За что уволили генерала Казанцева?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

За что уволили генерала Казанцева? Если президент снимает с должности своего полпреда без объяснения причин, значит, он знает о нем что-то такое, чего народу знать не положено

" Полпред Казанцев ушел по-английски — не попрощавшись. Вернее, его ушли. Местные газеты продолжают публиковать рассуждения политологов о подоплеке этого события: настала, дескать, пора перенести акцент с военных задач (прежде всего в Чечне) на мирные дела, на подъем экономики. В подобную чепуху, конечно, мало кто верит, народу больше по душе другая легенда об опальном генерале. Катался он якобы на кораблике по Черному морю да не заметил, как прибило судно к чужому берегу. Задержали его турецкие пограничники, пришлось звонить по космической связи самому президенту Путину: выручай, дескать. А президент ему в ответ: «Выручу, но с сегодняшнего дня ты уволен!». Как романтично. Увы, в жизни все куда прозаичнее.

       Справка «Новой»
       Виктор Казанцев окончил четыре военных учебных заведения, в том числе Академию имени Фрунзе и Академию Генштаба. Командовал в 1999—2000 годах Объединенной группировкой федеральных сил на Северном Кавказе. 18 мая 2000 года указом Путина назначен полномочным представителем президента РФ в Южном федеральном округе.
       9 марта 2004 года указом Путина освобожден от должности без указания причины.
       В прессе появились сообщения, что Казанцев может быть назначен постоянным военным представителем России в НАТО.
       Как сообщил наш собственный корреспондент А. Минеев, в военном представительстве России при НАТО действительно грядут замены. Собирается на родину и сам постоянный военный представитель вице-адмирал Валентин Кузнецов. Однако никаких имен в Брюсселе не называют.
       В прошлом году приступил к работе в Брюсселе постоянный представитель РФ при НАТО Константин Тоцкий. Постпред — это политическая, дипломатическая должность, несмотря на военное прошлое Тоцкого. Постоянный военный представитель находится у него в подчинении, занимается сугубо военными вопросами и должен быть действующим генералом или адмиралом.
       Даешь винзавод!
       Все было, как в кино: в кабинет директора завода ворвались вооруженные налетчики, человек двадцать. Двое мужчин, сам директор и его юрист, не смогли оказать сопротивление целой банде. Их долго били: юриста — ногами по голове, пока не потерял сознание, директора — по почкам. Его нельзя было совсем «вырубать» — он должен был подписать долговые расписки. И он их подписал под дулом пистолета. Бандиты вскрыли сейф, забрали все документы и печать завода.
       Вообще-то директор и одновременно хозяин винного завода Бондо Бабунидзе и адвокат Х. (он попросил не называть в газете его фамилию) ждали в этот вечер гостей. Не бандюков, конечно, а партнеров по бизнесу. Самым уважаемым среди них был Андрей Коровайко — федеральный инспектор. В аппарате полпреда Казанцева он отвечал за развитие малого и среднего бизнеса.
       С этим влиятельным человеком их познакомил некто Нерсесян, предприниматель «с деньгами и со связями» (так он по крайней мере представлялся). Бабунидзе как раз очень нужно было и то, и другое — деньги и связи.
       — Наш завод принадлежал минимущества Грузии, там я его и купил на торгах, — рассказывает Бабунидзе. — Предприятие я знал как свои пять пальцев, начал на нем работать сразу после окончания института. Сначала экспедитором — возил вино из Грузии, потом технологом… После развала Союза завод перестал работать; когда я его купил, оборудование уже наполовину растащили, крыша текла. Денег на восстановление не хватало. А тут мой помощник Вано Ахоишвили познакомил меня с предпринимателем Нерсесяном и федеральным инспектором Южного округа Андреем Коровайко. Коровайко ввел меня в дом Казанцевых. Я бывал там неоднократно, Тамара Казанцева обещала мне всяческое содействие в развитии моего бизнеса и свое покровительство. С Виктором Германовичем мы тоже беседовали — в его кабинете в полпредстве. Он тоже интересовался, как идут дела на заводе. После «наезда» я пытался с ним встретиться, поджидал его во дворе полпредства. Подошел к нему, начал рассказывать, что с нами случилось, но он только махнул рукой: «Да ладно тебе, перестань!». И пошел. Так меня и не принял… Не знаю, был ли Казанцев в курсе всего происходящего, но Тамара, думаю, все знала. Когда я отказался подписывать написанный Коровайко новый устав и учредительные документы нашего ООО «Самтрест», она позвонила мне и сказала: «Если не подпишешь, я с тобой по-другому поговорю!».
       Это было время, когда газеты наперебой печатали трогательные очерки и лирические зарисовки о семейной жизни генерала Казанцева в изложении его второй жены красавицы Тамары. А толпы журналистов на специально заказанных автобусах сопровождали ее в поездках по образцово-показательным детским домам. Супруга полпреда как раз открыла благотворительный фонд «Поколению будущего — нашу заботу». Даже трудно представить, чтобы эти нежные уста могли произнести угрозу в чей-то адрес. И уж тем более трудно было принять эту угрозу всерьез.
