Заявление Сагаревой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Партия [Сергей Сергеевич Митрохин] не сдает своих за тридцать серебреников"

Сотрудники аппарата Яблока и члены предвыборного штаба заняты "распилом" СПСовских денег

Оригинал этого материала
© sagareva.ru, origindate::21.11.2005

Открытое письмо

Председателю Московского
регионального отделения 
политической партии «Яблоко»
Митрохину С.С.

от члена партии
Сагаревой О.В.

Уважаемый Сергей Сергеевич!

Вам хорошо известны обстоятельства моего вступления в партию «Яблоко», и мотивы, побудившие меня к этому решению.

В июне этого года, в Вашем кабинете в офисах партии на Пятницкой, в присутствии Вашего заместителя Навального А.А., по моей просьбе организовавшего нашу встречу, мы с Вами обсуждали мое участие в выборах в Мосгордуму по одномандатному округу №3 и возможность поддержки моей кандидатуры «Яблоком». Мы обсуждали возможность сотрудничества на выборах – проведение моим штабом части мероприятий по продвижению агитационной продукции Яблока, проведение совместных мероприятий и совместное назначение и инструктаж наблюдателей.

Незадолго до того, Вы поддержали проект «Свободный город», проводившийся движением «Равенство», которое я возглавляю, и мне казалось, что есть рабочий контакт и почва для сотрудничества.

По Вашей просьбе, я написала обращение к региональному совету партии с просьбой поддержать мою кандидатуру. Мы также обсуждали устно вопрос о том, чтобы провести с СПС переговоры об уступке мне этого округа, тем более что участие СПС в выборах в этом округе никогда не было сильным. Написала, и рассчитывала на Вашу поддержку.

Однако, в середине лета я узнала о том, что по моему округу, о моем намерении выдвигаться по которому было всем заинтересованным лицам известно уже год, СПС намеревается выдвинуть кандидатуру Жанны Немцовой. Это был результат прямо противоположный переговорам о том, чтобы округ уступили мне. Когда я лично стала звонить в московский политсовет СПС и спрашивать – а как же я, ответом мне было изумление: о том, что я участвую в выборах, и тем более – в этом округе, никто в СПС не знал. Рекомендуя Жанне Немцовой этот округ, они понятия не имели, что там баллотируюсь я, и тем более – что мои интересы как-то согласованы с Яблоком. То есть, получив мое письмо, вопреки Вашим обещаниям, Вы не предприняли ни одного шага в направлении реализации наших с Вами договоренностей. И было уже поздно что-то менять.

Как Вы знаете, мои дальнейшие переговоры с руководством СПС не дали результата. Тогда Вы заняли позицию, вызвавшую у меня уважение: Вы заявили, что «Яблоко» никогда не поддержит Жанну Немцову. Вскоре после этого со мною связался Алексей Навальный и предложил мне выдвижении по списку «Яблока» на условии, что я вступлю в партию (прежде мы с Вами обсуждали только поддержку), и на условии, что я самостоятельно обеспечу сбор подписей или уплату залога. После некоторого колебания, условие было мною принято. По просьбе Навального, я написала еще одно обращение, теперь уже к федеральному руководству партии, с просьбой выдвинуть мою кандидатуру по 3-му округу, а также заявление о вступлении в партию «Яблоко».

Через некоторое время Навальный мне ответил, что вопрос полностью согласован на уровне Явлинского и Вашем уровне, и что моя фамилия числится во всех списках на выдвижение в качестве кандидата от «Яблока» по моему одномандатному округу. Шел сентябрь.

Как опытному политику, принявшему участие в десятках кампаний, мне не надо Вам объяснять, что предвыборная кампания готовится заранее. И ее стратегия принимается на основании некоторых решений: от кого или в союзе с кем пойдет на выборы кандидат, является важнейшим фактором. В моем уже созданном и действовавшем на тот момент штабе, к 21 сентября была принята новая стратегия, основанная полностью на моем выдвижении от «Яблока» и проведении кампании как члена партии «Яблоко», кандидата от «демократов».
В моем штабе на основании этого произошел раскол. Мои консультанты и друзья уверяли меня, что это проигрышный шаг. Мне говорили, что «Яблоко» «кинет» меня в момент первых же проблем, а имиджевый вред от участия в выборах в качестве «еще одной бабы от демократов» будет огромен.

