За что арестовали Белова-Поткина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

За что арестовали Белова-Поткина

29 Октября 2014

167ed2d7b4e9a33721d51c88294898a0.jpeg
За пару дней до задержания 15 октября по делу казахского «БТА-банка» экс-руководитель Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Александр Белов-Поткин встретился со своим давним соратником Дмитрием Демушкиным. Встреча двух националистов происходила на станции метро «Новокузнецкая»; Поткин был угрюм, вздыхал и говорил, что, судя по всему, Россию ему придется покинуть. Он, вспоминал Демушкин, рассказывал, что к нему чуть ли не с лета ходят чекисты и зовут участвовать в «мутном проекте на Украине», но Поткин неизменно отказывался, а теперь ему будут мстить. Спустя два дня он оказался сначала в полицейском изоляторе, а затем под домашним арестом в статусе обвиняемого по 174-й статье УК РФ (легализация денежных средств, нажитых преступным путем). Казахстан, оппозиционер Аблязов, русский национализм, отмывание пяти миллиардов рублей и спецслужбы – шизофренический совершенно набор деталей для политического скандала, но лишь на первый взгляд. Если разобраться, то все выглядит куда логичнее, и многие процессы, в итоге стоившие Поткину свободы, шли, судя по всему, абсолютно параллельно. До 23 октября, когда следствие неожиданно решило ужесточить националисту меру пресечения, Поткин больше походил на не очень осторожного предпринимателя, но теперь становится ясно, что в свете новой «антифашистской повестки» у властей на националистов появился зуб. Контролируемый национализм Основанное в 2002 году ДПНИ Поткина, к тому моменту отработавшего в обществе «Память» пресс-секретарем, а затем членом центрального совета этой организации, поначалу казалось довольно радикальной структурой. Таким же выглядел и Славянский союз Демушкина: митинги, организованные на волне недовольства столичных жителей мигрантами, Кондопога, требования не только выгнать приезжих, но и наказать потакающих им чиновников. На деле же обе эти организации, как и многие другие ультраправые движения, не раз назывались одними из первых, когда речь заходила о так называемом «контролируемом национализме». О связях выводящих толпы на «Русские марши» политиков как минимум с кремлевской администрацией говорили и их оппоненты, и нейтральные наблюдатели. Когда те начинали забываться, силовики показывали им 282-ю статью, как это было с Поткиным, переусердствовавшим в поддержании градуса народного гнева в Кондопоге. Впрочем, фигурантом дела о разжигании межнациональной ненависти он после своего выезда в Кондопогу побыл лишь год, после чего в 2007-м дело было закрыто. Первую настоящую судимость он получил в 2008 году за то, что сравнил Белый дом со свитком Торы. Ну а в 2011 году (к тому моменту уже случилось «дело БОРН», выросшей как раз из легального и близкого к властям движения «Русский образ», а также за 27 убийств сидели боевики такого же легального Национал-социалистического общества) ДПНИ признали экстремистским и закрыли. Закрыт был и Славянский союз. Тогда большинство праворадикалов были твердо убеждены, что Поткин и любые подобные ему политики националистического толка русских людей не представляют, сотрудничают с государством, и даже судимость по 282-й статье изменить их мнение не могла. Окончательно Поткин упал в глазах радикалов в том же 2011 году, когда вместе с Дмитрием Демушкиным поехал налаживать межнациональный диалог в Чечню. Как ни старались оба политика объяснить, что встречи с чеченскими чиновниками они организовывали ради самих же русских людей, чтобы тех потом не обижали горцы, репутация их была испорчена основательно. А дальше вольное плавание привело Поткина в Казахстан. Как говорил Дмитрий Демушкин, они оба считали, что подобного государства на карте существовать не должно, что это просто провинция Русской империи. Поэтому начиная с 2012 года Поткин стал активно встречаться с местными оппозиционерами и представителями славянских и казачьих организаций. Как говорит хорошо знакомый с Поткиным столичный предприниматель, примерно тогда он и мог познакомиться с окружением Мухтара Аблязова. «Всегда искал возможность заработать» В обвинительном заключении по «делу Поткина» утверждается, что националист, как многие другие фигуранты этого дела, отвечал за легализацию наиболее ликвидных активов казахстанского «БТА-банка», владельца которого 31 июля 2013 года задержали на Лазурном Берегу во Франции. В случае с Поткиным, по некоторым данным, речь шла о юридическом сопровождении сделок по нескольким участкам земли в Подмосковье. «Не успел уехать, дурачок. Ему же говорили, что это добром не кончится» – так отреагировал на новость о задержании Поткина один из его бывших соратников по националистическому движению. По его словам, после заката ДПНИ Поткин «никак не мог решить, продолжать заниматься политикой или бизнесом», поэтому часто смешивал одно с другим. Например, один из его знакомых по бизнесу рассказывает, что Поткин, несмотря на свой национализм, охотно помогал в переоформлении различной недвижимости армянским предпринимателям, занимался взыскиванием долгов, в итоге сам кому-то остался должен порядка 50 тысяч рублей. «Похоже, он повелся на историю с оппозиционностью Аблязова, да еще и решил подзаработать. Готов поверить, что он даже мог не понимать, что конкретно его действия незаконны, и просто не учел, что у Москвы позиция по делу «БТА-банка» жесткая», – продолжает бывший соратник. Россия, напомним, входит в список стран, где Аблязову предъявлены официальные обвинения. Помимо РФ, в этом списке Казахстан и Украина. А Казахстан, судя по активности Поткина в последние годы, казался ему действительно перспективным местом и как политику, и как бизнесмену. По словам его знакомых, он где-то нашел деньги на небольшой телеканал, который должен был функционировать в Казахстане, часто встречался с местными оппозиционными политиками. Как впоследствии напишут местные СМИ, чаще всего Поткин встречался с националистом Жанболатом Мамаем, с которым он якобы готовил масштабные беспорядки на территории республики. При этом Мамай ранее уже был судим за поддержку протестов в Жанаозене. По всей видимости, таким образом Поткин в итоге, помимо политических, установил с казахами и деловые связи. При этом в его окружении говорят, что Поткин, в частных беседах зовущий себя «профессиональным политтехнологом», Казахстан считал в первую очередь источником заработка, поэтому якобы не видел проблемы в том, чтобы консультировать и людей из команды Назарбаева. Первые звонки Соратники Поткина рассказывают, что первые предупреждения националисту силовики стали давать еще летом этого года. Дмитрий Демушкин вспоминает, что присутствовал при обыске в его квартире, когда экс-лидер ДПНИ находился в отъезде. Один из координаторов национал-социалистического ресурса Wotanjugend, поддерживающего Киев, Денис Тюкин также утверждает, что Поткину не раз давали понять, что ему либо пора сворачивать деятельность, либо уезжать из страны. Бывший лидер ДПНИ Александр Поткин (Белов) во время рассмотрения ходатайства следствия о домашнем аресте в Тверском суде. Фото: Михаил Почуев / ТАСС Правда, само уголовное преследование и эти визиты соратники Поткина открыто связывают с его политической позицией. Тот же Дмитрий Демушкин рассказывал «Коммерсанту», что некие высокопоставленные силовики предлагали ему заняться отправкой бойцов в Новороссию и, более того, в Киев. По его словам, таким образом они собирались наладить агентурную сеть, а в случае с отправленными воевать за Нацгвардию националистами – избавиться от неугодных. Сама по себе эта версия может звучать правдоподобно, если учитывать, что за батальон «Азов» из числа россиян воюют действительно те, кто понимает, что в России ему терять нечего. Тот же Роман Железнов, более известный как Зухель, еще до своего отъезда в Киев мог стать фигурантом дела о разбое по итогам своей деятельности в рамках движения Максима Марцинкевича «Реструкт», а прежде – отсидел срок за кражу из магазина, а еще раньше – за нападение на антифашиста. Теперь Железнов еще и первый в рамках кризиса на Украине фигурант дела о наемничестве, возбужденного российскими следователями. По словам того же Зухеля, в общей сложности в «Азове» не меньше двадцати россиян, причем среди них есть и те, кто уехал в Киев задолго до Майдана, так как имел проблемы с законом на родине. «Но никто домой и не планирует возвращаться, там же российские паспорта тупо на украинские меняют, так что это билет в один конец», – рассказывает источник в националистических кругах. Как утверждает Тюкин, в числе этих бойцов должны были оказаться и люди, приведенные Поткиным. Однако тот последовательно отказывался от предложения, а дело «БТА-банка» якобы стало местью за его своенравность. Но больше похоже, что два эти процесса протекали совершенно параллельно друг другу и толком не пересекались. Во-первых, Поткин, как и Демушкин, давно не имеют такого авторитета среди молодых ультраправых (а они и составляют основной контингент среди воюющих на Украине националистов), как несколько лет назад. Отличный пример – погромы в Бирюлеве. Поткин приехал на народный сход в этот район на юге Москвы одним из первых и рассчитывал устроить публичный диалог с местными чиновниками. Окружившая их толпа молодых людей в спортштанах и Nike-airmax слушала Поткина недолго, до первого возгласа «Русские, вперед!». В итоге толпа побежала громить ближайший магазин, а растерянный Поткин с чиновниками так и остались стоять на месте. Не слишком радушно Поткина встречали и на акции памяти спартаковского фаната Егора Свиридова, которая переросла в погромы на Манежной площади. Автор этой статьи помнит, как, завидев Поткина в каракулевой пилотке и с венком в руках, молодые националисты стали перешептываться. Общий смысл их слов сводился к такому тезису: «А что этот подментованный тут забыл?» Поэтому трудно представить, кого Поткин мог завербовать для отправки в Киев. «Больше похоже, что одни силовики думали, как его можно использовать, пока другие расследовали дело в отношении него, а когда первые поняли, что толку ноль, дали отмашку коллегам. Но вряд ли это именно месть», – считает собеседник в националистических кругах. Экономика как средство Адвокат Поткина Сергей Бадамшин не скрывает, что давно знаком с экс-лидером ДПНИ, в первую очередь как с предпринимателем. «Поэтому когда замаячила 174-я статья, я сразу решил ему помочь, потому что там была чистая экономика», – вспоминает он в беседе со Slon. Кардинально поменять мнение Бадамшину пришлось 23 октября, когда посреди встречи на Охотном Ряду его застал звонок следователей. Следователь будет просить судей изменить меру пресечения с домашнего ареста на СИЗО. Те аргументы, которые следователь Николай Будило представил судьям в качестве причины ареста, привели в замешательство и адвоката, и его подзащитного. Для начала выяснилось, что мелкое на фоне общих злоупотреблений в «БТА-Банке» преступление ведут не оперативники экономических подразделений МВД, а сотрудники управления ФСБ по защите конституционного строя. Это управление в разное время вело оперативное сопровождение всех серьезных дел против ультраправых: от дела «НСО-Север» до дела группировки БОРН. «А это уже о многом говорит. Если бы здесь была чистая экономика, то следователям не нужно было бы вываливать такое количество политического бреда», – считает Бадамшин. Следователь Будило рассказывал в суде, что Поткин планирует скрыться во Львове, где у него есть тесный контакт с «Правым сектором», что он был знаком и с олигархом Березовским, и с уехавшим в Лондон Чичваркиным, а дома вообще держит толстую папку с надписью «Жанаозен» и подборкой материалов о бунте в этом городе. Кроме того, казахская Генпрокуратура обратилась к России с требованием возбудить против Поткина дело по 282-й статье. По данным прокуроров республики, в 2012 году он вместе с бывшим пресс-секретарем «Другой России» Александром Авериным приезжал в Казахстан, встречался с лидерами запрещенной партии «Алга!» и готовил массовые беспорядки. Эта информация так или иначе в разное время всплывала в казахских СМИ, но тот же Аверин неоднократно говорил, что вообще не понимает, к чему его пытаются притянуть. Впрочем, в материалах допросов, с которыми удалось ознакомиться Slon, Аверин упоминается неоднократно. Следователи расспрашивают о частоте его визитов в Казахстан, просят дать на него характеристику и т.д. Это может быть совпадением, но постоянно работающий телефон пресс-секретаря «Другой России» замолчал больше месяца назад. Даже 25 сентября, когда нацболы срывали концерт Макаревича, связи с Авериным не было, поэтому ответственность за акцию «Другая Россия» взяла на себя довольно не быстро – временно заменяющие Аверина активисты явно были не так хорошо знакомы с работой пресс-службы. Нашелся Аверин неожиданно – неделю назад он заявил, что находится в Донбассе в статусе пресс-секретаря «Интербригад». Если увязывать это с тем, что и Поткин знал о надвигающемся на него уголовном деле задолго до задержания, то отъезд в Донецк выглядит попыткой внешне достойно переждать турбулентность. «Все эти казахские истории в рамках дела об отмывании денег больше похожи на попытку найти дополнительные инструменты в борьбе с националистами, которые власти сейчас перестали быть нужны», – убежден Бадамшин. Его слова выглядят логично, особенно на фоне внезапных пробуксовок с организацией «Русского марша», который раньше стабильно согласовывали в районе Люблино, а теперь чиновники предлагают присоединиться к уже заявленным мероприятиям. Состоящий в оргкомитете Дмитрий Демушкин рассказывает, что в октябре к нему приходили сотрудники силовых структур, предлагавшие перенести мероприятие на год, «пока все не уляжется». По его словам, общий смысл беседы сводился к тому, что понятие «националист» благодаря антиукраинской пропаганде прочно стал ассоциироваться у граждан с «Правым сектором», «бандеровцами» и прочими гримасами украинской евроинтеграции, а бойцов ДНР (среди которых ультраправых довольно много) принято называть не иначе как антифашистами. Поэтому в нынешнюю повестку Поткин и Демушкин (за отсутствием любых других публичных фигур, которых можно с натяжкой назвать лидерами националистов) никак не вписываются. «Поткина начали разрабатывать еще после его визита в Бирюлево, когда все получили по шапке, а теперь решили использовать нынешние наработки, так как появилась соответствующая повестка. Даниил Константинов вот все правильно понял и уехал», – говорит источник Slon, близкий к спецслужбам. Но, как уже было сказано, молодым ультраправым давно уже не важно, кто организовал «Русский марш» и как будут называться новые организации бывших лидеров ДПНИ и Славянского союза – движение слишком разрозненно и субкультурно, а авторитет Поткина и Демушкина в нем не так высок, чтобы их аресты хотя бы на что-то влияли. Автор – корреспондент издательского дома «КоммерсантЪ»

Ссылки

Источник публикации