За то, что лезли "не в свое дело"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

За то, что лезли "не в свое дело"

4 Октября 2016

Дворец на мысе Идокопас, который называют дачей Путина, можно соотнести с медведевской «дачей» – 87 га с виноградником, парками и фонтанами. По словам питерского бизнесмена Сергея Колесникова, который пытался обратить внимание общественности на коррупционный проект «Юг» по строительству резиденции на берегу Черного моря еще в 2010 г., стоимость актива превышает $1 млрд. Но фактически дворец, спроектированный итальянцем Ланфранко Чирилло, получившим российское гражданство лично из рук российского президента, отношения к президенту России не имеет. В 2009 г. земля и все объекты, связанные с проектом «Юг», были переведены в собственность частной компании ООО «Индокопас», находившейся в собственности Николая Шамалова – близкого друга главы государства. Сейчас земля и основное здание записаны на компанию «Комплекс», уходящую корнями в офшор на Британских Виргинских островах, а управляют активами жены высокопоставленных чиновников администрации президента и офицеров ФСБ (см. материал «Кто управляет «дворцом Путина», «Ко», №14 от 20.04.2015).

034bd9d0183a466444931378bca02948.jpeg

Деньги же на строительство, если верить тому, что в 2014 г. писали Reuters и «Новая газета», нашли в результате распила бюджетных средств на покупку томографов в рамках национальной программы «Здоровье».

Попытки расследования нарушений закона в процессе строительства дорого обошлись местным правозащитникам. Четверо геологов из Геленджикского правозащитного центра в августе 2013 г. были осуждены на 8–13 лет лишения свободы. Такие же сроки, соотносимые с наказанием за убийство, получили правозащитник Владимир Иванов, юрист Зуфар Ачилов, а также активисты Гагик Аванесян и Валерий Семергей. Громкий прецедент был создан: владеть дорогой недвижимостью можно, бояться не стоит – слишком уж любопытных всегда образумит суд.

Использовать судебное решение в качестве маскировочного инструмента для сокрытия своих доходов пытаются и другие близкие друзья президента. Глава госкомпании «Роснефть» Игорь Сечин выступил с исками сразу к двум изданиям: он требует сатисфакции от «Новой газеты» за публикацию расследования об отдыхе его супруги Ольги на яхте с символичным названием «Святая принцесса Ольга» стоимостью $100 млн и от «Ведомостей» – за публикацию материалов о строительстве дома в Барвихе.

Решившись на публичное противостояние с популярными СМИ Игорь Сечин может в полной мере изучить на собственном опыте «эффект Стрейзанд»: сообщения о судебных разбирательствах уже породили вторую волну интереса к движимому и недвижимому имуществу руководителя госкомпании.

Однако и издания тоже рискуют: холдинг РБК поплатился за то, что слишком близко в своих расследованиях подошел к семье российского прездента и ее бизнес-активам, результатом чего стала полная смена его руководства и неминуемо – политики издания. Российский Forbes, также сменивший владельца, хочет стать «менее политизированным», а ведь именно у этого издания Сечин выиграл свой первый суд со СМИ. В 2014 г. его адвокатам удалось убедить российскую Фемиду, что сведения, что он «является самым высокооплачиваемым топ-менеджером в России с суммарным доходом за 2012 г., равным $50 млн», порочат его честь и достоинство. Причем претензии были не к сумме, поэтому оправдываться пришлось не Игорю Сечину, а самим журналистам. Такой же фокус со смещением акциентов юристы Сечина проделали 19 сентября этого года, когда смогли убедить суд, что публикация данных из открытого источника, Росреестра, в статье «Ведомостей» «Сечин вьет гнездо в Барвихе» является раскрытием «подробностей частной жизни для удовлетворения праздного интереса, любопытства публики». В статье сообщалось, что Сечин купил участок рядом с клиническим санаторием управделами президента «Барвиха» и строит там дом. «Роснефть» назвала публикацию заказной и написанной без информационного повода. Издание собирается оспорить решение суда первой инстанции и прямо указывает на то, что подобное давление на журналистов ограничивает свободу СМИ, тем более, что пленум Верховного суда в постановлении «О практике применения закона «О средствах массовой информации» от 15 июня 2010 г. указал: «Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способных оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью». Пока же суд решил, что весь оставшийся тираж газеты должен быть уничтожен, а публикация в Интернете удалена, - пишет "Компания" .

На 10 октября перенесено судебное рассмотрение иска о защите чести и достоинства Игоря Сечина к «Новой газете». В исковом требовании истец настаивает, чтобы расследование убрали с сайта издания и опубликовали опровержение.

Ссылки

Источник публикации