За хищение $20 млн у туркменского ЦБ ответит близкий друг Айсолтан Ниязовой, придумавшей мошенническую схему

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За хищение $20 млн у туркменского ЦБ ответит близкий друг Айсолтан Ниязовой, придумавшей мошенническую схему

Обвиняемый Бурштейн "просто помогал" любимой женщине вывозить "какие-то сумки" из банка

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::07.10.2009, Ищите женщину

Екатерина Карачева

Московское управление СКП завершило расследование нашумевшего «дела о туркменских миллионах» о хищении в 2002 году со счетов центрального банка этой страны 41 млн долл., половина которых была отмыта через московские Индустриальный экспортный банк (Индэкс-банк) и Русский депозитный банк (РДБ). В его рамках на скамье подсудимых окажется лишь один предполагаемый участник аферы 52-летний уроженец Новокузнецка бизнесмен Савелий Бурштейн. По версии следствия, он принимал непосредственное участие в хищении, будучи ближайшим соратником и помощником бывшего председателя совета директоров Индэкс-банка Айсолтан Ниязовой, которая, как полагает обвинение, и придумала схему по уводу из туркменской казны денег. Сам г-н Бурштейн, впрочем, вину отрицает, утверждая, что действительно помогал Ниязовой, но не знал, что речь идет о преступлении.

Вполне возможно, что процессом над г-ном Бурштейном эпопея с пропажей туркменских миллионов и закончится. О судьбе Айсолтан Ниязовой уже давно ничего не известно. Сразу после возбуждения уголовного дела она уехала за границу и с тех пор числится в международном розыске. Бывший сотрудник ЦБ Туркмении Арслан Какаев, который, по данным следствия, непосредственно переводил сообщникам миллионы с государственных счетов, несколько лет назад при загадочных обстоятельствах был застрелен в Петербурге. Также обвинения в причастности к афере ранее выдвигались против председателя правления РДБ Дмитрия Леуса и другого сотрудника ЦБ Туркмении Мурада Гарабаева. Однако Леус в итоге был признан виновным лишь в отмывании денег, а Гарабаев вообще оправдан. Сами же украденные миллионы следствию найти, по крайней мере пока, так и не удалось.

Скандал вокруг ЦБ Туркмении разгорелся в сентябре 2002 года, когда руководство обнаружило, что с его резервного счета в германском Deutsche bank исчезли 41 млн долл. Местные спецслужбы пришли к выводу, что похищали деньги два сотрудника ЦБ — специалист второй категории отдела корреспондентских отношений и международных платежей департамента международных операций Арслан Какаев и бухгалтер Мурад Гарабаев. Имея доступ к кодам системы международных банковских платежей SWIFT, как предполагалось, они просто списывали деньги с резервного счета ЦБ, переправляя их в другие иностранные банки. В частности, по данным следствия, 1,25 млн долл. ушли в гонконгский HSBS, 18,75 млн долл. в латвийский Parex Bank, еще 20 млн долл. поступили в московский РДБ.

Когда все это выяснилось, тогдашний президент Туркмении Сапармурат Ниязов тут же уволил главу ЦБ Имамдурды Кандымова, а предполагаемые похитители денег заодно с их родственниками и близкими были объявлены "отщепенцами, оборотнями и перерожденцами". Арестовать, правда, туркменские спецслужбы никого не успели. Все, кто попал под подозрение, как оказалось, сразу после пропажи денег уехали из страны. Поскольку часть денег ушла в Москву и там же были обнаружены некоторые из тех, кого туркменские следователи считали причастными к афере, г-н Ниязов лично обратился к тогдашнему президенту России Владимиру Путину с просьбой о помощи.

Российские спецслужбы активно подключились к расследованию, однако их чрезмерное усердие вскоре обернулось грандиозным международным скандалом. 27 сентября 2002 года в Москве был задержан первый подозреваемый в хищении денег Мурад Гарабаев. Основанием для этого послужил запрос генпрокурора Туркмении об экстрадиции «перерожденца».

Сам Гарабаев и его адвокат пытались доказать незаконность его ареста. Он утверждал, что еще в марте 2002 года был зарегистрирован в консульстве РФ в Ашхабаде как гражданин РФ, тогда же получил российский паспорт и потому не может быть выдан Туркмении, поскольку РФ, как и все прочие цивилизованные страны, своих граждан не выдает. Также Гарабаев и правозащитники заявляли, что к хищению денег он отношения не имел, а туркменские власти преследуют его по политическим мотивам в рамках гонений на бывшего замглавы ЦБ Туркменистана, обвиненного президентом республики в оказании финансовой поддержки оппозиции. Однако российские следователи в детали вдаваться не стали, решили, что документы Гарабаев подделал и потому остается гражданином Туркмении. В результате уже 22 октября 2002 года тогдашний генпрокурор России Владимир Устинов подписал решение о выдаче г-на Гарабаева на родину. Через два дня его под конвоем доставили в Ашхабад, где поместили в изолятор.

Но московские адвокаты Гарабаева продолжили борьбу, пытались опротестовать решение о его экстрадиции, а также обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Там посчитали, что Гарабаев является все-таки гражданином РФ, и потому российские власти грубо нарушили его права, о чем ЕСПЧ их специально уведомил. Разразился скандал, и российским следователям пришлось вернуть Гарабаева в Россию, попросив туркменские власти прислать того на время для допросов в рамках своего уголовного дела. Касалось оно махинаций с теми же туркменскими деньгами, но лишь 20 млн долл., следы которых были обнаружены в РДБ. Возбуждено же это дело были лишь 24 января 2003 года. В результате 1 февраля Гарабаева неожиданно вывезли из ашхабадской тюрьмы и отправили в Москву, поместив в изолятор "Лефортово", но обратно он уже не вернулся.

Главными подозреваемыми в деле, возбужденном российской Генпрокуратурой, стали председатель правления РДБ, уроженец Туркмении Дмитрий Леус, председатель совета директоров Индэкс-банка Айсолтан Ниязова, председатель правления этого же банка Евгений Обжиров, бывший сотрудник ЦБ Туркмении Арслан Какаев и бизнесмен Савелий Бурштейн.

Г.г. Ниязова, Какаев и Бурштейн успели уехать за границу еще до возбуждения уголовного дела как только в банках начались проверки и их объявили в международный розыск, заочно предъявив обвинение в мошенничестве и отмывании денег. Г-н Леус был арестован, а г-на Обжирова оставили на свободе, так как он "активно сотрудничал со следствием" и позже из обвиняемого стал по делу свидетелем. Г-ну Гарабаеву же вменили мошенничество, легализацию денег и подделку документов (у него был найден поддельный паспорт).

В ходе расследования следствие пришло к выводу, что план похищения миллионов из ЦБ Туркменистана в конце июля 2002 года придумала г-жа Ниязова, которая привлекла в помощь своего близкого друга Бурштейна и знакомого Какаева. Как установило следствие, г-жа Ниязова узнала от давнего знакомого г-на Леуса, что в его банке с использованием фальшивых документов открыт валютный счет подставной компании Swan City Bankcorp LLC, которым он лично распоряжается. Данные этого счета г-жа Ниязова передала Какаеву, который "3 сентября 2002 года, имея шифры доступа к системе перевода денег SWIFT, незаконно перевел 20 млн долл., принадлежащих ЦБ Туркменистана, находившихся на счете компании "Ностро", открытом в Дойче-банке, в пользу фирмы Swan City Bankcorp LLC, указав в качестве основания платежа фиктивный контракт от мая 2001 года". Затем, как следует из материалов дела, г.г. Ниязова Какаев и Бурштейн "приняли решение легализовать деньги".

Для этой цели они, по версии следствия, привлекли г-на Леуса, пообещав ему 3% от суммы 700 тыс долл. Согласно плану, на следующий день поле поступления денег в РДБ г-н Леус открыл счет на имя гражданина Вьетнама некоего Ву Фыонг Нама, а также оформил от имени Swan City Bankcorp LLC электронное поручение о зачислении 20 млн долл. на счет г-на Нама и валютный мемориальный ордер. Попутно, по данным следствия, г-н Леус заключил от имени РДБ соглашение о проведении банковских сделок с ОАО "Металлинвестбанк", согласно которому РДБ, не имевший права самостоятельно работать с наличной валютой, получал возможность покупать ее у Металлинвестбанка. После этого г-н Леус дал распоряжение подчиненным выдать 20 млн долл. наличными под тем предлогом, что так пожелал мифический вьетнамец, который выдал ему соответствующую доверенность. В тот же день инкассаторы получили наличность в Металлинвестбанке, доставили в РДБ, после чего г-н Леус, как следует из материалов дела, распорядился выдать два расходных кассовых ордера на получение им по доверенности от вьетнамца 20 млн долл., из которых он оставил себе 700 тыс. долл., а остальные 19,3 млн долл. инкассаторам было приказано отвезти в Индэкс-банк.

Как только деньги туда поступили, г-жа Ниязова дала распоряжение председателю правления Евгению Обжирову принять деньги на хранение без оформления необходимых документов. А 9 и 10 сентября, как установило следствие, Ниязова вместе с г-ном Бурштейном, использовавшим поддельные паспорт и водительские права на имя Станислава Будилова, вывезли на машине деньги в неизвестном направлении. Обнаружить их следствию так и не удалось. По одним данным, туркменские миллионы были переправлены в Словакию и Чехию и вложены в покупку отелей, по другим, они так и остались в Москве.

Вскоре после получения денег г-жа Ниязова написала заявление об увольнении из банка по собственному желанию и уехала за границу. Чуть позже ее примеру последовали и гг. Какаев и Бурштейн, которые поселились в Праге. Однако 1 июня 2003 года Какаев был найден застреленным в Петербурге (дело до сих пор не раскрыто и не известно, зачем он приезжал в Россию), и уголовное преследование в отношении него было прекращено "в связи со смертью".

В результате на скамье подсудимых сначала оказались лишь Дмитрий Леус и Мурад Гарабаев. Но в марте 2004 года Замоскворецкий райсуд Москвы оправдал Леуса по обвинению в мошенничестве, признав виновным только в отмывании 20 млн долл., и приговорил его к четырем годам колонии. В феврале 2006 года Куйбышевский райсуд Самарской области освободил его условно-досрочно, и он вернулся домой. Что касается г-на Гарабаева, то он был признан виновным лишь в использовании заведомо подложного документа, за что был оштрафован на 5 тыс. руб. По обвинению в мошенничестве его также оправдали, а обвинение в отмывании денег отозвал сам прокурор. В результате получилось, что за хищение туркменских миллионов так и не ответил, хотя Россия за это расследование поплатилась. В июне 2006 года ЕСПЧ, рассмотрев жалобу г-на Гарабаева относительно его незаконной экстрадиции в Туркмению, признал, что власти РФ нарушили в отношении него запрет на применение пыток и бесчеловечного обращения, его право на свободу и личную неприкосновенность и на эффективные средства правовой защиты перед государственными органами. В итоге Россию обязали выплатить г-ну Гарабаеву 20 тыс. евро.

Расследование же дела о хищении туркменских миллионов тем временем продолжалось, и 20 января 2008 года Савелий Бурштейн по запросу Генпрокуратуры РФ был задержан в аэропорту Праги. Спустя полгода власти Чехии согласились на его экстрадицию, бизнесмена доставили в Москву, где ему было предъявлено обвинение в мошенничестве и легализации денег, полученных преступным путем.

Сам г-н Бурштейн вину категорически отрицает, утверждая, что не имел никакого отношения к хищению 20 млн долл. у ЦБ Туркмении. По его словам, он действительно помогал вывозить Ниязовой какие-то сумки из Индэкс-банка, но полностью доверял любимой женщине и не мог представить, что там были украденные деньги.

Следствие тем не менее пришло к выводу, что вина Бурштейна полностью доказана и подтверждается вескими доказательствами в частности, тем, что он специально приобрел поддельные документы с целью скрыть следы преступления и свое настоящее имя; что именно по поддельным документам он приобрел машину BMW-X5, на которой деньги перевозились; и тем, что отказался сказать, куда именно он перевозил злополучные сумки. Также следствие установило, что незадолго до проведения махинации г-н Бурштейн вел переговоры о покупке дорогостоящего коттеджа в подмосковном поселке "Машкинские холмы". В ближайшее время Замоскворецкий райсуд приступит к рассмотрению его дела по существу.

Что касается судьбы председателя правления Индэкс-банка Евгения Обжирова, то следствие пришло к выводу, что он не знал о том, что 20 млн долл. являлись ворованными и г-жа Ниязова пыталась его "использовать втемную". В результате 8 июня 2009 года столичное управление СКП вынесло решение прекратить уголовное преследование банкира "в связи с отсутствием в его действиях состава преступления".