За что убили Цветкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За что убили Цветкова. Версии

Оригинал этого материала, origindate::21.10.2002
Компиляция из материалов СМИ, Фото: "Время новостей"

Нефтяная версия

Converted 13625.jpg[...] Губернатор Цветков, получивший у своих коллег по Совету Федераций кличку "Бульдозер", всегда ратовал за независимость вверенного ему региона во сем. Совместно с банком "Российский кредит" построил собственный аффинажный завод, чтобы производить золото 999,9 пробы, на месте его добычи. Добился создания регионального Гохрана, как ни противились этому федеральные чиновники и т. д.

Задумал он еще в 1997 году и постройку собственного НПЗ, чтобы не зависеть в топливной сфере от Большой земли. Данное предприятие должно было вступить в строй в следующем году. А на протяжении последних лет у этого проекта была масса противников из числа старых снабженцев. Их аргументация заслуживала внимания и зиждилась на простых подсчетах. Они уверяли общественность в том, что завоз бензина и дизельного топлива из соседних Омска, Ангарска и Комсомольска-на-Амуре в 4-6 раз дешевле будущей местной выработки. Поскольку на магаданском НПЗ предполагалось перерабатывать нефть с Сахалинского шельфа, перевозимую морским путем, то оппоненты грозили еще и будущими страшными экологическими катастрофами, припоминая крушение танкера "Находка" у берегов Японии.

Но губернатор Цветков упрямо стоял на своем и обязательно бы добился строительства магаданского НПЗ. В марте 2001 года администрация Магаданской области и британская компания "Инотера Лимитед" подписали договор о строительстве в регионе завода по переработке 600 тысяч тонн сырой нефти в год. Уже через несколько дней после подписания договора британские специалисты во главе с директором "Инотеры" Ж. Манчиком прибыли в Магадан. К концу марта гости подготовили инвестиционный проект строительства НПЗ, в ходе которого планировалось использовать как собственные, так и привлеченные средства. Сдать завод в эксплуатацию англичане планировали в 2002 году. Как-то теперь сложится судьба этого недостроя после убийства Цветкова?

Кроме этого, не так давно были обнародованы оптимистичные прогнозы ученых относительно месторождений нефти на Примагаданском шельфе Охотского моря. Там уже определено два участка - "Магадан-1 " и "Магадан-2", которые в ближайшей перспективе планируется выставить на международный тендер на право детальной разведки с последующим освоением запасов. А запасы эти могут, как утверждают специалисты, составить сотни миллионов тонн нефти и газа. По подсчетам "Магаданского центра окружающей среды", ежегодно их освоение способно принести дополнительно в бюджет области 1,2 миллиарда долларов. Понятно, что к тендерам на освоение этих месторождений крупные нефтегазовые компании мог допустить только Валентин Цветков, и у некоторых олигархов могли с ним возникнуть большие проблемы. А сейчас нет Цветкова – нет проблем?

Водочные разборки

Еще летом 1997 года несколько высокопоставленных чиновников администрации Магаданской области подали заявления об отставке. Поводом для этого стало прямое давление на них водочной мафии. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало жестокое избиение в подъезде собственного дома начальника отдела по монополии на алкогольную продукцию областной администрации Юрия Смирнова. Это было уже второе покушение на него. Среди тех, кто решил не рисковать жизнью, своей и собственных детей, был и автор проекта госмонополии на спиртное в области заместитель губернатора Александр Жандаров. Ему угрожали особенно часто. Не приняв отставку своих подчиненных, губернатор Валентин Цветков в срочном порядке созвал совещание руководителей всех силовых структур области, на котором приказал им в кратчайшие сроки обуздать водочную мафию.

Кстати, благодаря внедрению госмонополии на спиртное администрация за неполных три месяца получила дополнительные доходы - более трех миллиардов рублей. Это стало возможным после того, как губернатор в целях выполнения Указа Президента РФ от 30 апреля 1997 г. "О дополнительных мерах по предотвращению незаконного производства и оборота спирта этилового и алкогольной продукции", 16 июня 1997 г. постановил запретить реализацию на территории области алкогольной продукции с содержанием этилового спирта более 12% во всех организациях мелкорозничной торговой сети (ларьках, киосках, палатках, павильонах, не имеющих торгового зала) и на оптовых продовольственных рынках. Это стало ощутимым ударом по осетинской ОПГ, которая ввозила в область дешевый спирт и изготавливала из него суррогатную водку.

Позже было создано государственное предприятие "Магаданвинпром". Этому предприятию обеспечили исключительную протекцию вплоть до блокирования складов нарядами ОМОНа, не говоря уже о свободном доступе к необременительным бюджетным кредитам. "Винпром" получил неограниченный доступ на алкогольный рынок области. Остальные (а было до 30 структур, занимавшихся поставками водки в Магадан) вынуждены были уйти. Кое с кем подписали даже договоры, по которым коммерсанты обязались не завозить водку в регион. Была создана уполномоченная база для улучшения контроля за алкогольным оборотом, и тех, кто продолжал заниматься водкой как товаром, заставили завозить ее туда, а лишь оттуда поставлять в розницу. Обслуживание же на уполномоченной базе стало стоить немалых денег, гораздо больших, чем просто хранение алкогольного груза в морском торговом порту.

А в октябре 1999 года Генпрокуратура России удовлетворила просьбу об отставке прокурора Магаданской области А. А. Нейерди. 47-летний страж Фемиды в расцвете сил ушел на пенсию.

Формальным поводом для отставки послужила невероятная история, которая стала достоянием всего Магадана. В престижном ресторане города "Империал" за одним банкетным столом собрались как-то лютые конкуренты - крупнейшие "частные" поставщики спиртных напитков. Некоторые из них неоднократно прежде задерживались "с поличным" при поставках крупными партиями контрабандной водки, в том числе и из Осетии. Что же свело конкурентов за дружеским столом? Свидетели в один голос сообщают: "Тосты за ним звучали за здоровье... областного прокурора!" За несколько дней перед этим знаменательным событием именно по его протесту областной суд признал незаконным очередное распоряжение губернатора Валентина Цветкова о государственном регулировании оборота алкоголя на территории области. Это и послужило, видимо, поводом для веселого общего застолья. Повторялись ли с тех пор подобные ресторанные встречи - неизвестно. А вот подобных прокурорских протестов за два года "водочной войны" в Магадане накопился не один десяток

Вместе с тем в период 1997-99 гг. магаданской милицией и разнообразными инспекциями были обнаружены десятки нелегальных производств кустарного спиртного, изъяты сотни тысяч "самокатных" и контрабандных "поллитр". Та же контрабандная осетинская водка поступала в Магаданскую область, по данным таможенников, целыми контейнерами, перевозимыми по морю из порта Находка, по подложным документам, а то и вовсе под видом "домашних вещей". Был даже забавный случай, как сообщала "Российская газета", когда такой груз обозначили как "веники березовые для бани"!

И что же? А ничего! За то же самое время прокуратурой области не было возбуждено ни единого уголовного дела по членам водочной мафии. которые ежегодно укрывали от государства до 80 процентов оборота алкоголя на территории всей области. И все это творилось на Колыме с молчаливого согласия областной прокуратуры, за что и лишился, судя по всему, своего поста ее руководитель.

Золотая версия

В начале 1998 года в Магадане разразился громкий скандал между областной администрацией и местными правоохранительными органами. Началось все с того, что руководство магаданского УВД сочло незаконной деятельность местного Фонддрагмета, который был образован по инициативе губернатора Цветкова. Особенно заинтересовала милицию деятельность золотоприемных касс, созданных в отдаленных районах Магаданской области.

В этот период времени государство оказалось не в состоянии оплачивать золото, сдаваемое старателями в Гохран, и обладминистрация пошла по пути создания местного фонда драгоценных металлов и сети золотоприемных касс, чтобы спасти золотодобычу, являющуюся на Магадане одной из ведущих отраслей. Местные власти решили финансировать отрасль самостоятельно, используя для этого средства, вырученные от продажи сдаваемого населением золота.

В апреле 1997 года первый заместитель губернатора Магаданской области Вячеслав Кобец подписал распоряжение "Об организации работы граждан (физических лиц) по добыче золота на территории области". Этот документ давал право тем, кто постоянно проживает на территории области, заниматься добычей драгоценных металлов. Единственное условие - вести ее "малыми формами без применения тяжелой землеройной техники". Чтобы получить разрешение, достаточно было подать заявку в Северо-восточный геологический комитет в Магадане и в администрацию того района, где граждане планировали добывать золото. Необходимо было также внести разовый сбор в размере 10 минимальных размеров оплаты труда (тогда это составляло примерно 850 деноминированных рублей).

Добытый металл граждане обязаны были сдавать в золотоприемные кассы районных центров или в специализированные учреждения по приему и хранению золота в Магадане. При этом золото можно было сдать анонимно (это особенно травмировал милицию, лишавшуюся при этом своей части золотого пирога), хотя и с удержанием подоходного налога, который идет в местный бюджет.

По словам представителя магаданского УВД, в области таким образом по сути была легализована деятельность "серого" рынка золота. Губернатор Магадана Валентин Цветков счел претензии милиции необоснованными и, предварительно заручившись поддержкой облдумы, вынес вопрос на рассмотрение федеральных властей. В итоге Цветков выиграл. После дефолта 1998 года был подписан соответствующий Указ президента РФ и распоряжение федерального правительства, которые регламентировали деятельность магаданского Фонддрагмета. А милицейские начальники, контролировавшие "золотой" бизнес на Колыме как легальный, так и теневой еще с союзных времен, остались обделенными.

Серебряная версия

14 октября 1999 года Борис Ельцин подписал указ об экспорте содержащего серебро сырья, разрешив таким образом конфликт между федеральным центром и магаданскими властями. С этого момента магаданское ЗАО "Серебро-Дукат" получило возможность перерабатывать его за рубежом и там же реализовывать свою продукцию. Губернатору Валентину Цветкову удалось спасти важнейший для региона инвестиционный проект.

Подписания этого указа ожидали в Магадане около года. Его Цветков внес в президентскую администрацию в декабре 1998 года в надежде, что таким образом удастся решить проблему финансирования строительства собственного перерабатывающего комплекса на Дукатском месторождении, в результате чего магаданская казна только в виде налогов ежегодно будет получать $7 млн.

Лицензией на разработку третьего по величине в мире месторождения серебра Дукат владело ЗАО "Серебро-Дукат", 70% акций которого принадлежит Pan American Silver, а оставшиеся 30% магаданскому СП "Геометалл Плюс" (85, 6% акций "Геометалл Плюс", в свою очередь, владеет канадская Western Pinnacle). Подтвержденные запасы составляют 14, 3 млн. тонн руды со средним содержанием серебра 655 г/т и золота 1, 39 г/т.

Проблема заключалась в том, что в России серебросодержащий концентрат перерабатывать негде. При советской власти все добывавшееся в стране сырье возили в Казахстан, потом его стали поставлять в Канаду. Но после вступления в силу в 1998 году закона "О драгметаллах и драгкамнях" экспорт концентрата оказался фактически запрещенным. Этот закон рассматривает концентрат как собственно драгоценный металл и прямо указывает на то, что он должен быть очищен в России даже в том случае, если здесь нет собственных перерабатывающих мощностей. В результате правовое управление президентской администрации (ГТПУ) дало отрицательное заключение на подготовленный магаданцами проект указа.

Тем временем акционеры ЗАО "Серебро-Дукат" решили приостановить работы, мотивируя это тем, что в конце сентября совет директоров Pan American Silver прекратил их финансирование. Дело в том, что акционеры уже вложили $27 млн. в разработку месторождения, еще $70 млн. обещали западные банки во главе с входящей в структуру Всемирного банка Международной финансовой корпорацией (IFC), но потребовали гарантий ликвидности продукции Дуката.

Магаданский губернатор срочно активизировал свои лоббистские усилия, чтобы убедить президента подписать экспортный указ. Но, как выяснилось позже, старался он вовсе не в интересах СП "Геометалл Плюс", которым руководил председатель облдумы Илья Розенблюм.

Осенью же 1999 года на ГОКе появились люди из группы компаний "Каскол" (Москва). Они заявили об участии в аукционе по покупке имущества Дуката и против $8 млн. российско-канадского СП выложили сумму $12 млн. Тендер выиграли москвичи. Таким образом, сложилась ситуация, когда у АО "Серебро Дукат" есть лицензия на разработку дукатских недр, а у "Каскола" - имущество и оборудование ГОКа. Руководство "Каскола" тут же заявило, что готово начать судебную тяжбу с АО "Серебро Дукат" об отзыве у него лицензии на использование недр. Эту же процедуру инициировал и сам Цветков, используя свои мощные лоббистские возможности в Москве.

Говорят, что появление в регионе московских бизнесменов было также инициировано Цветковым. Он резонно посчитал, что деньги "Каскола", с одной стороны, помогут развитию области, а с другой - ограничат влияние Розенблюма в регионе.

Рыбные дела

В июне 2000 года губернатор Валентин Цветков внес в областную Думу проект регионального закона "О рыболовстве в Магаданской области". Законодательная и исполнительная власти региона пришли к единому мнению: действующее федеральное Законодательство об использовании и охране водных биоресурсов России устарело и нуждается в коренном обновлении. Речь в законопроекте Цветкова шла о четком разграничении полномочий по "командованию" биоресурсами Охотского моря между Москвой и Магаданом. В итоге областное правительство добилось права продавать рыболовецким артелям значительное количество лицензий на вылов рыбы и морских деликатесов. На федеральном уровне механизм квотирования был расплывчат и законом не закреплен. Это привело к тому, что, по мнению экспертов, в Магаданской области две трети выловленной рыбы попадало именно в теневой оборот, контролируемый криминальными структурами. Управление "Охотскрыбвод с завидным постоянством отчитывалось перед федеральными властями о сотнях тонн изъятой у браконьеров рыбы и красной икры. Но давно устаревшие штрафные санкции - это гроши по сравнению с прибылью от хищничества. И не взирая на них, десятки иностранных судов без спроса черпали в Охотском море его богатства. Японские, корейские, польские...

Когда же квоты на вылов рыбы и морепродуктов внутри области частично стал распределять местный Рыбохозяйственный совет, многие браконьеры и контрабандисты понесли большие убытки. Но этого Цветкову показалось мало.

В мае этого года в администрации Магаданской области собралось представительное совещание по проблемам рыбной отрасли. До сведения собравшихся было доведено: отныне руководящая роль в ней принадлежит Областному государственному унитарному предприятию "Магаданское предприятие по добыче и переработке морепродуктов" (далее - ОГУП), образованному и принадлежащему местной исполнительной власти.

По словам губернатора Валентина Цветкова, главная цель его создания - "консолидация в рамках предприятия рыбных квот, направляемых в Магаданскую область на бесплатной основе". Однако можно предположить, что смысл нововведения куда шире - в воссоздании на уровне региона единой системы руководства отраслью.

До середины 90-х годов ее практически единолично представлял государственный монополист (а затем - ОАО) "Магаданрыбпром". Во времена "дикого рынка" он частью развалился, частью был разворован. Отрасль уцелела в виде нескольких десятков частных фирм и компаний. Но и по ним нанесли тяжелый удар федеральные аукционы по продаже квот на право добычи морских биоресурсов. Пожарное создание ОГУП, утверждают в магаданской администрации, попытка спасти то, что осталось.

В начале 2002 года председатель Госкомрыболовства Евгений Наздратенко предложил администрации Магаданской области самой разработать предложения по распределению бесплатных промышленных квот по предприятиям Дальневосточного промыслового бассейна. И первоначально их получили несколько местных 000. Но затем последовало срочное перераспределение, "автоматом" утвержденное телефонограммами Госкомрыболовства, и бесплатные квоты перешли к ОГУП. Например, на вылов свыше 12, 5 тысячи тонн икряного минтая, 200 тонн трески, 280 - палтуса, 900 - камбалы...

Сегодня ОГУП - это юридическое лицо во главе с директором. А его материальную базу и людские ресурсы составляют суда, арендованные вместе с экипажами у акционерных предприятий. Последние оказались перед жестким, если не сказать жестоким выбором: сражаться за аукционные лоты поодиночке либо не портить отношения с местными властями и, пожертвовав частью доходов и самостоятельностью, на арендных принципах влиться в состав влиятельной госструктуры. Взамен - арендная плата за счет части полученной прибыли. И это только начало: на упомянутом ранее совещании отчетливо прозвучало: даже те 30 процентов выручки с аукционов, которые правительство собирается передать в этом году на поддержку рыбаков в регионы, распределяться будут в Магадане также исключительно ОГУП.

Все это вряд ли могло понравиться дальневосточной рыбной мафии.

Портовая версия

Весной этого года губернатор Цветков и банк "Российский кредит" поставили вопрос о замене гендиректора Магаданского морского торгового порта (ММТП) Николая Бондаря "за неэффективное руководство". Вместо него порт по инициативе Цветкова должен был возглавить магаданский вице-губернатор Андрей Зинченко. Так областная администрация при поддержке Минимущества РФ решила взять под контроль предприятие, в котором не имела ни одной акции.

ММТП - крупнейший из портов местного значения на Дальнем Востоке. Он служит морскими воротами для северного завоза в Магаданскую область и соседние регионы. "Роскреду" принадлежит 17, 18% акций порта, Минимуществу - 25, 5%. Остальные акции распылены среди физических лиц. В 2001 г. Магаданский порт перевалил 615 000 т грузов (из них около половины пришлось на уголь, 30% - на контейнерные грузы).

"Неэффективность работы" действующего гендиректора заключалась в том, по мнению Цветкова, что большая часть прибыли ММТП якобы оседала в компании "Трансфес-Магадан", которую многие считали аффилированной с самим Николаем Бондарем. Чашу терпения магаданского губернатора переполнило тот факт, что Бондарь пролоббировал в МАПе повышение портовых тарифов на 20%, мотивируя это необходимостью модернизации причалов и техники.

И это была не первая попытка Валентина Цветкова "подмять порт под себя" ММТП. В 1998 году губернатор хотел добиться этого через банкротство, но обанкротить стратегическое предприятие с федеральным пакетом акций ему не удалось.

Кредитная история

В декабре 2001 года Счетная палата РФ завершила комплексную проверку полноты и своевременности возврата золота, выделенного из Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации (Госфонда России) в виде "золотых кредитов" субъектам Российской Федерации, золотодобывающим предприятиям в 1992 - 2000 годах, в разрезе золотодобывающих регионов. Проверкой была выявлена на 1 декабря 2001 года просроченная задолженность по "золотым кредитам" в сумме 344 миллиона долларов США. Основными должниками по просроченной задолженности являлись правительство Чукотского автономного округа, администрация Магаданской области, правительство Республики Саха (Якутия), правительство Республики Бурятии, АОЗТ "Васильевский рудник" (Красноярский край), АООТ "Березовский рудник" (Свердловская область), РАО "Норильский никель". В материалах, представленных на заседание коллегии Счетной палаты, отмечалось, что задачи по увеличению добычи золота, поставленные в указах и распоряжениях президента Российской Федерации и постановлениях правительства Российской Федерации, не выполнены не. Не были освоены новые золоторудные месторождения, не внедрены в производство современные технологии по извлечению золота.

В ходе проверки было выявлено нецелевое использование "золотых кредитов" в ряде субъектов Российской Федерации. Так, администрация Магаданской области вместо финансирования освоения золоторудного месторождения "Кубака" направила средства "золотого кредита" в сумме 42, 1 миллиона долларов США в виде займов под проценты пяти российским учредителям совместного российско-американского предприятия - ЗАО "Омолонская золоторудная компания".

Кроме того, средства "золотого кредита" в сумме 15, 5 миллиона долларов США, выделенные на развитие золотодобычи в регионе, нецелевым образом были направлены администрацией Магаданской области, в частности, на закупку легковых автомобилей, строительство дома бывшему главе г. Магадана Н. Б. Карпенко в г. Александрове (Владимирская область), приобретение мини-пивзавода для АО "Колымская производственно-коммерческая компания".

Проверка показала, что, несмотря на возврат отдельными организациями - "заемщиками" "золотых кредитов" на счет администрации Магаданской области части "золотых кредитов" в сумме 34, 9 миллиона долларов США, администрация Магаданской области не вернула эти средства в федеральный бюджет в счет погашения долга, а использовала их неоднократно по распоряжениям губернатора области Валентина Цветкова для решения текущих вопросов и выдачи ссуд различным организациям под проценты (от 3% до 20% годовых). Указанные распоряжения губернатора Магаданской области о не целевом использовании средств, "золотого кредита" опротестованы прокуратурой Магаданской области.

Коллегия Счетной палаты приняла решение направить по результатам проверки представления в правительство России, правительство Республики Саха (Якутия), губернаторам Магаданской области и Чукотского автономного округа, а также информационное письмо в Генпрокуратуру России.

Последнюю проверку относительно использования "золотых кроедитов" в Магаданской области Счетная палата закончила буквально в пятницу (в день убийства Цветкова), и ее результаты явно касались губернатора. По словам Валерия Брайко, председателя Союза золотопромышленников, в деле возврата "золотого кредита" на днях должны были закончиться последние согласования с магаданской администрацией и Минфином. После в этом деле собирались поставить точку. Работающая в регионе "Омолонская золоторудная компания" (ОЗРК) собиралась начать погашение примерно 5 тонн кредита (то есть около $50 млн в денежном выражении и 70 процентов общей задолженности Магадана).

А 16 октября владелец контрольного пакета "Омолонской золоторудной компании" (54,7 процента) - канадская компания Kinross Gold - объявила о еще одной договоренности с администрацией Магаданской области (область владеет лишь одним процентом акций Омолонской ЗРК): канадцы собирались стать стопроцентным владельцем компании. Местные власти вели переговоры с иностранцами не только от своего имени, но и от имени других российских акционеров. Третья по добыче золота в Канаде компания собиралась предложить за увеличение своей доли $45,5 млн, а администрация должна была гарантировать ей это приобретение, продав весь 45-процентный пакет российских участников компании.

Между тем один из акционеров ОЗРК - "Геометалл Плюс" - еще в прошлом году хотел получить от канадцев такую же сумму за свой 25-процентный пакет, а пока канадцы не соглашались с запрошенной ценой, "Геометалл Плюс" подал на ОЗРК в суд. Российские акционеры нашли нарушения при регистрации ОЗРК и потребовали через суд возврата средств, внесенных в уставный капитал компании. Сам суд должен был состояться 24 октября, а пока Арбитражный суд Магаданской области для обеспечения иска в пределах изыскиваемой суммы (1 млрд. 469 млн 561 тыс. рублей) постановил наложить арест на денежные средства ОЗРК в кредитных организациях. Впрочем, судебное обеспечение было сделано до оглашения договоренностей канадцев с магаданской администрацией о покупке ОЗРК.

Разрешение данного "золото-кредитного" конфликта всецело зависело от позиции губернатора Цветкова, с которой он уже определился. Но многоточие поставил выстрел киллера. [...]