За бандитское дело он пошел умирать

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

За бандитское дело он пошел умирать Близ военного полигона Капустин Яр случилась большая драка с националистическим оттенком между двумя криминальными группировками

"- Если убьют чеченца, никто внимания не обратит! - накалялся чеченец по имени Барон, - а тут убили какого-то алкаша несчастного, так вы из Москвы приехали! - Убитый не был алкашом, - возразил я. - Тогда не о чем и разговаривать, все равно против чеченцев напишете! - махнул он рукой и отвернулся от видеокамеры. У Барона Алимсултанова арестовали сына Аюба, как одного из главных участников массовой драки. Потому сам Барон далеко не в духе. Драка случилась в Астраханской области близ легендарного военного полигона Капустин Яр. Бились с одной стороны – чеченцы, дагестанцы, азербайджанцы числом от 100 до 150 человек, с другой стороны русские и казахи числом от 30 до 60 человек. Это по данным следствия. Несколько десятков людей покалечено. Одни в больницах, другие отлеживаются по домам. Пятеро за решеткой, включая начальника милиции города Знаменска Александра Колодяжного и участкового милиционера майора Сабира Агабекова. Иные в бегах. Убитый Виталий Милькин, 1979 года рождения, был местным жителем. Виталий служил в Чечне, а вернувшись домой, и в самом деле первое время пьянствовал, как и большинство здешнего населения в поселке Капустин Яр. Перебивался временными работами и «оттягивался» с дружками. Но года три назад в поселке объявился Влад - бородатый мужик лет сорока, начитанный, религиозный. И Виталий потянулся за ним, даже с выпивкой завязал. Пошли они восстанавливать церкви. Работа хоть и не шибко денежная, но Виталию нравилась. Как поведала юная вдова Виталия – Олеся: «Муж говорил, мне интересней с Владом чай пить, чем водку с дружками, потому что Влад умный. Он столько знает и про жизнь, и про Бога, а эти что... Муж не хотел идти на разборки, но ему названивали всю ночь...». ОТСЕЛЬ ГРОЗИМ МЫ СУПОСТАТАМ К Виталию мы еще вернемся. А пока о сути той заварухи. Она бы по нынешним меркам не наделала столько шума, случись где-то в иных местах. И уж, конечно, начальник милиции с участковым из-за такого «пустяка» не угодили бы в СИЗО. Но разборки бандитские начались прямо на территории особо секретного военного городка Знаменск, в котором сокрыта главная военная тайна нашей страны. Знаменск и есть тот ядерный щит России, о котором вы много слышали, да не знали где он. Еще в 1946 году Иосиф Сталин повелел заложить этот город в астраханской степи и сказал: «Отсель грозить мы будем штатам!». Закрытый город обнесен глухим железобетонным забором – 12 километров. А дежурство на КПП несут подполковники, чтоб никакой шпион, никакая другая сволочь даже не помышляла подобраться к нашей военной тайне. Подполковник на КПП долго изучал документы, я ж пояснял, что приехал к самому прокурору города Петрову, перед которым хлопотала за мой визит сама руководительница ахтубинского межрайонного следственного отдела следственного комитета при Прокуратуре РФ Гульнара Акмамбетова. И это правда. Подполковник куда-то звонил, затем дал машину и велел обязательно сделать пропуск. Но потом прокурору Петрову то ли не понравились мои вопросы, то ли еще чего, но пропуск выписывать он отказался категорически: «А я вас не знаю!». Было еще не поздно выйти за КПП, но это не в наших правилах. В гостинице я соврал, что мол в прокуратуре обещали к утру разрешение нарисовать. Поверили, поселили. Потом осторожно так вышел в город. Подняв воротник плаща и спрятав глаза за черными очками, неприметной походкой пошел по улицам, кишащим фээсбэшниками, контрразведчиками, особистами, милиционерами... Для пущего реализма купил в овощном кочан капусты в прозрачном пакете - вот, типа из дому по делу вышел. Мне нужен был человек с умным лицом, отмеченным печатью жизненных неурядиц и скептицизма по отношению к обществу, не способному оценивать и воздавать по заслугам. Я мог бы открыться