За НЛМК — ответишь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У скандального уральского бизнесмена – крупные неприятности

1235487233-0.jpg Об этом долго говорили между собой бизнесмены и политики – все, кто знает одного из самых одиозных уральских олигархов Николая Максимова. Но до сих пор никто не сказал об этом официально. Всякому терпению приходит конец: сегодня компания «Макси-Групп» сделала заявление, в котором приоткрыла тайну своих взаимоотношений с бывшим основателем. А источники «URA.Ru», близкие к Максимову, рассказали подробности. О том, как уральский Остап Бендер «прокрутил» 7,3 млрд. рублей, как использовал для этого жену и верных соратников, как юристы НЛМК заставили его вернуть выведенные деньги и что происходит сейчас, — в нашем материале.

То, что у Новолипецкого меткомбината (владеет 50% плюс 1 акция ОАО «Макси-Групп») есть серьезные претензии ко второму акционеру Николаю Максимову, долго скрывалось. Тайна приоткрылась, когда в конце прошлого года НЛМК подал иск в Арбитражный суд Свердловской области к Максимову о признании недействительными ряда пунктов договора займа, который последний предоставил «Макси-Групп». Вчера заседание по этому иску перенесли на 5 марта. А сегодня уральская меткомпания сделала официальное заявление.

В частности, «Макси-Групп» сообщила, что Николай Максимов не выполняет условия соглашения, подписанного в конце 2007 года при приобретении НЛМК пакета акций ОАО «Макси-Групп». Документ предполагал обязательства каждого акционера по предоставлению займов в размере 7,3 млрд. рублей для обеспечения финансирования инвестиционных проектов «Макси-Групп». НЛМК со своей стороны условия соглашения выполнял, то же было предложено сделать и Максимову.

Но события начали развиваться неожиданно. В январе 2008 года Николай Максимов, который в тот момент еще занимал пост президента «Макси-Групп», предоставил компании займ в 7,3 млрд. рублей. «Однако основная часть этого займа была изъята у «Макси-Групп» Максимовым практически сразу после выделения: в феврале 2008 года он провел финансовые операции, в результате которых 5,9 млрд. рублей были выведены со счетов предприятий «Макси-Групп»», — сообщается в заявлении компании.

«Макси-Групп» не раскрывает подробности финансовых схем Максимова. Но, как рассказал «URA.Ru» близкий к бизнесмену источник, в частности в то время предприятия «Макси-Групп» покупали у близких Максимову людей фирмы, уставный капитал которых не соответствовал цене продажи. Например, гражданская жена Максимова Оксана Озорнина за несколько миллиардов рублей продала структурам «Макси-Групп» ООО «Управляющая компания Уральского завода прецизионных сплавов» (УК УЗПС, не путать с одноименным заводом в Березовском), единоличной собственницей которого являлась. И это лишь один из эпизодов — в совокупности Максимов и его супруга изъяли из оборота «Макси-Групп» 5,9 млрд. рублей.

Но это не все. 1,4 миллиарда из 7,3 млрд. рублей займа Николай Максимов как президент «Макси-Групп» использовал «на цели, им же самим определенные и требующие серьезного изучения в части разумности и добросовестности» (цитата пресс-релиза). По данным нашего агентства, из этих средств Максимов оплатил оборудование для инвестпроекта по строительству Ревдинского трубного завода. Причем сделал это без ведома НЛМК, который, по условиям соглашения, должен был сначала провести ревизию инвестиционной программы «Макси-Групп», а уже затем принимать решение о целесообразности финансирования того или иного проекта.

Тогда же были проведены и другие действия. Во-первых, связанные с выведением за контур компании активов, объем которых по разным оценкам составил от 10 до 16 млрд. рублей. «Компания «Макси-Групп», которая находилась на момент совершения сделки в конце 2007 года в состоянии финансового кризиса, была окончательно обескровлена», — констатирует сегодня «Макси-Групп».

А во-вторых, поскольку финансирование деятельности компании полностью осуществлялось со стороны НЛМК, то, как говорит источник «URA.Ru», деньги, поступающие от мажоритарного акционера, тратились не по назначению (например, задним числом переоформлялись договоры лизинга и завышались суммы платежей, которые предъявлялись к оплате НЛМК).

Как рассказывает собеседник «URA.Ru», эти операции Николая Максимова проводились не самим бизнесменом, а его помощниками. В частности, главным звеном в цепочке был Александр Малышев – один из самых преданных Максимову людей, финансист, в то время гендиректор Нижнесергинского метизно-металлургического завода. Второй участник – жена Оксана Озорнина. Третий – финансист «Макси-Групп» Сергей Миронов.

Тогда же, в январе 2008 года, Максимов осуществил «перегон» денег (кредитное авизо на сумму 6 млн. 97,5 тыс. евро) из России в Чехию (сейчас бизнесмен проживает там постоянно) и обратно в Россию. «Возможно, это было сделано с целью легализации финансовых средств. Какая-то часть денег, наверное, осталась в Чехии. Этим переводом даже заинтересовалось специальное подразделение полиции Чешской республики по борьбе с финансовыми махинациями. Банковские операции осуществлялись через расчетный счет Оксаны Озорниной и от ее имени, поэтому именно она давала показания в полиции о легальности средств», — рассказывает один из наших источников.

По данным «URA.Ru», все схемы и финансовые операции команды Николая Максимова были раскрыты Новолипецким меткомбинатом еще тогда – зимой 2008 года. Юристы НЛМК добились возврата 5,9 млрд. рублей. Но теперь Максимов снова неприятно удивил — в конце 2008 года он обратился в Кировский районный суд Екатеринбурга с иском к предприятиям ОАО «Макси-Групп» и требует от компании возврата 1,4 млрд. рублей — остатка займа, который Максимов предоставил и который сам же направил на необоснованные цели. Заседание назначено на 25 февраля 2009 года.

Подводя итог всей этой неприятной истории, в «Макси-Групп» констатируют, что «ни конечная цель займа — обеспечение финансирования инвестиционных проектов «Макси-Групп», ни фактический объем финансирования, оговоренные соглашением, со стороны Николая Максимова по существу не были соблюдены». В то же время НЛМК с 2007 года по настоящее время уже вложил в уральскую компанию 21 млрд. рублей. В условиях экономического кризиса «Макси-Групп» хотела бы видеть такое же адекватное и добросовестное участие в судьбе компании со стороны второго акционера.

Оригинал материала

«URA.ru» от origindate::18.02.09