       «Иуда из Тбилиси»
       Как только они познакомились, Коровайко начал обещать своему «новому другу» золотые горы в виде инвестиций в его предприятие и покровительство. За это, по словам Бабунидзе, он просил отдать 25% акций ООО «Самтрест». А когда Бабунидзе согласился, Коровайко принес ему новый устав «Самтреста». Там черным по белому было написано, что директор отныне избирается всего на один год, а в случае его смерти акции не достанутся его наследникам. Но самое главное: 75% директорских акций не являются контрольным пакетом. И еще много там было написано такого, под чем Бондо Арчилович никак не мог поставить свою подпись. Тогда «партнеры» пообещали устав и все прочие документы переделать. Новый вариант директор как раз и ждал тем роковым вечером 15 января 2002 года. А дождался бандитов. Командовали налетчиками из «новочеркасской бригады» Нерсесян и Ахоишвили.
       Через полгода Вано Ахоишвили написал и отнес в главное следственное управление областного УВД покаянное письмо — заявление «гражданину следователю». В нем он утверждает, что участвовать в налете его заставили, угрожали физической расправой. Бондо знаком с Вано с детства, когда-то он дружил с его отцом. Поэтому он пригласил его помочь в делах, предложил жить у него.
       Бабунидзе уверен, что его помощника просто купили, обещали должность директора винзавода. Под заявлением в арбитражный суд «кредиторов» о признании ООО «Самтрест» банкротом стоит и подпись Вано Ахоишвили. Для того, собственно, и «наезжали»: мнимые кредиторы написали заявление в прокуратуру, где требовали привлечь Бабунидзе к уголовной ответственности за «мошенничество». К заявлению они приложили те самые договоры займов, подписанные под дулом пистолета. Впоследствии экспертиза подтвердила, что эти бумаги были состряпаны никак не в 2001 году, согласно поставленной на них дате, а позднее. И уголовное дело в отношении Бабунидзе в конце концов было прекращено.
       Третьим в компании «кредиторов» был некто Рукавишников, брат жены Коровайко. Славная троица учредила фирму «Эридан-ЮГ», куда при активном содействии Ростовского арбитражного суда и Мясниковского районного суда и перекочевал в итоге (100% доли) винзавод — якобы за долги Бабунидзе. И это в то время, когда все — милиция, прокуратура, суды, ФСБ, губернатор Чуб, сам полпред Казанцев — уже получили жалобы и заявления избитых. Уголовное дело по факту избиения и самоуправства было возбуждено, потом прекращено городской прокуратурой, потом снова возобновлено — и так уже два года…
       В конце концов жалобу Бабунидзе принял и Страсбургский суд. Года через два-три, глядишь, и рассмотрит — его номер в очереди за правдой 459-й. А на заводе тем временем продолжают хозяйничать его «новые владельцы». Правда, уже без Вано — его подельники через три месяца с завода выгнали, после чего он и «раскаялся в содеянном».
       Унесенные ветром
       В ростовских магазинах хорошие донские вина стоят по 60 рублей бутылка, грузинские — 200… «Самтрест» — единственное российское предприятие, имеющее договор на поставки и розлив «Алазани», «Киндзмараули» и других прославленных вин. А еще винзавод — это 14 тысяч квадратных метров зданий и сооружений и три с половиной гектара земли. В наших российских масштабах — сущие пустяки!
       Но не зря говорят, что аппетит приходит во время еды. Производственное объединение «Электроаппарат» — это 32 гектара земли на одном из главных городских проспектов плюс оздоровительный комплекс на Черноморском побережье — семь гектаров территории.
       Новую команду управленцев, сумевших добиться госзаказа, а значит, хоть каких-то перспектив для коллектива, неожиданно выкинули с завода. Еще неостывшее кресло изгнанного директора «Электроаппарата» занял человек Казанцева, сотрудник аппарата полномочного представителя президента Путина в Южном федеральном округе.
       Но на этот раз фортуна отвернулась от полпреда Казанцева. Чего-то аналитики из ЮФО не учли, а скорее всего, просто перестарались. Задели интересы не менее влиятельных людей. Губернатор Владимир Чуб публично на пресс-конференции выражал недоумение событиями на «Электроаппарате». А через две недели генерала Казанцева ушли. Вновь назначенный полпред Яковлев первым делом уволил федерального инспектора, ответственного за «развитие и процветание» бизнеса, Андрея Коровайко.
А что же наши герои, два года воюющие с налетчиками и их «крышей» по всем правилам юридической науки? У них появилась хотя бы надежда — после отставки Казанцева дела пошли заметно веселее. Похоже, что жалобы директора винзавода лежали в «компетентных органах» в верхнем ящике письменного стола — чтобы долго не искать, когда власть переменится. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации