларов). Видимо, оппоненты посчитали, что это уже слишком. 6 июня 2003 года Игорь Климов был убит в Москве, а вечером того же дня в Серпухове был расстрелян Сергей Щитко, коммерческий директор РАТЕП. Щитко, кадровый офицер ВМФ, долгое время служил в РАТЕП военным приемщиком, блистательно знал производство, потом работал в высшем экономическом совете при правительстве РФ. В марте 2003 года вернулся в РАТЕП, считался сильным квалифицированным управленцем. Известно, что, помимо прочего, он противился внедрению в РАТЕП Барановского. Климова и Щитко убили накануне годового собрания акционеров обеих компаний: Климова Кремль хотел видеть полноценным гендиректором концерна, а Щитко значился в списке кандидатов в совет директоров ОАО РАТЕП. Исполнители и заказчики этих убийств не найдены. А в руководство РАТЕП пришел господин Барановский, став первым заместителем гендиректора РАТЕП. Расследование о хищении средств РАТЕП, начатое было в 2003-м и тихо заглохшее, весной 2009 года, как я упоминал, возобновилось. Попутно следователи начали проверку деятельности Барановского, тем паче появились некие данные, что идея искусственного банкротства РАТЕП до конца не умерла... Медальный звон Особенно умиляет в связи с этим возведение Дмитрия Барановского в ранг «правозащитника». Видимо, поводом для этого послужила номинация Барановского на должность заместителя председателя правления «Справедливости». Но применительно к одному из боссов ВПК это звучит примерно так же, как бессмертное выражение генерала Лебедя: «генерал-демократ – все равно что еврей-оленевод». Потому как за чьи именно права боролся Дмитрий Роальдович (не считая корпоративных) и кого он лично защитил, непосвященным неведомо. Кстати, обилие регалий с деяниями правозащитными и антикоррупционными тоже как-то не стыкуется. Например, в официальной биографии написано, что «за свою активную деятельность Дмитрий Роальдович Барановский неоднократно награждался государственными и ведомственными наградами». Государственных, правда, там не указано (наверное, они секретны), а вот ведомственных действительно немало. Вот их перечень: медаль Министерства внутренних дел «200 лет МВД России» (2002 г.), медали Министерства обороны – «За воинскую доблесть» II степени (2004 г.), «За трудовую доблесть» (2006 г.), «За укрепление боевого содружества» (2006 г.), «Генерал армии Маргелов» (2007 г.), «За заслуги в увековечивании памяти погибших защитников отечества» (2008 г.). Но более всего удивляет наличие медали Федеральной службы исполнения наказаний «За вклад в развитие уголовно-исправительной системы России», обретенной в 2008 году, – самое оно для правозащитника и борца с коррупцией! Но главное, если Барановский действительно награжден всеми этими медалями, то не без грубого нарушения их официального статута. Так, упомянутой медалью МВД, помимо кадровых сотрудников и ветеранов ведомства, могут награждаться лишь «граждане, оказывающие помощь в выполнении возложенных на МВД России задач». Какой вклад внес Барановским в развитие тюремной системы, загадка. Медалью МО «За воинскую доблесть» награждаются лишь действующие военнослужащие – «за отличные показатели в боевой подготовке, полевой (воздушной, морской) выучке», а также «за отвагу, самоотверженность и другие заслуги, проявленные при исполнении воинского долга». Медалью МО «За трудовую доблесть» положено награждать исключительно гражданский персонал Вооруженных сил, медаль «За укрепление боевого содружества» вручается военнослужащие и персоналу ВС РФ, а также гражданским лицам и иностранцам, но лишь «за заслуги в укреплении боевого содружества и военного сотрудничества с дружественными государствами». Медаль «Генерал Армии Маргелов» – для десантников, вручают ее и ветеранам ВДВ, но лишь имеющим выслугу 25 календарных лет в ВДВ: Барановский служил в ВДВ два года. Кстати, кадровым военным для получения хотя бы части из этого медального набора надо немало послужить, пота пролить, а то и крови, а тут их штатскому регулярно навешивают. Но, быть может, мы чего-то не знаем, и наш герой на самом деле вовсе не на «гражданке», а на секретном задании? Внук за деда Едва ли не самый интригующий ход в битве вокруг Дмитрия Барановского уже в медийном пространстве– использование имени его дедушки – Иосифа Рапопорта. Это действительно был человек блистательный – во всех отношениях, настоящий герой – войны и науки. Вот о ком романы писать и фильмы снимать: выдающийся генетик, член-корреспондент Академии наук СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, кавалер двух орденов Красного Знамени, ордена Суворова III степени, трех орденов Отечественной войны – двух I степени и II степени, два ордена Трудового Красного Знамени. А еще в его послужном списке американский боевой орден Legion of Merit («Легион Почета»). Иосиф Рапопорт ушел на войну добровольцем, хотя, как кандидат биологических наук, мог остаться в тылу, запросто получив «бронь». Прошел путь от командира взвода до комбата и начальника штаба полка, несколько раз был ранен, потерял левый глаз. Защитил докторскую, находясь на излечении после первого ранения, и вновь вернулся на фронт. Трижды представлялся к званию Героя Советского Союза! А после войны выступил против «лысенковщины», был исключен из партии и на девять лет выкинут из науки. За выдающиеся достижения в генетике АН СССР хотела было выдвинуть его на Нобелевскую премию, но идею зарубил ЦК КПСС. Но как все это соотносится с делом самого Барановского? Прямо: имя Иосифа Рапопорта активно используется в пиар-кампании его внука. Вот навскидку набор цитат: «Дмитрий Барановский очень много прекрасного унаследовал от этого замечательного человека [И.А. Рапопорта]: и честность, и замечательное отношение к людям, и большой талант в своей работе»; «Иосиф Абрамович – родной дед Дмитрия Барановского, и думается, что он передал своему внуку не только гены, но и особую жизненную позицию»; «внук известного российского генетика Иосифа Рапопорта продолжил дело своего славного деда»; «внук решил закончить дело почти всей жизни своего знаменитого деда»... Действительно, разве мог внук такого замечательного дедушки не стать таким же в своем роде замечательным: дед – воин-герой и великий ученый, и внук у него достойный – тоже воин и великий труженик. Разве мог такой внук совершить нечто нехорошее, а тем более противозаконное? Сам Барановский, если судить по регулярно просачивающимся на волю из Лефортово интервью, скромно, но к месту и продуманно вспоминает знаменитого деда. Определенный штрих к его портрету они прибавляют: «Как и мой дед в молодости, я тоже хотел стать летчиком», «к двенадцати я понял, что мой дед – человек огромной внутренней силы, и стал присматриваться к нему внимательнее», «его жизнь я считаю примером бескорыстного служения людям и стране», «важно помнить о своих предках. Без этого не будет будущего. Мне память о деде помогает не ронять честь рода. Я искренне стремлюсь не запятнать память своего родственника, который совершил геройский поступок», «мой дед в Великую Отечественную командовал десантным батальоном, поэтому я в определенном смысле продолжил династию – попросился в десант...» Память предков – священна, но некая неувязка тут все же есть, потому как вспоминать деда – активно и публично (судя по хронологии выступлений в прессе) Дмитрий стал довольно поздно. Точнее, когда копать под него недоброжелатели и следователи стали совсем уж явно. Тогда же его оппоненты слили в СМИ щекотливую информацию, что Барановский якобы собирается репатриироваться в Израиль и обратился в ЗАГС с заявлением изменить свою фамилию на дедовскую – Рапопорт. Ударили, что называется, ниже пояса. Сам же Барановский опроверг это, но частично: менять фамилию и бежать в Израиль не собираюсь, хотел лишь добавить фамилию деда-генетика к своей. Да что уж там добавлять, принес в ЗАГС заявление и свидетельство о рождении! Тем более что вообще-то фамилия эта не только его деда, но и отца... Кому-то покажется странным, что в свое время, оформляя паспорт, Дмитрий Роальдович фамилию родного отца (и знаменитого деда) не взял. Но, во-первых, это сугубо личный выбор человека. И, во-вторых, поймем тогдашнего мальчишку 16 лет: на дворе СССР с его «легким» антисемитизмом. Парень же вроде бы грезил о небе, а с фамилией Рапопорт точно было не взлететь... И ведь действительно, пойди он тогда в авиацию, как вроде бы и хотел, может, и не было бы ни разборок, ни камеры в «Лефортово», ни статей о нем, как о выдающемся рейдере. Но зато какая захватывающая жизнь, какая интрига, какая разносторонняя деятельность: турагент, армейский снайпер и советник банкиров, торговец золотом и пушниной, приватизатор алмазных приисков и водитель, автослесарь и ресторатор, торговец запчастями и бензиновый король, военный промышленник и, наконец, правозащитник, активист-ветеран и православный спонсор-благотворитель. Роман! Что из этого романа – правда, а что – вымысел, отчасти станет ясно после суда. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации