За убийство прокурора будут лечить

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Завершено расследование громкого преступления в Саратове

1254995215-0.jpg Следственный комитет при прокуратуре РФ вчера сообщил о завершении расследования убийства в 2008 году прокурора Саратовской области Евгения Григорьева. Перед судом после ознакомления с материалами дела предстанут трое обвиняемых в этом преступлении. Еще один участник убийства покончил с собой, а его предполагаемого организатора — бывшего генерального директора ОАО «Саратовский завод «Серп и молот»" Алексея Максимова уже отдали под суд с тем, чтобы направить на принудительное лечение.

«Главным следственным управлением следственного комитета при прокуратуре РФ завершено производство следственных действий в отношении Марата Казакова, Букенбая Казиева и Александра Панченко, обвиняемых в убийстве 13 февраля 2008 года прокурора Саратовской области Евгения Григорьева и незаконном обороте оружия»,— заявил вчера официальный представитель следственного комитета Владимир Маркин. По его словам, уголовное дело в отношении Алексея Максимова, обвиняемого в организации убийства прокурора, выделено в отдельное производство и направлено в Саратовский областной суд для решения вопроса о применении принудительной меры медицинского характера до его выхода из болезненного состояния. «В настоящее время остальные обвиняемые и их защитники знакомятся с материалами уголовного дела, а также вещественными доказательствами, собранными следствием»,— добавил господин Маркин.

Прокурор области, напомним, был застрелен 13 февраля 2008 года во дворе собственного дома в Саратове. Уголовное дело было возбуждено по ст. 317 УК РФ («Покушение на жизнь сотрудника правоохранительных органов с целью воспрепятствования его деятельности либо с целью мести за таковую»). 6 марта глава следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин заявил о фактическом раскрытии преступления и аресте подозреваемых. Накануне в разных городах России были задержаны предполагаемые исполнители убийства прокурора — Марат Казаков, Александр Панченко и Букенбай Казиев. Уголовное дело в отношении их предполагаемого соучастника преступления Евгения Мамбетова было прекращено в связи с его смертью: по версии следствия, после убийства он повесился в собственном доме. В организации и подстрекательстве к этому преступлению обвинили бывшего гендиректора ОАО «Серп и молот» Алексея Максимова. По версии следствия, он заказал убийство областного прокурора, поскольку считал его причастным к рейдерским атакам на предприятие. 17 марта господина Максимова перевели из Саратова в московский СИЗО «Матросская Тишина».

24 июля 2008 года стационарная судебно-психиатрическая экспертиза Института имени Сербского признала Алексея Максимова вменяемым. Однако это не помешало следствию без судебного решения отправить его на полтора месяца на психиатрическое лечение. Категорически против «принудительного лечения» господина Максимова, мотивированного якобы наличием у него «психического расстройства в форме депрессии», выступил тогда прежний адвокат предпринимателя Андрей Коваль. По словам адвоката, его подзащитный «конструктивен и адекватен, прекрасно отдает себе отчет, где и почему находится, не заметно каких-либо признаков психического расстройства, которые бы помешали ему участвовать в следственных действиях». Несмотря на требования защитника, 16 февраля текущего года Басманный районный суд вынес решение о необходимости направить бизнесмена на принудительное лечение, Мосгорсуд утвердил его, отклонив кассацию защиты. В мае дело Алексея Максимова было выделено в отдельное производство.

Как рассказала пресс-секретарь областного суда Ирина Белякова, дело гендиректора завода поступило в суд из Генпрокуратуры. «Суд рассмотрит вопрос о применении в отношении Алексея Максимова мер принудительного медицинского характера,— пояснила пресс-секретарь.— Если будет доказана причастность обвиняемого к убийству прокурора, он будет освобожден от уголовной ответственности и направлен на принудительное лечение в одну из специализированных клиник».

Вчера был первый день слушаний. В ходе их новый адвокат обвиняемого Алексей Сагадиев заявил ходатайство о слушании дела в закрытом судебном заседании. Свое ходатайство защитник мотивировал тем, что в ходе изучения медицинских экспертиз о состоянии здоровья господина Максимова «неизбежно будет обнародована информация, относящаяся к его личной и интимной жизни», которая, по его мнению, не должна стать достоянием широкой общественности. Это ходатайство поддержал гособвинитель Эдуард Лохов. Вдова прокурора Татьяна Григорьева и его дочь Александра также не возражали против закрытости процесса. Между тем отец убитого прокурора, председатель региональной Общественной палаты Федор Григорьев заявил, что с ним «никто не согласовывал возможность проведения закрытых судебных слушаний». «Я всегда настаивал на открытости процесса,— заметил он.— Но пусть будет так, как лучше для суда».

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::08.10.09