За что губернатор Тулеев полюбил посредников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Конфликт, который разгорелся на Западно-Сибирском металлургическом комбинате (еще его называют Запсибом) и продолжается уже несколько лет, позволил в новом свете увидеть главу областной администрации г-на Тулеева. Именно в связи с ситуацией на Запсибе некоторые его принципиальные взгляды, с помощью которых он делал себе имя политика и шел в губернаторы, трансформировались в свою противоположность.

Загадка Горной компании

К 1997 году знаменитый Запсиб пришел банкротом. Дела комбината оказались настолько плохи, что всерьез поговаривали о продаже его имущества с молотка. Группа молодых менеджеров предложила ввести внешнее управление и составила программу выхода комбината из кризиса. Арбитражный суд назначил управляющим одного из них — Андрея Воронина.Спустя всего три месяца комбинат полностью ликвидировал дефицит бюджета, а это ни много ни мало 60 млрд неденоминированных рублей. Способ, с помощью которого удалось решить эту первостепенную задачу, прост: команда внешнего управляющего стала избавляться от посредников и заключала прямые договора на поставку сырья.Тактика, которую избрала команда внешнего управляющего, не нравилась многим, по-иному видевшим возможности и судьбу Запсиба.Хорошо известная в России группа «Альфа» оспорила назначение внешним управляющим Воронина и посадила в это кресло своего человека — Б. Кабака. Не мешкая, группа снова ввела в работу комбината посредников.

За девять месяцев команда Кабака увеличила долг Запсиба еще более чем на миллиард неденоминированных рублей. Арбитражный суд поддержал мнение кредиторов и вернул на комбинат прежнюю команду, на этот раз внешним управляющим назначив Игоря Фролова. Власти города и области поддержали это назначение. Менеджеры повторили оправдавшую себя операцию — убрали посредников.Для более эффективной работы комбината по возвращению долгов кредиторы решили создать так называемую управляющую компанию. Она консолидировала бы долги и отстаивала интересы кредиторов. Идея понравилась руководству области, и губернатор Аман Тулеев подписал распоряжение о создании Сибирской горной компании (СГК). В частности, в нем говорится об уставных задачах СГК: сокращение числа посредников при поставках сырья и материалов, реализации продукции комбината; аукционы и конкурсы обязательны для выбора наиболее выгодных партнеров.

Мало кто тогда предполагал, во что выльется, казалось бы, разумное начинание. По своей наивности команда Фролова допустила серьезную ошибку, которой воспользовались люди опытные, хваткие, не стесненные нравственными нормами.Из-за гигантских долгов счета комбината были заблокированы. Деньги, которые поступали на них, тут же снимались на погашение долгов. Ни ремонтировать технику, ни платить зарплату рабочим комбинат не мог.Против этого фискального лома предприимчивые люди давно нашли простой и действенный прием: создается фирма, которая по поручению предприятия-банкрота выполняет все его финансовые операции. Фролов со своей командой пошли по тому же пути. Но они не стали создавать новую фирму, а передали дополнительные функции Сибирской горной компании. Так на СГК замкнулись все финансовые потоки металлургического гиганта.Возглавил Горную компанию помощник главы областной администрации по Югу Кузбасса «на добровольных началах» Анатолий Смолянинов. Прежде всего он закрыл всю информацию, которая касалась коммерческих сделок комбината.Что пыталась утаить компания от внешнего управляющего и кредиторов, в интересах которых и была создана?

Возвращение посредников

Вопреки утвержденной программе внешнего управления СГК снова привлекла посредников.Поставки угля передали «Кузнецкуглесбыту». Видимо, не случайно предпочтение отдали именно этому известному в области монополисту. Ведь Смолянинов — один из учредителей этого крупного акционерного общества.Как же сказалось на финансовом положении комбината внедрение посредников?Из интервью «Известиям» бывшего заместителя генерального директора Запсиба по коммерции Игоря Бурцева:- Если в сентябре-ноябре 1998 года тонна угля, которую комбинат приобретал, стоила 100-105 рублей, то начиная с декабря цена возросла до 7,8-8 долларов. За этот уголь комбинат рассчитывался с «Кузнецкуглесбытом» экспортным металлопрокатом по цене 1080 рублей за тонну.Железная руда поступала на Запсиб из Европейской части России, и тоже через посредников. Например, руда Лебединского ГОКа, купленная через фирму «Град-инвест», обходилась комбинату в 401 рубль за тонну. Прямая же поставка удешевила бы тонну руды до 342 рублей.Тонна ферромарганца, приобретенного через посредника, стоила 630 долларов. По прямому контракту — на 93 доллара дешевле. Подчеркну, речь идет об осени прошлого года. Цены привожу с учетом НДС и железнодорожного тарифа.В результате поставок сырья через посредников комбинат ежемесячно терял около миллиона долларов. Поскольку схема работы не изменилась, комбинат и сегодня несет потери приблизительно на ту же сумму.С экспортом происходит то же, что и с поставками сырья, но наоборот. Если сырье посредник удорожает, то готовую продукцию он старается купить как можно дешевле. До 80 процентов запсибовского металлопроката продается через оффшорную компанию «Ферротрейд».Из выступления председателя комитета кредиторов Запсиба, первого заместителя губернатора области С. Березнева на заседании комитета кредиторов 12 февраля 1999 года:- На сегодняшний день разброс по ценам между «Ферротрейдом» и другими компаниями — около 2 долларов на тонне в пользу «Ферротрейда». Есть заключение коммерческих служб Запсиба о том, что мировые цены на металлопродукцию на 20-30 процентов выше, чем те, по которым комбинат продает ее сегодня.В нарушение плана внешнего управления экспортный металл отгружается без проведения тендеров между покупателями по явно заниженным ценам оффшорной компании «Ферротрейд». Фирма постоянно нарушает сроки оплаты отгруженного ей металла и постоянно должна Запсибу. Долг этот доходит до 3 млн долларов. Фактически Запсиб кредитует «Ферротрейд», а не наоборот, как предусматривалось контрактом.

Из интервью «Известиям» бывшего заместителя генерального директора Запсиба по экономике и финансам Андрея Воронина:- В то время от крупных зарубежных фирм к нам поступало много предложений на покупку у нас экспортного металлопроката. Они предлагали купить прокат на 6-10 долларов за тонну дороже, чем при сделке, заключенной Горной компанией. К тому же фирмы предлагали предоплату. Это были чрезвычайно выгодные для Запсиба предложения. Но вместо сотрудничества напрямую с выгодными партнерами Горная компания во главе со Смоляниновым навязала комбинату никому не известный «Ферротрейд». В результате комбинат стал ежемесячно терять около полутора миллионов долларов.Я пытался остановить демпинговую продажу металла в ноябре 1998 года, отказался подписывать заниженные цены и потребовал от управляющей компании отчета о расходовании валютной выручки. Меня всецело поддержал Бурцев. За это нас обоих перестали пускать на территорию Запсиба. Внешний управляющий Фролов обратился в арбитражный суд: ему чинят препятствия в исполнении служебных обязанностей. Суд признал иск справедливым и указал на это генеральному директору Запсиба Айзатулову. Но вскоре с комбината изгнали и Фролова.

Из интервью «Известиям» бывшего внешнего управляющего Запсиба Игоря Фролова:- Поскольку СГК скрывала информацию по курсу продажи валюты компанией, мы, чтобы проверить цену проката, вынуждены были взять для расчетов курс Центрального банка. Расчеты показывают, что ежемесячно комбинат недополучал только на курсовой разнице 10-19 млн рублей.Первый акт сверки взаимозачетов комбината и Горной компании, предоставленный мне 15 января нынешнего года, показал разницу в ценах между экспортными контрактами и договорами купли-продажи на 100 млн рублей! Когда я потребовал у компании соглашение к договору купли-продажи по ценам на декабрь, она предоставила другой акт сверки за декабрь с разницей цен в 19 млн рублей! При дальнейшем разбирательстве выяснилось: в расчетах по первому акту сверки фигурировали явно заниженные цены, устраивающие СГК, но не подписанные со стороны Запсиба. Подписывать цены от имени комбината мог только заместитель директора по экономике и финансам Воронин. Но он подписывать цены, явно убыточные для комбината, отказался. За это в нарушение закона был выдворен с территории комбината.Во втором акте сверки для расчетов были взяты цены более высокие, но все равно заниженные. Не знаю, кто от имени комбината подписал заниженные цены за декабрь-февраль и подписаны ли они вообще. Но если подписаны, то явно людьми, не имеющими на то прав, и возможно, небескорыстно.Мне удалось раздобыть заключение о финансовом состоянии ОАО «ЗСМК» в первом квартале нынешнего года. В нем, в частности, говорится: оборотный капитал комбината полностью создан за счет кредиторской задолженности. Эта задолженность поставщикам сырья, фондам страхования и другим кредиторам постоянно растет. На каждый рубль собственных средств приходится 2,4 рубля заемных.Как сказано в документе, восстановления платежеспособности до конца года не предвидится.

Липовая лицензия

Ну, а теперь самое время рассказать о том, каким путем Смолянинов оказался на должности внешнего управляющего Запсиба. Чтобы получить право вытаскивать из банкротства гигантское предприятие, на котором работает 35 тысяч человек, нужно обладать не просто лицензией, а лицензией второй категории. Получить ее можно лишь при условии, что соискатель уже имеет опыт внешнего управления на нескольких хотя бы небольших предприятиях. Смолянинов таким опытом не обладал.Тем не менее он подал в Федеральную службу по делам несостоятельности заявление, а к нему приложил три определения арбитражного суда Кемеровской области, которыми назначался внешним управляющим трех небольших фирм. На документах все как положено: номера дел, даты судебных заседаний, фамилии судей — Н. Житков, Е. Попова, В. Егоров.Руководство арбитражного суда Кемеровской области официально мне заявило: судьи с такими фамилиями у них никогда не работали. Номера дел — вымышленные и не соответствуют форме, которая принята при присвоении их делам.Смолянинов незаконно стал внешним управляющим не только потому, что подсунул федеральному ведомству липу. Его не имели права назначать и по другой причине: кредиторы не принимали решений ни о том, чтобы снять с должности Фролова, ни о том, чтобы назначить на нее Смолянинова.

В областном арбитражном суде мне объясняли: решение судей при назначении внешнего управляющего или освобождении его с этой должности основывается прежде всего на решении кредиторов. Им лучше знать, говорили мне, кто и как может справиться с нелегкой ношей. Но почему-то именно в случае со Смоляниновым в областном арбитражном суде забыли это неукоснительное правило.Есть еще одна причина, из-за которой назначение Смолянинова выглядит весьма сомнительным. По закону о банкротстве арбитражным управляющим не может быть назначено лицо, «заинтересованное в отношении кредитора». А ведь Смолянинов приглашен на Запсиб с должности в компании, которую создали исключительно кредиторы. К тому же компании (надо же умудриться!), которая сама стала одним из крупнейших должников обанкротившегося комбината.Своим внешним управлением Смолянинов породил не меньше вопросов, чем в свое время арбитражный управляющий, пришедший с «Альфы», но при том назначили аудиторскую проверку, возбудили уголовное дело, подозревая, что он использовал свое служебное положение не в интересах кредиторов, а в интересах «Альфы». При Смолянинове же назначить такую проверку почему-то не решаются.Собственно, в области ни для кого не секрет, почему служители закона в Кемерове тушуются перед внешним управляющим Запсиба: за ним стоит сам глава областной администрации.

Коль мы заговорили о методах, с помощью которых люди, поддерживаемые губернатором, занимают ключевые посты в области, нельзя не сказать и о бывшем заместителе главы администрации Геннадии Куртукове, ведавшем доходами. Последние записи в его трудовой книжке до назначения заместителем губернатора: заместитель генерального директора московского спортивно-технического центра «Возрождение»; генеральный директор столичного ООО «Сибсервис».Выяснилось, что ни на первом, ни на втором предприятии Куртуков никогда не работал. Почерковедческая и технико-криминалистическая экспертиза установила: записи в трудовой книжке и печати фирм подделаны. По этому факту в отношении Куртукова возбуждено уголовное дело.

Методы продвижения к деньгам и власти, которые практикуют Смолянинов и Куртуков, к счастью, стали достоянием широкой общественности. А сколько еще таких специалистов трудится на руководящих постах в области — одному Богу известно.Курс — 180 градусовВспомним, как еще совсем недавно Тулеев публично грозился извести в области посредников, жирующих на производителях. Почему же, вопреки обещаниям, он вдруг отказался от борьбы с «нахлебниками»? Что изменило его взгляды? Я направил эти вопросы по факсу Аману Гумировичу. Увы, губернатор на них не ответил.Чтобы отказаться от принципиальной позиции, некогда объявленной в средствах массовой информации, нужно обладать или большой смелостью, или абсолютной беспринципностью. Весь вопрос в том, какова причина изменения точки зрения.В ситуации с Запсибом очевидно: посредники здесь не нужны. Шахты — давние поставщики угля для комбината расположены рядом, процесс поставок давно отлажен. Зарубежные покупатели металла — тоже давние и надежные партнеры. Запсиб мог бы сам, без чьей-либо помощи, управляться и с продавцами сырья, и с покупателями металла.Губернатор прекрасно это понимает. Не случайно в распоряжении по созданию Горной компании он, напомню, обязал ее: избавиться от посредников, проводить тендеры при покупке сырья и при продаже готовой продукции. Смолянинов демонстративно не выполняет ни распоряжение губернатора, ни программу внешнего управления, одобренную кредиторами. Он все делает с точностью до наоборот. Но Тулеев ничего этого якобы не замечает.

Похоже, между хозяйственником, в чьих руках сосредоточены огромные материальные и финансовые ресурсы, с одной стороны, и политиком, обладающим рычагами государственного влияния, с другой — заключена некая бартерная сделка. Цена губернатора известна: поддержка сомнительных методов управления на Запсибе. А какова же цена Смолянинова?

Запсиб — самый активный и самый крупный плательщик подати в созданный Тулеевым так называемый Фонд риска. Это при том, что предприятие-банкрот не имеет права перечислять деньги ни в какие добровольные общества, пока не рассчитается с долгами. (Областная прокуратура знает об этом, но делает вид, что не знает.)Фонд учрежден в декабре прошлого года для оказания экстренной помощи пострадавшим от стихийных бедствий, а также «для снятия социального напряжения среди учителей и работников здравоохранения» и некоторых других, не менее благородных целей. Фонд объявили добровольным. Десятки предприятий, больших и малых, обязались ежемесячно вносить в него от одного до четырех процентов от фонда оплаты труда.Не исключено, что внебюджетное пополнение финансовых запасов администрации не единственная задача, которая поставлена перед Смоляниновым. Некоторые средства массовой информации высказывают такую мысль: Смолянинов с подачи группы «Евроазиатский металл» продвинут губернатором во внешние управляющие с расчетом, что губернатор сможет финансово опереться на одно из самых крупных предприятий области. Как, впрочем, и на множество других предприятий-банкротов, куда удалось провести внешними управляющими верных губернатору людей.Тем же руководителям заводов и шахт, которые пытаются проводить независимую от главы областной администрации финансово-экономическую политику (и, возможно, именно благодаря этому преуспевающим), Тулеев объявил беспощадную войну. А к ней он подготовился по всем правилам военной науки: Законодательное собрание ему послушно, местное телевидение в Кемерове иначе как тулевидением не называют.

Вместо эпилога

Находясь в командировке в Новокузнецке, я попытался встретиться с генеральным директором комбината Рафиком Айзатуловым и внешним управляющим предприятия Анатолием Смоляниновым. Оба руководителя отказались от встречи, но на мои вопросы, переданные им через пресс-секретаря, пообещали ответить письменно.И ответили. Спустя десять дней я увидел свои вопросы и ответы на них, опубликованные Айзатуловым и Смоляниновым в газете на правах рекламы под заголовком «Запсиб: проблемы реальные и вымышленные». Иными словами, Айзатулов и Смолянинов купили у редакции газетную площадь и опубликовали собственную версию о делах на предприятии.Этот жульнический ход сродни тому, как Смолянинов приобрел лицензию на право управлять металлургическим гигантом, а Куртуков прорвался в заместители губернатора.Тем не менее читатель вправе знать правду.

Наша газета origindate::21.09.1999