этому человеку как своему, ведь без помощника в моем деле не обойтись. По счастью подобных лиц в Знаменске очень много, начиная от бюста конструктора Сергея Королева, от мэра города Виктора Лиха и кончая ребятами у пивной. В общем, нашел я людей, которые взялись помочь. Меня привезли даже в главный отдел по выдаче пропусков, но там объяснили, что сделают разрешение только через неделю. Пока отправят запрос в Москву, пока там меня проверят... - Пользуйтесь дырами, - предложили мне новые знакомые и начертали подробную схему проемов в бетонном заборе. - А если патруль, облава? - спрашиваю. - Ну дадите солдатикам сто рублей на водку, и никто вас вязать не будет. Следуя совету друзей, обратно я просочился через дыру в заборе недалеко от южного КПП и зашагал в поселок Капустин Яр. ЖИЛ ТАКОЙ ПАРЕНЬ Первое впечатление от того поселка - нищий, ужасный и грязный. Пьяная матерщина и рев мотоциклов, на которых носятся пацаны в клубах пыли. У ворот рынка девочка-оборвашка лет семи споткнулась, рассыпала купленные семечки. Несмотря на разбитый локоть, плачет и собирает вместе с грязью свое добро. Тут же бомжеватая пьяненькая маманька кричит на ребенка, шлепая по худосочной попке: «Больше не чо тебе не куплю, ворона ты бестолковая!» Долго расспрашивал местных, где проживал тот парень, которого недавно в драке убили? Никто не знает. В милиции, хоть и не сразу, но дали адрес. Так я познакомился с юной вдовой Олесей. Она вышла беременная в черном платке. Подле ее сынишка лет четырех. - А папка скоро придет? - спросил у меня малец. Несколько лет назад Олеся с матерью приехали сюда из Туркмении, где стало жить невозможно. Воспитание у нее восточное – засуетилась с чаем. - Да перестаньте! Давайте поговорим. - Дня за три-четыре до драки, - вспоминала Олеся, - Виталий говорил, что ребята его приглашают на какие-то посиделки, но не уточнял. А потом он разговаривал с ними по телефону и отказывался идти, мол, заболел сильно. Но тут Паша Калашников давай его звонками донимать. Всю ночь накануне драки звонил. И муж мой не выдержал, говорит, надо сходить. Но не пояснял куда и зачем. Пашу Калашникова в поселковой милиции, как оказалось, не знают. Зато поселковые о нем самого худого мнения. Паше за 50. Сидел. Паша правая рука Деревянного - здешнего смотрящего. Калитку у дома Паши открыл его сын. - Отца дома нет, когда будет не знаю. Сын здоровый детина, лет за двадцать. - Ты тоже участвовал в драке? - спрашиваю. Он по-тюремному сел на корточки, усмехнулся: - Мне на кой оно надо? На другой день двери мне уже не открыли, хотя видно сквозь щели - за калиткою были люди. Сам Деревянный с разбитой челюстью лежит в областной больнице. Но главными фигурантами следствие называет некого Владимира Кузнецова с русско-казахской стороны и Магомеда Вахаева – от кавказцев. По словам руководительницы следственного отдела Гульнары Акмамбетовой борьба шла за «крышевание» бизнеса. В местах этих фермерствуют и кавказцы, и корейцы, и даже немного русские. Понятно, что практически все хозяйства обложены бандитской данью. Как впрочем и везде по России. В том ответ обывателю, который не понимает, отчего российское мясо и даже картошка стоят дороже привозных из Европы? ЗАЧЕМ ЧАБАНУ ВОЕННАЯ ТЕХНИКА? К тому же сам полигон Капустин Яр, если к нему подойти с деловым воровским размахом – клондайк бездонный! Как поведали мне знаменские друзья, одного горючего и всяких металлов можно списать и продать - немерено. Но это так, к слову. А следователи ахтубинские рассказывали: - Поймали на станции Капустин Яр чеченцев, которые сливали горючее из цистерн. А те говорят, извините, но здесь должен был стоять военный состав. Зачем перепутали, гражданский поставили?! А раз так, передавайте нас на дознание военным. Когда у чеченца Аюба, с отцом которого я разговаривал, провели обыск, пытаясь отыскать какое-то орудие, примененное в драке (Виталия убили, похоже, битой), нашли во дворе списанную военную технику, емкости для горючего и много солдатской обуви. - Откуда у чабана, коим числится Аюб, все это? - не понимают следователи. Но теперь пытаются разобраться, терзаемые смутными сомнениями. Однако, разобраться непросто. Знаменск закрыт для областных силовиков. Знаменская милиция, прокуратура, ФСБ и т.д. подчиняются напрямую Москве. У областных силовиков есть подозрение, что воровские малины, что русская, что чеченская, тесно дружат не только с овцеводами и арбузниками, но и с военными. Доказательство тому те же дыры в заборе особо секретного военного городка, через которые братва запросто ходит туда, сюда по каким-то своим делам. Через КПП, охраняемые подполковниками, ходить без пропуска вроде как неудобно. ЧЕРНАЯ ВОНЮЧАЯ ДЫРА Вечером на обратном пути из Капустина Яра в Знаменск я хотел пройти знакомой дырой, но у нее стояли солдатики. Я не то что бы пожалел сто рублей, но решил не вносить свой вклад в разложение армии. Согласно заборной схеме, пошел на запад к другому ближайшему лазу, где и попал в ситуацию... Лаз в этом месте устроен так, что бетонные плиты образуют узкий коридор метра два, причем сужающийся на выходе в город. Здесь только тощему впритирку протиснуться. В сумерках я не заметил, что стены того коридора густо смазаны солидолом вперемешку с каким-то вонючим пометом. Думал, блин, проскочу! - как говорил тот московский автомобилист, сплющенный в «мерседесе» меж двух трамваев. Собрав на штаны и рубаху все это г..., я даже несколько растерялся. До гостиницы километра два по освещенным улицам и проспектам, кишащим особистами, фээсбэшниками, контрразведчиками, милиционерами, и просто гражданами. Сбросить все и пойти в трусах как-то тоже неловко. Сел под кусты, задумался... Днем ребята рассказывали, что разложение армии началось в те трудные годы, когда перестали платить зарплату. «А когда денег нет и занять не у кого, что делать? Стали выращивать помидоры. Самим торговать стыдно, ставили детей вдоль дороги. Наторгуют они на хлеб и не более. После начали воровать кто что может. Сбывали по дешевке чеченцам. Потому и дыры в заборе отбойниками продолбили. Теперь зарплату дают и хорошую, и во время. Но осталась привычка красть и дыры остались». Оттого ныне Знаменск процветающий город. На 32 тысячи жителей 12 тысяч автомобилей. Годовой бюджет, притекающий из Москвы, 950 миллионов рублей. Музыкальные школы с учителями евреями. Две газеты и телевидение. Чистенькие улицы пышут зеленью и цветами. Подсвеченные фонтаны с музыкой круче, чем в моем элитном московском дворике. Днем гостиничная уборщица говорила по сотовому: «Да, Леня, я уже кончила! Ща вызову такси и приеду». Эх, устроиться бы сюда хоть простым фээсбэшником, по-человечески бы пожить, на такси покататься! Может поэтому областные силовики и не любят знаменских? - И ФСБ, и милиция Знаменска за несколько дней знали, что состоится большая драка, - говорила мне руководительница ахтубинского межрайонного следственного отдела следственного комитета при Прокуратуре РФ Гульнара Акмамбетова. - Драчуны собирались под стенами города на территории, которая тоже принадлежит Знаменску. Начальник милиции, вместо того, чтобы принять меры, просто их отогнал от себя подальше. За это и привлечен – халатное исполнение должностных обязанностей. Городской прокурор Петров удивлен вниманием прессы: - Драка была не на нашей территории. Какие к нам вопросы? - И начальник милиции, зная, что намечается драка, пусть и за городом, вам не докладывал? - спрашивал я прокурора. - Нет. Он и не обязан. Интересные отношения между прокуратурой и милицией! И МЕНЯ ЗАМОЧИЛИ ...Я лежал в кустах, созерцая бесконечность галактик, в надежде дождаться глубокой ночи и перебежками пробраться в гостиницу. Вдруг внезапно меня с лаем атаковала свирепая псина системы пудель. - Кыш, проклятая! Кыш! - Мужчина, вы там чего? - спросила хозяйка пуделя. И я рассказал, что попал в ситуацию. Она, морща нос, изучила мое удостоверение. Расхохоталась. - Пойдемте, я вас замочу и высушу! Всегда мне везет на хороших женщин. - Днем, - объяснила моя спасительница, - проход сквозь забор свободный, а к ночи дыры становятся коммерческими. Молодежь из поселка прет в городок в питейные заведения. Платят за вход солдатикам. Чеченцы же проезжают через КПП на такси. Никто их не тормозит. Так уж заведено. Утром я пошел уже с открытым забралом прямо в милицию к исполняющему обязанности. - Почему у вас дыры в заборах?! - Денег нет, чтобы их закрыть... Из милиции прямиком в ФСБ. И услышал там то же самое. На все другие вопросы милиционеры и чекисты отказались отвечать напрочь, ссылаясь на указание сверху. Иду к мэру города Виктору Лиху все с тем же вопросом. - Забор принадлежит военным, - ответил мэр, - им его и латать. Но у военных сейчас более важные задачи – поставить на мое место своего человека, чтобы владеть городом и бюджетом. - Что думаете по поводу драки? - А чего думать? Примерно одновременно пришли из тюрем два отморозка с нулевым интеллектом. Один русский, другой чеченец, и стали выяснять кто главней. Собрали людей, каждый от своей стороны. В результате пострадали совсем не причастные ни к бандитам, ни к каким-то националистам люди. ПАШУТ УЗБЕКИ, РУССКИЕ ПЬЮТ После мэр дал машину со спецпропусками и я поехал на место драки к придорожному кафе «Славяка», которым владеют азербайджанцы. Хозяин кафе Мирза раньше работал журналистом в солидной газете «Правда Астары» в городе Астара. О, Астара! Я там сидел... под домашним арестом в гостинице вместе с братом Мешковым за попытку перехода иранской границы. - Все, все неправда, что пишут, - возмущались Мирза и его товарищи - Пишут, что у кавказцев связи в милиции. Что русские хотели с нас дань собирать вместо чеченцев. Никому мы дани не платим! - На что же живут бандиты, если дань с вас не собирают? - спрашиваю. - У них свои магазины. - А следователи сказывают, что ваши люди, торгуя вдоль трассы, даже государству не платят налогов. - Но мы же платим за аренду земли, на которой овощ выращиваем. - Работники ваши в основном узбеки? - Да. Мы бы и русских, и казахов брали, но они пьют невозможно. День отработает, 200 – 300 рублей получит, и три дня пьянствует. - Не берут, значит, с вас бандиты? - Не, не-не! Не берут! Так и напишите! И все же я доверяю больше следственному отделу, который выдвигает главную версию драки – передел сфер влияния криминальными группировками. Следователи из Ахтубинска также не отрицают версию из Интернета, что чеченцы «наехали» в Знаменске на двух офицеров и заставили их платить. А русская группировка заступилась за офицеров. Но ежели офицеры не при каких-то «делах», с чего бы они должны чеченцам? Первый раз собрались «поговорить» за неделю до побоища. Но силы с обоих сторон были примерно равные, человек по двадцать. И чеченцы не стали даже выходить из машин. Перенесли стрелку на другое число. За это время те и другие стали собирать пополнение, о чем, по словам следственного отдела, прекрасно знали в милиции и ФСБ Знаменска. В другой раз, когда главарь Вахаев привел втрое больше людей против группировки Кузнецова, драка и состоялась. Точней избиение кузнецовских, коих колошматили трубами, битами. Совсем паршивый бандит пошел – пытается загребать жар чужими руками. Виталий Милькин, убитый в драке за бандитские интересы, никакого отношения к уголовникам не имел. Хотел жить трезво и даже тянулся к Богу. Но ведь вытащила его уголовная шушера на это побоище, типа за своих постоять. Может теперь пенсион назначат из общака его вдове и сиротам? Черта с два! Вообще в стране перебор с бандитами, что с русскими, что с нерусскими. Причина тому – богатая питательная среда в виде запуганных, молчаливых предпринимателей. Ну и безвластие опять же. Думаю, руководство поселков, подобных Капустину Яру, тоже следует привлекать, как того главного знаменского милиционера - по статье халатность, неисполнение должностных обязанностей – за один только страшный вид селения, за поголовное пьянство, свинство и безработицу среди проживающих."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации