За дымовой завесой миллиардера Игоря Кесаева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За дымовой завесой миллиардера Игоря Кесаева

Табак, оружие, силовики

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::01.06.2011, Очень глубоко затянулись..., Фото: "ИТАР-ТАСС"

Роман Анин

Compromat.Ru

Игорь Кесаев

Дистрибуция табака в России началась с грандиозного скандала. В начале 90-х годов, желая помочь Русской православной церкви (РПЦ) и ветеранам спецслужб, правительство предоставило льготы на импорт алкоголя и табака различным фондам, аффилированным с РПЦ и силовиками. Затея не оправдала ожиданий: как впоследствии признавались сами представители государства, по «гуманитарному коридору» вместе (иногда — вместо) с вином и сигаретами в страну стали ввозиться автомобили, техника и прочее. Из-за серых схем бюджет потерял значительную прибыль, и к концу 90-х годов беспошлинный коридор был закрыт, а история получила в прессе название — «Табачный скандал». К этому времени транснациональные табачные компании уже открыли свои производства в России, и дистрибьюторами их продукции стали десятки мелких и средних фирм. Но конкуренция среди дистрибьюторов продолжалась недолго — пока не пришли серьезные игроки с хорошими связями.

Беспрецедентная концентрация

«У нас беспрецедентная ситуация на рынке дистрибуции табака: по сути, он контролируется двумя группами компаний — SNS и «Меркурий», — говорит Дмитрий Янин, председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей». По оценкам аналитиков, объем рынка дистрибуции сигарет в России превышает 12 млрд долларов, 20% рынка принадлежит SNS, 70—75% — входящей в группу «Меркурий» компании «Мегаполис».

SNS была образована в начале 90-х годов выпускниками московской Военной академии ракетных войск стратегического назначения Олегом Смирновым, Сергеем Нестеренко и Олегом Сало. Сегодня SNS — эксклюзивный дистрибьютор British American Tobacco (BAT) в России.

Группа компаний «Меркурий» была основана в 1991 году Игорем Кесаевым, который в рейтинге Forbes за 2011 год занимает 54-е место среди богатейших бизнесменов России с состоянием 1,8 млрд долларов. У входящей в «Меркурий» компании «Мегаполис» — эксклюзивные контракты на дистрибуцию продукции Philip Morris, Japan Tobacco International (JTI) и Imperial Tobacco.

Столь высокая концентрация на российском рынке дистрибуции табака была не всегда. До 2007 года доля «Мегаполиса» составляла примерно 55%. Но в 2007 году «Мегаполис» приобрел ряд независимых табачных дистрибьюторов, а в 2008-м JTI после слияния с другим международным табачным производителем — Gallaher — отказалась от сотрудничества с 11 дистрибьюторами в пользу «Мегаполиса».

Почему с рынка один за другим ушли конкуренты, а транснациональные компании сконцентрировали свой сбыт вокруг двух ключевых игроков? Дмитрий Янин считает, что успех «Мегаполиса» может объясняться хорошими связями его владельца Игоря Кесаева с теми, кто наряду с РПЦ открывал рынок дистрибуции табака, — силовиками и бывшими сотрудниками спецслужб.

Советник Игоря Кесаева по взаимодействию со СМИ и общественными организациями Анатолий Ширяев, пояснил, что концентрация и оптимизация бизнеса на рынке дистрибуции табака проходили на рыночных условиях и в рамках законодательства. Ширяев также считает, что «высокая концентрация дистрибуции табачных изделий имеет широкую международную практику», потому что такая система «прозрачна с точки зрения налогового администрирования». Что касается влияния силовиков, то Анатолий Ширяев считает, что было бы неправильным отрицать «влияние на бизнес отношений с представителями силовых органов и органов государственной власти». Вместе с тем, как пояснил советник Игоря Кесаева, такие отношения не подменяют собой деловой менеджмент, и потому группа «Меркурий» развивается благодаря высоко-квалифицированному персоналу.

ICIJ и «Новая газета» также опросили ключевых транснациональных производителей сигарет в России на предмет того, почему дистрибуция сконцентрирована вокруг всего двух компаний и насколько для них важно наличие у дистрибьютора хороших связей в государственных органах и спецслужбах.

В Imperial Tobacco на вопросы не ответили. Директор «ВАТ-Россия» по корпоративным отношениям Александр Лютый пояснил, что ВАТ сотрудничает с компанией SNS уже более 10 лет. Преимущества работы с одним дистрибьютором, по словам Лютого, очевидны: во-первых, SNS как стратегический партнер фокусируется только на продукции British American Tobacco; во-вторых, это облегчает процессы взаимодействия, потому что география деятельности «ВАТ-Россия» и SNS совпадают. Что касается связей с силовиками, то Александр Лютый отметил, что в ВАТ ничего не известно о наличии связей у SNS с государственными или силовыми органами. «Наличие у бизнес-партнеров каких-либо связей в тех или иных структурах не является критерием отбора для сотрудничества. Мы оцениваем исключительно их профессиональные и деловые качества», — добавил Лютый.

В Philip Morris не стали комментировать, насколько для компании важно наличие хороших связей у дистрибьютора в силовых и государственных органах и почему российскому рынку дистрибуции присуща такая концентрация. Алексей Ким, директор департамента по корпоративным вопросам «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг», лишь пояснил, что партнер Philip Morris — компания «Мегаполис» — «соответствует нашим требованиям к дистрибуции и логистике».

Стратегическая благотворительность

В принадлежащую Игорю Кесаеву группу «Меркурий» входят компании, занимающиеся девелопментом, ритейлом, производящие оружие, а также — газовое оборудование для «Газпрома». Важное место в группе «Меркурий» занимает и национальный некоммерческий фонд «Монолит», почетным президентом которого с 2003 года является Игорь Кесаев. Как пояснил «Новой газете» и ICIJ советник Игоря Кесаева Анатолий Ширяев, основные уставные цели фонда — «поддержка экономических, медицинских, социальных и культурных потребностей остронуждающихся сотрудников ФСБ России, в том числе уволенных в запас и членов их семей». По словам Ширяева, «Монолит» оказывает материальную помощь вдовам и семьям погибших и раненых сотрудников ФСБ, помогает в организации встреч с ветеранами ФСБ, приобретает медицинское и технологическое оборудование для лечебно-профилактических учреждений ФСБ.

Только из открытых источников информации — годовых и ежеквартальных отчетностей компаний — видно, что предприятия из группы «Меркурий» направляли миллионы долларов в фонд «Монолит». Почему российские бизнесмены готовы жертвовать огромные суммы на поддержку силовиков и различных фондов, связанных со спецслужбами?

«Торговля табаком — очень выгодный бизнес. А как вы знаете, всё выгодное в России однажды может стать объектом для рейдеров. Поэтому, во-первых, поддержка фондов силовиков — это как страховой полис. А во-вторых, многие российские бизнесмены сами — выходцы из спецслужб», — отмечает Елена Панфилова, директор российского отделения антикоррупционного центра Transparency International. По ее словам, основная проблема многочисленных фондов поддержки силовиков в том, что большинство из них, как «черные дыры», — без сайтов, с непрозрачными бюджетами…» […]

В 2003 году исполнительным директором фонда «Монолит» стал на тот момент полковник ФСБ в отставке Владислав Петров. Сегодня Петров занимает важные посты и в группе компаний «Меркурий». Он возглавляет совет директоров ОАО «Турбохолод», которое продает оборудование для добычи газа «Газпрому». «Турбохолод», судя по отчетности компании, на 57% принадлежит ООО «Консенсус-Р», которое, в свою очередь, контролируется Игорем Кесаевым.

Петров также возглавляет совет директоров сочинского санатория им. М.В. Фрунзе, который на 98% принадлежит «Меркурию». Согласно списку аффилированных лиц санатория за 2011 год [.rtf, 47 Кб], в его совет директоров также входит Виктор Патрушев — брат секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, возглавлявшего ФСБ с 1999 по 2008 год.

Сегодня капитан 1-го ранга в запасе Владислав Петров — не единственный ветеран ФСБ в руководстве фонда «Монолит» и компаниях группы «Меркурий». Вице-президентом «Монолита» был бывший сотрудник третьего главка ФСБ (военная контрразведка) Юрий Халтурин. В 2003 году Юрий Халтурин, Игорь Кесаев и бывший заместитель директора ФСБ Владимир Анисимов были награждены орденом Русской православной церкви за реконструкцию храма. Сегодня Владимир Анисимов, ушедший из ФСБ в 2006 году, занимает пост советника Игоря Кесаева в группе компаний «Меркурий».

Советник Игоря Кесаева по взаимодействию со СМИ Анатолий Ширяев пояснил, что в «Меркурии» действительно работает много бывших сотрудников спецслужб и силовых органов, хотя их доля в общей массе сотрудников крайне мала. По словам Ширяева, это — профессионалы высокого класса, зачастую имеющие два и больше высших образования, владеющие несколькими иностранными языками. За их плечами огромный жизненный и профессиональный опыт, который востребован в компаниях группы «Меркурий». «Мы и дальше будем придерживаться этой практики, которая, кстати, широко распространена в цивилизованных, как мы говорим, странах», — отметил Ширяев.

В 2003 году фонд «Монолит» подписал с ФСБ генеральное соглашение о предоставлении финансовой помощи. Это соглашение действует и по сегодняшний день. «Новой газете» и ICIJ удалось обнаружить три примера, когда «Монолит» оплачивал в рамках соглашения о материальной помощи покупку квартир для нужд ФСБ. В 2009 году «Монолит» заплатил как минимум 2,5 млн рублей за трехкомнатную квартиру для ФСБ в Уссурийске; в 2010 году — 3 млн рублей за однокомнатную квартиру для ФСБ в Пятигорске; и в том же году — 5 млн рублей за трех- или четырехкомнатную квартиру для ФСБ в Ессентуках.

Откуда у благотворительного фонда деньги на покупку квартир для самой влиятельной спецслужбы страны, не испытывающей проблем с государственным финансированием?

В 2006 году совет директоров ОАО «Завод им. В.А. Дягтерева», входящее в группу компаний «Меркурий», решил не выплачивать дивиденды акционерам в связи с убытком 120 млн рублей. Правда, на том же заседании совет директоров одобрил решение генерального директора перечислить фонду «Монолит» в качестве благотворительной помощи 184 млн рублей.

Подобная же ситуация повторилась в другой компании, входящей в группу «Меркурий», — ОАО «Совинтеравтосервис». Совет директоров компании решил не выплачивать дивиденды акционерам за 2008 год, а нераспределенная прибыль за предшествующие периоды (40 млн рублей) была направлена в виде благотворительной помощи в фонд «Монолит».

Советник Игоря Кесаева Анатолий Ширяев пояснил, что такие решения не ущемляют ничьих интересов, потому что благотворительный фонд и компании, жертвующие деньги, принадлежат, по сути, одному владельцу — группе «Меркурий». А на вопрос, какие еще организации помимо входящих в «Меркурий» жертвуют деньги фонду «Монолит», Ширяев пояснил, что «есть еще несколько крупных спонсоров, их названия на слуху, но по взаимному соглашению названия этих компаний и размеры спонсорских средств не озвучиваются».

«Монолит» — не единственный фонд поддержки силовиков, связанный с Игорем Кесаевым. По данным ЕГРЮЛ, Кесаев являлся учредителем в «Национальном некоммерческом фонде поддержки правоохранительных органов». Советник Игоря Кесаева Анатолий Ширяев пояснил ICIJ и «Новой газете», что Игорь Кесаев прекратил свою деятельность в фонде поддержки правоохранительных органов в 2003 году, сразу после учреждения «Монолита», на деятельности которого сосредоточил не только свое внимание, но и всей группы.

До 2007 года, по данным Федеральной налоговой службы, эта благотворительная организация называлась по-другому: «Национальный некоммерческий фонд поддержки сотрудников органов Федеральной службы безопасности». Партнером Кесаева по фонду поддержки правоохранительных органов являлся полковник ФСБ в отставке Валерий Соколов. Он, как сообщал ранее «Коммерсантъ», близко знаком с секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым, советником которого являлся сын Соколова — Алексей Соколов. Фонд поддержки правоохранительных органов некоторое время возглавляла жена Валерия Соколова — Ирина Соколова. Она была помощницей у спикера Госдумы Бориса Грызлова, а сегодня руководит общественной приемной Владимира Путина в Санкт-Петербурге.

Связаться с кем-то из семьи Соколовых нам не удалось: в общественной приемной сообщили, что «по техническим причинам» до июля приемная не работает. В ФСБ не ответили на вопросы «Новой газеты» и ICIJ о сотрудничестве с фондом «Монолит» и компаниями группы «Меркурий».

Оружейные связи

Связи владельца группы «Меркурий» Игоря Кесаева выходят далеко за пределы ФСБ. В компаниях, принадлежащих Кесаеву, также работают бывшие высокопоставленные политики и сотрудники Министерства обороны.

В «Меркурий» входит «Завод им. В.А. Дягтерева», который производит автоматы и пулеметы Калашникова, противотанковые управляемые ракеты (ПТУР), переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). Продукция завода экспортируется в страны Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока.

Согласно квартальной отчетности завода [.zip, 173 Кб], совет директоров предприятия возглавляет Сергей Хетагуров — вице-президент группы «Меркурий». Хетагуров с 1991 по 1994 год был председателем Совета министров республики Северная Осетия, в 1994-м он баллотировался на пост президента республики, но выборы проиграл. Последующие шесть лет Хетагуров был заместителем министра по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, после чего — в 2000 году — на короткий срок возглавил Федеральную миграционную службу.

Другим членом совета директоров ОАО «Завод им. В.А. Дягтерева», согласно отчетности, является Николай Свертилов. Он с 2001 по 2007 год возглавлял Главное ракетно-артиллерийское управление Министерства обороны. Навыки работы в Министерстве обороны могут пригодиться Свертилову и на «Заводе им. В.А. Дягтерева», не только продающему свою продукцию в страны третьего мира, но и заключающему государственные контракты с российскими структурами. По данным федерального казначейства, ОАО «Завод им. В.А. Дягтерева» с 2007 по 2011 год заключил 97 госконтрактов на 283 млн рублей. Среди покупателей продукции завода — Министерство обороны, МВД, ФСИН…

Рассуждая на тему о том, как поддержка силовиков помогает делать бизнес, советник Игоря Кесаева Анатолий Ширяев считает, что между спонсорством фонда «Монолит» и ведением бизнеса, в том числе на рынке дистрибуции табачной продукции, нет прямой причинно-следственной связи. «Реальная работа и забота фонда адресована тем, чьи отцы погибли, выполняя свой воинский долг по защите всех нас. Наш гражданский долг помочь вдовам и сиротам. Руководство фонда «Монолит» и группы «Меркурий» не афиширует свою работу в этом плане», — говорит Ширяев.

Депутат Госдумы Геннадий Гудков, в свою очередь, считает, что у любого явления есть две стороны медали: «В условиях российского бизнеса с тотальным крышеванием и коррупцией подозрения в адрес фондов поддержки силовиков не беспочвенны. Если даже в фондах нет прямых коррупционных схем, то они могут использоваться для решения чрезвычайных проблем в бизнесе. Но, с другой стороны, я знаю немало хороших примеров, когда бизнесмены действительно помогали ветеранам и семьям погибших сотрудников».

«Когда мы говорим о прозрачности бизнеса, — рассуждает Елена Панфилова, — мы забываем главный принцип. Основная цель любого бизнеса — заработать деньги и не сесть в тюрьму. В этом смысле если дистрибьютор в состоянии защитить себя и производителя, то это — идеальная бизнес-стратегия. Все остальное — детали».


***

От табака и снеков до нефтепереработки и производства пулеметов

"Мегаполис", который построил Игорь Кесаев

Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::30.03.2009, За дымовой завесой, Фото: moda.ru

Алексей Лоссан

Compromat.Ru

Игорь Кесаев и Стелла Кей

В «золотой сотне» российских бизнесменов осталось не так много «темных лошадок», о которых известно крайне мало. Среди таких непубличных миллиардеров часто называют табачного магната Игоря Кесаева, который, помимо торговли сигаретами, уже давно занимается нефтепереработкой, строительством небоскребов, ритейлом и даже производством пулеметов.

О происхождении Игоря Кесаева, как и об источниках его состояния, ходит много легенд. По одной из версий, он является наследником «цеховых» капиталов советского времени, собранных высшими партийными чиновниками, по другой — ставленником спецслужб. Согласно третьей версии, Кесаев — осетинский грек из Владикавказа, наживший богатство самостоятельно. […] Действительно, в созданную Игорем Кесаевым ГК «Меркурий» входят крупнейший в России дистрибьютор сигарет «Мегаполис», сеть «Дикси», завод «КиН», Orton Oil, владеющая долей в нефтяной компании Sibir Energy, и множество других активов. Более того, именно Игоря Кесаева называют первым претендентом на девелоперские проекты Шалвы Чигиринского. […] При этом, в отличие от своей супруги Стеллы Кей, открывшей в Москве галерею Stella Art Gallery, предприниматель остается фигурой абсолютно непубличной. На светские мероприятия Кесаева сопровождает джип охраны с автоматчиками в камуфляже. Бизнесмен отказался встретиться с «Ко», но ответил на некоторые вопросы через вице-президента ГК «Меркурий», Роберта Мэя.

Дали прикурить

Считается, что свою карьеру Игорь Кесаев начал в табачном бизнесе, однако это не совсем так. Закончив в 1988 году МГИМО, 22-летний предприниматель устроился в страховое общество «Абсолют-Москва» на должность заведующего отделом страхования банковских операций. На этом посту будущий член списка Forbes проработал примерно три года, после чего занял должность гендиректора страхового общества «Юпитер». Достоверно неизвестно, был ли он владельцем этой структуры или только топ-менеджером, но сфера деятельности у СО «Юпитер» была интересная. Компания страховала риски российских инвесторов при вложениях на американском рынке акций. По мнению экспертов, такой коридор мог открывать широкие возможности вывода капитала за границу. В результате было заключено трехстороннее соглашение между «Юпитером», инвестиционной компанией «Совлекс» Александра Каблукова и Мосэксимбанком. Деньги за границу переводились именно через это кредитное учреждение, одним из основателей которого называли тогдашнего председателя совета министров Северной Осетии Сергея Хетагурова, позднее занимавшего посты замглавы МЧС и руководителя ФМС, а также постоянного оппонента Александра Дзасохова на выборах. Компания, которую возглавлял Кесаев, страховала эти инвестиции, согласно договору, за 1% от суммы. Видимо, позднее отношения участников соглашения изменились, в результате Игорь Кесаев стал председателем совета директоров Мосэксим-банка. Так, в число учредителей банка входило АОЗТ «Торгово-финансовая компания «Аполло-Мос», гендиректором которого одно время числился Кесаев. О том, что знакомство Игоря Кесаева и Сергея Хетагурова не было случайным, свидетельствует также тот факт, что впоследствии, покинув государственную службу, Хетагуров стал вице-президентом ГК «Меркурий».

Какими именно операциями занимался Мосэксимбанк, сейчас сказать сложно, однако его называли одним из основных кредитных учреждений, через которые проходили контракты на продажу российского вооружения и комплектующих. Поразительно, но занимавший в 1999 году 179-е место по объему собственного капитала, банк значился в числе наиболее ценных для «оборонки» учреждений. В частности, когда Банк Москвы планировал организовать синдицированный кредит для оборонной промышленности, то в число его участников должен был войти и «Мосэксим». А в июне 1998-го все тот же Банк Москвы и АООТ «ОКБ Сухого» подписали генеральное соглашение о сотрудничестве, причем третьим партнером по соглашению опять выступал Мосэксимбанк. Более того, примерно в то же время Банк Москвы приобрел 19% акций «Мосэксима».

Однако идиллия не могла длится вечно. В декабре 1999 года у Мосэксимбанка отобрали лицензию. Начальник Главного управления федеральных таможенных доходов Элигин Сафаров направил в Государственный таможенный комитет телеграмму, в которой потребовал не принимать в качестве обеспечения уплаты таможенных платежей банковские гарантии, выданные Мосэксимбанком. Более того, в октябре 2000-го Арбитражный суд Москвы признал банк банкротом и открыл в отношении него конкурсное производство. Примечательно, что заявителем по делу о банкротстве выступил Московский машиностроительный завод «Вперед». Согласно заявлению предприятия, банк не выполнил перед ним обязательства. О каких именно обязательствах шла речь, неизвестно, но сам факт сотрудничества банка второй сотни и производителя деталей для вертолетов «Ми» и самолетов «Як» говорит сам за себя. Участники рынка не исключают, что именно экспорт военной и гражданской техники мог стать одним из основных источников капитала Игоря Кесаева, а в поиске нужных контактов ему вполне поспособствовал бы Сергей Хетагуров, обладавший обширными связями среди высших чиновников. Однако остается открытым вопрос, почему Мосэксимбанк все-таки был обанкрочен, притом что его председатель совета директоров только наращивал свой капитал. Не исключено, что причиной стало создание в 2000 году единого государственного посредника по экспорту и импорту продукции военного назначения — ФГУП «Рособоронэкспорт», и необходимость в посреднических услугах отпала. Впрочем, Кесаев к этому времени преуспел совсем в другой сфере.

Глубокая затяжка

В начале 90-х Игорь Кесаев начал заниматься дистрибьюцией в России различных зарубежных товаров. Для этого еще в 1992 года была создана компания «Торговый дом «Меркурий». По данным экспертов, в самом начале 1990-х эта фирма стала одним из дистрибьюторов Philip Morris (PM) в России. Примерно в то же время Кесаев занимался и Мосэксимбанком. «Во всяком случае, на здании офиса «Меркурия» светилась вывеска именно этого кредитного учреждения», — рассказывает один из игроков табачного рынка. Не исключено, что, помимо прочего, «Мосэксим» выдавал банковские гарантии «Меркурию». По словам Роберта Мэя, поначалу компания была сконцентрирована на импорте различных товаров из Азии — Гонконга, Тайваня и Китая, однако затем Игорь Кесаев принял участие в первой поставке сигарет из Германии через компанию Reemtsma. «Он продолжил расширять свое влияние на рынке дистрибьюции сигарет, сотрудничая с другими табачными компаниями. Когда дистрибьюционный бизнес ГК «Меркурий» стал развиваться, увеличилась и клиентская база. В 1993 г. компания заключила свой первый контракт по дистрибьюции Philip Morris в Россию», — рассказывает Мэй.

С начала 2000-х Игорь Кесаев начал скупать всех дистрибьютеров Philip Morris в России. В результате доля группы Philip Morris на отечественном табачном рынке к концу 2002 года достигла 22%, однако в том же году между компаниями возник конфликт, в результате чего был разработан план реорганизации «Меркурия». Официально до октября 2006-го на табачном рынке работали две разные компании — «Меркурий» и «Мегаполис», которые в итоге были объединены в одну. В частности, первая структура, созданная в начале 1990-х, работала с Philip Morris, а вторая, вышедшая на рынок только в 1999-м, на эксклюзивной основе поставляла продукцию Gallaher Liggett-Ducat. Как отмечают участники рынка, оборот первой до объединения составлял примерно $500 млн, а второй — $2 млрд в год. По данным источников «Ко», структура собственности в табачном бизнеса Игоря Кесаева очень сложна, и фактически за обеими компаниями стояли все те же владельцы — предположительно, сам Кесаев и его партнер Сергей Кациев, возглавлявший ГК «Мегаполис». Через год прошел следующий этап консолидации бизнеса. […]

В настоящий момент в распоряжении компании — более 315 000 кв. м складских площадей. По итогам 2007 года выручка ГК «Мегаполис» составила около $5,5 млрд. «Сложно сказать, какая доля российской дистрибьюции приходится на эту компанию, потому что доли никто не мониторит. Однако это точно один из крупнейших игроков не только в России, но и в мире», — утверждает Максим Королев. По его словам, сложно подсчитать, какую долю в обороте приносят именно сигареты, потому что, помимо сигарет, «Мегаполис» занимается дистрибьюцией и других товаров, в том числе снэков, жевательной резинки и т.д.

«Что касается прибыльности дистрибьюции сигарет, то в этом вопросе «Мегаполис» сильно ограничен: вход и выход продукта контролирует производитель, а пачку нельзя продать дороже цены, написанной на упаковке. Маржа розницы тоже оговаривается, потому «вилка» у дистрибьютора жесткая. Тут единственный ресурс — экономия, и гигантских прибылей в этом бизнесе нет, все регламентировано», — говорит Максим Королев. По мнению опрошенных «Ко» экспертов, именно этот фактор мог повлиять на ФАС, которая не стала противиться появлению столь явного монополиста. «Из-за низкой рентабельности дистрибьюторского бизнеса вряд ли «Мегаполис» является основным генератором финансов в ГК «Меркурий». […] Таким образом, снова косвенно подтверждается версия о «нетабачном» происхождении состояния Кесаева.

Грудью на амбразуру

Как бы то ни было, но в 2005 году, аккумулировав средства, Игорь Кесаев начал скупать различные компании в других сегментах. Примечательно, что первым приобретением за пределами табачного рынка стала покупка контрольных пакетов в двух предприятиях ВПК: Ковровском механическом заводе (КМЗ) и Заводе имени Дегтярева. При этом миноритарий Кесаеву на обоих заводах достался мощный и неуступчивый — структура Росатома «Техснабэкспорт», которая организовала на предприятиях выпуск газовых центрифуг — основного оборудования для обогащения урана. В итоге Кесаеву удалось поделить сферы влияния и обменяться пакетами акций. На базе КМЗ было решено создать центр центрифужного машиностроения («Русская центрифуга») и перенести туда с Завода имени Дегтярева все необходимое для этого оборудование. В свою очередь на самом Заводе Дегтярева было оставлено только производство военной техники: одноименных пулеметов и гранат. Кроме того, Кесаеву перешло все военное производство КМЗ: выпуск переносного зенитно-ракетного комплекса «Игла», противотанковой управляемой ракеты «Атака», легкого и стрелкового оружия. При этом в совет директоров Завода имени Дегтярева от имени нового собственника вошел не кто иной, как вице-президент ГК «Меркурий» Сергей Хетагуров. Среди тех, кто помог разрешить Игорю Кесаеву возможный конфликт с Росатомом, участники рынка чаще всего называют замглавы «Рособоронэкспорта» Алексея Алешина — приближенного Сергея Чемезова.

Тесные контакты Кесаева с Алешиным стали причиной того, что когда в конце 2005 года начались деловые отношения Игоря Кесаева с одним из основных его будущих партнеров — Шалвой Чигиринским. Тогда же появились слухи о том, что Кесаев действует в интересах «Рособоронэкспорта». Через принадлежащую ему компанию Orton Oil предприниматель выкупил половину кипрского офшора Bennfield Ltd., являющегося основным владельцем британской нефтяной компании Sibir Energy. Сделка обошлась Orton Oil примерно в $620 млн. […]

Активная скупка активов в разных отраслях не могла обойтись без конфликта с московскими чиновникам. В июле 2007 г. сотрудники управления по налоговым преступлениям ГУВД Москвы в сопровождении ОМОНа провели обыск и выемку документов на территории Московского коньячного завода «КиН». Как заявили представители предприятия, это была попытка рейдерского захвата со стороны столичного правительства, являющегося миноритарием завода. По данным «Ко», за 52% акций КиН, принадлежавших председателю совета директоров завода Армену Еганяну и гендиректору Николаю Евсееву, миноритарий готов был заплатить $35 млн при его рыночной стоимости более чем в $100 млн. «Полтора года назад московское правительство решило стать единовластным хозяином Московского коньячного завода «КиН». Срок аренды на землю заканчивался, это сделало завод чрезвычайно зависимым от московских властей», — вспоминает руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз. Однако владельцам КиН удалось продать контрольный пакет, на который претендовало правительство Москвы, Игорю Кесаеву. Сумма сделки неизвестна, но очевидно, что она была больше обещанной столичными чиновниками и меньше рыночной стоимости пакета. Наконец в конце 2007 г. ГК «Меркурий» пришла в ритейл, примерно за $600 млн выкупив контрольный пакет розничной сети «Дикси». «Эта покупка стала логическим шагом, так как наша компания давно хотела выйти в сектор ритейла: существует очевидная синергия между дистрибьюторским бизнесом и ритейлом», — говорит Роберт Мэй. Новый владелец сразу приступил к ее оптимизации. В частности, на должность вице-президента был назначен бывший вице-президент «Мегаполиса» Илья Якубсон, а через год, после того, как топ-менеджер вошел в курс дела, он занял пост президента компании. «В самой «Дикси» ситуация после смены владельца существенно улучшилась, увеличились операционные результаты», — полагает аналитик «Брокеркредитсервиса» Татьяна Бобровская. По ее словам, как и было заявлено после сделки с «Меркурием», сеть открыла более 100 дискаунтеров в прошлом году. «Кредитный портфель «Дикси» на конец года хорошо сбалансирован. В 2007 г. маржа по EBITDA составляла 5.3%, а по итогам 2008 года ожидается 5,4%. При этом многие ритейлеры по итогам прошлого года демонстрируют снижение», — говорит эксперт. — «Хотя сейчас «Дикси» работает на среднем уровнем ренатбельности для розничных сетей, тем не менее, если сравнивать с другими публичными компаниями, то маржу можно повысить до 7 до 8%. Так что есть над чем работать», — добавляет она. Более того, в конце 2008 г. ГК «Меркурий» объявила о своем намерении запустить еще один розничный проект. Компания планирует продавать в России франшизы на открытие магазинов под брендом международного розничного альянса Independent Grocery Alliance (IGA). На прошлой неделе стало известно, что «Дикси» начинает тестировать технологии работы международного IGA в 15 своих магазинах. Со следующего года «Мегаполис» (входит ГК «Меркурий») планирует заключать договоры с владельцами других магазинов — предварительные переговоры проведены с представителями 170 компаний.

По словам Роберта Мэя, в состав ГК «Меркурий» также входит Горевский ГОК в Красноярском крае — крупнейшее предприятие в России по добыче руды и выпуску концентрата свинца и цинка. ГОК является оператором Горевского полиметаллического месторождения, которое считается самым большим в России и пятым в мире по объему разведанных запасов свинца и цинка. Игорь Кесаев также владеет предприятием «Турбохолод», специализирующимся на производстве турбодетандеров для газовой промышленности. Основатель ГК «Меркурий» продолжает поддерживать связи с Северной Осетией — в частности, он строит каскад малых ГЭС в этой республике в бассейне реки Урух. Это первый частный инвестиционный проект в области малой гидроэнергетики в России. Общий объем инвестиций в проект оценивается на уровне 10 млрд. рублей в ценах 2008 года, 70% из которых — инвестиции Игоря Кесаева. Примечательно, что от имени компании соглашение о строительстве подписывал Сергей Хетагуров.

Помимо серьезных инвестиций, Игорь Кесаев не брезгует и более мелкими проектами. В октябре 2006 г. на аукционе РФФИ за 185 млн руб. он купил сочинский Санаторий им. М.В. Фрунзе. В действительности победителем торгов стал национальный некоммерческий фонд «Монолит», созданный для поддержки ветеранов спецподразделений МВД. Однако президентом и, по данным «Ко», одним из основных учредителей этого фонда является Игорь Кесаев. В апреле 2008 г. стало известно, что Кесаев планирует перестроить санаторий в комплекс класса суперпремиум.

"Если друг оказался вдруг..."

[…] Еще в 2007 г. Кесаев стал партнером Чигиринского в нескольких крупных девелоперских проектах. В частности, общими усилиями они планировали построить в Москве многофункциональный комплекс «Хрустальный остров» площадью 2 млн кв. м, а также реконструировать территорию Новой Голландии в Санкт-Петербурге. Кроме того, на балансе компании «Меркурий Девелопмент» находится 300-метровая башня «Меркурий Сити Тауэр» площадью 158 000 кв. м в «Москва-Сити». Если в проекте «Хрустальный остров» Кесаев мог выступить только в роли соинвестора, то в СТ «Новая Голландия» он является соучредителем, а небоскреб полностью «висит» на нем. […]