Я, однако, настояла на выдвижении от «Яблока», пояснив коллегам, что не могу «плевать в протянутую Яблоком руку». Я поясняла им также, что С.Митрохин и А.Навальный – люди, которых я не могу подводить, и надо идти согласованным курсом. Если бы я знала тогда, как я ошибалась!

На следующий день, как мы с Вами знаем, было принято решение об объединении списков «Яблока» и СПС, очевидно ставящем мое выдвижение под угрозу, поскольку Жанна Немцова по-прежнему планировала выдвигаться по моему округу. Мне позвонил Навальный и прокомментировал шансы на мое выдвижение как «50 на 50» -- ни малейшего сомнения в том, что партия сразу «сдаст» меня, своего однопартийца, исходя из сиюминутных интересов, в его голосе не прозвучало.

В пятницу, 23 сентября, А.Навальный попросил меня приехать в офис «Яблока» и сдать пакет документов на выдвижение кандидата, подтвердив сначала, что «одномандатников еще никто не согласовывал, но во всех наших списках ты есть». Приехав в «Яблоко», я столкнулась с Вами в дверях, и Вы спросили меня, «выдвинулась ли я уже». Меня это слегка обескуражило, но комментировать это странный вопрос я не стала.

Мы с Навальным договаривались о том, что я приеду на конференцию «Яблока» 25 сентября, чтобы ответить на вопросы которые у членов партии по поводу моего вступления в партию и выдвижения могут возникнуть. Напомню, тогда СПС настаивал на том, чтобы список возглавил Никита Белых, и Ваши коллеги говорили активно о том, что объединение может зайти в тупик и вообще не состояться.

Однако, около 2 часов ночи с субботы, 24 сентября на воскресенье, 25 сентября, мне на мобильный телефон позвонил член политсовета Вашей партии Илья Яшин, воспользовавшийся для этого аппаратом А.Навального. Разбудив меня этим неожиданном звонком, Яшин сообщил, что его «просили мне позвонить», чтобы передать, что «на конференцию мне ехать не надо». Из дальнейшего диалога, который я по причине сна помню плохо, я поняла, что процесс вселенского объединения демократов уперся в мою скромную персону, и «Яблоко» не сможет выдвинуть меня, потому что СПС в таком случае вообще отказывается объединяться, и что консенсус заключается в том, что Жанну Немцову не выдвинут тоже. То есть, единого демократического кандидата по моему округу не будет вообще.

После этого, члены руководства московского бюро «Яблока», мягко говоря, «кинувшие» меня, члена своей партии, завербованного исключительно под это выдвижение, и уже потратившего на выборы деньги и силы и переделавшего под участие на них совместно с «Яблоком» всю свою стратегию, заметно ко мне охладели. Я взяла в партии справку о том, что в ней состою, и 26 сентября подала в избирком документы о своем самовыдвижении, указав во всех документах членство в партии. Мне не хотелось терять лицо, и мой расчет был на то, что работать против меня, как члена партии, «Яблоко» тоже не сможет. Таким образом, предвыборная кампания началась.

С первых же ее дней, на этапе сбора подписей в свою поддержку, я столкнулась с огромным негативом по отношению к «Яблоку». Так как на подписных листах и во всех списках кандидатов, а также в моей биографической справке, моя партийная принадлежность была указана, сборщики подписей выслушивали часы и часы негатива по отношению к Вашей партии, накопленного народом за долгие годы. Перед многими из них при слове «Яблоко» захлопывалась дверь. Я надеялась, что партийная поддержка и возможность проведения согласованных действий перевесит этот негатив, и пыталась ободрить штабистов.

Когда избирательная комиссия №3 запланировала принятие совершенно необоснованного решения об отказе мне в регистрации на основании каких-то мелочных придирок, обычно просто не применяющихся, это было явно политическое решение – вызванное тем, что я представляла «Яблоко», а административному ресурсу было дано четкое указание представителям «Яблока» противостоять. Тот факт, что я выдвинута самовыдвижением, был забыт, так как во всех документах была указана моя партийная принадлежность. Весь ресурс власти в округе обрушился на меня. То есть, я, только что вступившая в Вашу партию и тут же ею преданная, отвечала по всем статьям за все, что партия делала и не делала все эти годы, и за весь тот негатив, который по отношению к ней был народом накоплен. Отвечала, опираясь только на свой административный, финансовый и политический ресурс. Мне казалось, что учитывая то, сколько всего я терплю из-за слова «Яблоко», партия должна хотя бы как-то меня в этом поддержать.

Перед заседанием комиссии, на котором рассматривался вопрос об отказе мне в регистрации, я позвонила в партию, и на мою просьбу о помощи откликнулся юрист «Яблока» А.Ю.Бузин, представляющий партию в Мосгоризбиркоме, а также юрист Ильи Яшина Виталий Резников. Резников прибыл на заседание в качестве моего представителя, а Бузин выступил на нем в качестве представителя Мосгоризбиркома. Это не помогло, но произвело на противную сторону впечатление – они увидели, что мы можем защищаться. С другой стороны, это же их и озлобило, так как основываясь на участии на моей стороне Бузина, они убедились воочию, что я представляю тот самый «демократический ресурс».

Однако, уже на заседании комиссии меня ждал сюрприз: когда для отказа мне в регистрации не хватало голосов, при переголосовании этого вопроса свой голос против меня добавил некто А.Д.Суворов, назначенный в мою окружную комиссии партией «Яблоко». Голос представителя моей партии стал решающим в вопросе о том, чтобы отказать мне, члену партии, в регистрации в качестве кандидата. Тогда я обнародовала заявление, в котором просила руководство московского отделения партии либо исследовать инцидент и принять меры к отзыву товарища Суворова, а также исключить его из партии, либо представить мне объяснение такого странного поведения члена партии в данной ситуации. Впоследствии А.Навальный проинформировал меня, что расследование показало, что тов. Суворов членом партии «Яблоко» не является, а потому исключить его из партии нельзя. В Москве не тысяча, не сто, а всего 15 одномандатных округов, и тем не менее, в Вашей общероссийской партии не нашлось 15 членов партии, готовых занять посты в окружных избирательных комиссиях?

Однако, в последующие дни стали происходить совсем странные вещи. Во-первых, тот же Бузин категорически отказался представлять меня в Мосгорсуде, и даже выступить там. Несмотря на то, что с 28 октября я веду кампанию, не будучи кандидатом, что сказывается весьма отрицательно на финансировании и деморализует штаб, партийная поддержка после решения комиссии резко пошла на убыль. 4 ноября Илья Яшин одолжил мне подержанный мегафон для проведения митинга, и на этом все участие партии в моей дальнейшей судьбе и кампании закончилось. То есть, нанеся мне весь вред, который можно, партия «сливала» меня.

Никто из представителей партии не согласился придти на мой митинг 5 ноября или поддержать его. Я собрала в г.Зеленограде, где партия вообще не вела какой-либо предвыборной кампании, бригаду активистов-яблочников, которым я стала платить из своего кармана. Будучи членами партии, активисты спрашивали, нельзя ли вместе с моими газетами раздавать листовки «Яблока», и нельзя ли получить партийный флаг. В получении флага А.Навальный почему-то отказал, сообщив правда, что за листовками «можно приехать». На мой вопрос, не готова ли будет партия разделить со мной расходы по оплате труда людей, учитывая, что я плачу им из своего кармана, а раздавать они будут листовки «Яблока», Навальный откровенно засмеялся. «Вот ты и профинансируешь частично кампанию Яблока!» , -- говорил он.

Учитывая, что никакого штаба у «Яблока» в Зеленограде не было, и никакая работа не велась, и учитывая то, что «Яблоко» получило доступ к немаленьким деньгам, предоставленным СПС, разделом которых и было занято в основном, я предприняла несколько попыток воззвать к здравому смыслу однопартийцев.

По моей идее, моя команда в Зеленограде могла взять на себя распространение продукции Яблока, в обмен либо на финансовое участие в оплате труда (речь шла о суммах меньше тысячи долларов на всю кампанию), либо на распространение моей продукции сотрудниками объединенного штаба в районе Дегунино, где у меня своего отдельного штаба нет. Меня также волновал вопрос совместного назначения наблюдателей на участки, который мы с Вами обсуждали еще летом. Возможны были и другие варианты сотрудничества. Я несколько раз звонила в Вашу приемную, в намерении с Вами поговорить на эти темы – однако, соединять меня с Вами Ваши помощники отказывались, мне Вы не перезванивали, а организовывать еще одну встречу с Вами для меня А.Навальный отказался.

Накануне судебного заседания в Мосгорсуде, на котором оспаривался отказ мне в регистрации, мне позвонил А.Навальный и сообщил, что всех в Яблоке «я достала». По его словам, это выражалось в том, что вместо того чтобы «тихо сидеть и заниматься своей кампанией», я требую, чтобы «в ней принимала участие вся партия». Никакого интереса к ходу или исходу судебного процесса больше никто из партии не проявлял. От борцов за демократию, каковыми считает себя партия «Яблоко», такого цинизма, равно как и требований «сидеть тихо», я не ожидала.

Обращаю Ваше внимание на то, что всего по одномандатным округам в Москве сегодня баллотируется не больше десяти членов Вашей партии. Опять же, нас не тысячи и не сто, а от силы десяток, и сам факт, что Вы отказываетесь связываться со мной по телефону, беспрецедентен. За всю кампанию найти время один раз обсудить со мной ее ход, Вы вполне могли бы. Назначить в избирательную комиссию члена партии, или хотя бы проследить, чтобы назначенный Вами член комиссии не голосовал против меня, Вы могли бы. Выделить по 30 копеек моим активистам за раздачу листовок Яблока Вы могли бы, и это обошлось партии бы вчетверо дешевле того, что платят своим активистам представители СПС (а именно СПС поручено вести кампанию объединенного списка демократов в моем округе).

По рекомендации А.Навального, я связывалась в московском СПС с С.Годовиковым, якобы ответственным за проведение кампании в моем округе, и пыталась обсудить с ним возможность совместной работы. Он ответил мне, что установка была опираться на актив СПС и необходимости выделять средства активу Яблока нет, а также – у него есть установка, что я в выборах больше не участвую, и единым кандидатом от демократов теперь является Жанна Немцова. Для меня это прозвучало как новость.

Тут мы подходим к самому главному и самому отвратительному во всей этой истории – к деньгам. И Вы, и я хорошо знаем, что никаких практических или политических выгод извлечь из объединения с такой организацией, как СПС, полностью дискредитировавшей себя и яростно ненавидимой большинством населения нашей страны, Яблоко не могло -- Яблоко, поддерживаемое интеллигенцией, Яблоко, боровшееся, пусть даже и только в Вашем лице, за социальную справедливость в Москве. СПС, мое отношение к которому, насколько я знаю, Вы приблизительно разделяли до этих выборов, был совершенно не нужен Яблоку для победы, а скорее способен был навредить (и навредит). СПС был нужен Яблоку для другого – для денег, которых у Яблока не было, а у СПС – были. Вы устали от безденежья, и кампанию было вести не на что. Значит ли это, что нужно продаваться с потрохами, предавая своих искренних сторонников и союзников, «сливая» членов партии? Я не знаю.

Но я знаю, что при том, что партия смеется мне в лицо когда я прошу поддержки в этой сложной ситуации, когда идут суды и спонсоров это не вдохновляет, что партия смеется мне в лицо, когда я предлагаю заплатить копейки моим активистам в Зеленограде (не моим даже, а Вашим активистам, ибо мой штаб в Зеленограде был создан на базе тамошнего «Яблока», которое не могло предложить активу никакой занятости и никакого финансирования), издевается надо мной, когда я предлагаю придти и поддержать мой митинг, и так далее – при всем при этом, сотрудники аппарата партии и члены предвыборного штаба, заняты «распилом» огромных, по «яблочным» понятиям, денег, которые тратятся направо и налево бездумно и неграмотно, порой даже в оскорбительной для самого яблочного электората форме.

Меня как члена партии и как избирателя, долгие годы голосовавшего за «Яблоко», глубоко возмущает и оскорбляет бездумность расходования средств штабом партии. Меня, равно как и тысячи представителей «гнилой интеллигенции», еще поддерживающих нас, глубоко обижают полноцветные листовки на глянцевой бумаге плотностью 120 мг, которые на партийные деньги в том числе печатаются для многих кандидатов из «объединенного списка» и для региональных групп списка.. Потому что я знаю, сколько это стоит. Потому что я знаю, что на эти деньги можно напечатать было бы в 10 раз больше листовок «Яблока» и еще столько же, например, моих. Просто если бумагу взять подешевле, да использовать два цвета.

Просто потому, что избирателю прекрасно понятно, откуда эти деньги и сколько это все стоит. Да что тут даже я, что тут брошенные и оставленные без поддержки члены партии в одномандатных округах. Избирателю понятно, скольким больным детям и инвалидам можно было бы помочь, сэкономив СПСовские деньги.

Я уже не говорю о том, что помимо качества полиграфии, есть еще чудовищное, бездумное применение этих средств с политтехнологической точки зрения. Наружные щиты, изображающие очень мелко группу из 5-6 человек, в которой даже я, проезжая мимо, не успеваю никого узнать. Щиты и листовки, содержащие такое огромное количество элементов и надписей, что прочесть их все невозможно. Полное отсутствие общих лозунгов или скоординированных действий. Мне в руки попала листовка кандидата по одному из округов, посвященная вырубке лесов (это в Москве-то, на Сущевском, кажется, валу!), под лозунгом «Сегодня деревья – завтра мы». То есть тысячи партийных долларов тратятся на вот такое безумие, и ни доллара нельзя было выделить тем же зеленоградским яблочникам, которых теперь финансирую я.

На днях, избирательный штаб Жанны Немцовой выпустил новую серию листовок и плакатов под лозунгом «Единый кандидат». Непосредственно под лозунгом расположено большое количество значком коалиции объединенных демократов, «Яблока» и организаций, входящих в нее. Я убеждена, что без политической договоренности, в которой Вы «сдали» меня еще до заседания Верховного Суда, которое состоится 24 ноября, штаб Немцовой не стал бы этого делать. Даже не поставив меня в известность, Вы для себя похоронили мое кандидатство заживо, хотя исход суда еще не известен. Вы – тот же человек, который клялся прессе еще в сентябре, что Жанну Немцову «Яблоко» никогда не поддержит. Вы «слили» меня, Вашего товарища по партии, пребывающего в тяжелой ситуации и до сих пор борющегося в судах со всеми негативными последствиями того, что слово «Яблоко» , к несчастью, оказалось рядом с моей фамилией. Вы предали меня цинично, ради СПС-овских денег. И даже не извинились.

Партия, Сергей Сергеевич, это по определению – организация., основанная на идеологической общности взглядов, и солидарности в достижении целей. В Партии, партийцев не предают и не бросают, против друг друга не голосуют, и берут трубки, когда свои же кандидаты тебе звонят. Члены партии не ходят по Москве и не рассказывают про других членов партии – кандидатов в депутаты сплетни и гадости, как это делают в последние дни приближенные к Вам лица и сотрудники Вашего аппарата, в частности рассказывающие всем желающим, что «неизвестно, с каких это пор» я в «Яблоке», и что «партия меня никогда не поддерживала» (последнее, впрочем, я и так, спасибо, заметила). Партия не сдает своих за тридцать серебреников.

Когда я вступала в «Яблоко», у меня было желание работать в «Яблоке» в будущем. Я хотела сформировать региональное отделение в одном из районов Московской области, где отделения сейчас нет, причем сделать это за счет собственных ресурсов, и вместе с партией пойти на региональные выборы в следующем году. Я хотела вместе с партией работать – и Вы прекрасно знаете, что лично я бы это все делала бесплатно -- на выборах 2007 года. В обмен на это, я хотела лояльности и поддержки партийцев, их морального участия в своей судьбе как кандидата и в своей политической борьбе.

Вступив в «Яблоко», мне не удалось стать членом партии. Вместо этого, я оказалась приписанной к какой-то мелочной, издерганной и разрозненной группке лиц, большинство их которых было готово абсолютно на все ради любых денег, и которая при этом совершенно не имеет идеологии. В этом микро-социуме отсутствует солидарность и товарищество, а движущей мотивацией для большинства является желание подняться, наступив, где возможно, на голову другому, чтобы урвать хоть что-то от манны небесной – долгожданных СПС-овских денег. У возглавляемой Вами сегодня кучки лиц полностью, при этом, отсутствует вера в победу или желание побеждать, а наличествует только желание поправить или укрепить свое сиюминутное положение, пока снова не кончатся деньги. В этой ситуации они готовы загрызть любого, кто хочет предложить использовать эти деньги рационально для достижения общих целей (которых у них и нет). Отношение к выборам в этой компании превалирует чисто пораженческое – зачем стараться, если все равно мы честные и нас не пропустят, побьют, задвинут, и тп.? Вот никто и не старается.

Я – человек с общественной и политической позицией, и я верю в победу, которая рано или поздно обязательно будет одержана. Быть участником этой группировки неизвестного назначения, состоящей из предателей, растратчиков и интриганов, я более не считаю для себя приемлемым. Вернуть Вам членский билет, увы, не могу, так как мне его не выдали.

С уважением,
О.Сагарева

21 ноября 2005 г.

Пресс-релиз Межрегиональной общественной организации "Равенство"