Звездная болезнь левизны

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Коммунистка Останина опять в поисках спонсора

1253538013-0.jpg Очередная малаховская программа «Пусть говорят», вышедшая в эфир Первого канала 18-го сентября, произвела в медиа-сообществе эффект разорвавшейся бомбы. Да и есть отчего: малоизвестная депутатша Госдумы от Кемеровской ячейки КПРФ Нина Останина вдруг, без всякой видимой причины, закидала грязью присутствующих в студии Аллу Пугачеву и Кристину Орбакайте. Обвинив их – не много, не мало – в продаже внука и сына Дени г-ну Байсарову. Лепеху грязи от Останиной получил и ее непосредственный «работодатель» — Госдума, попрекнутая в отсутствии законов и подвластности праву толстого кошелька. С чего бы это «унтер-офицерская вдова» Останина так лихо выпорола саму себя, а заодно и Примадонну?

Спору нет: можно любить, а можно и не любить творчество Пугачевой. Можно преклоняться перед ее социальным статусом, а можно в грош его не ставить. Но в качестве заместителя председателя Комитета Госдумы по делам женщин, семьи и детей – а именно такова должность Останиной – надо же защищать права женщин и детей? Зарплату, грубо говоря, отрабатывать?

Нет?

Ну, так хотя бы простая женская солидарность (ребенка отняли у матери с бабушкой – грубо, дерзко, безнаказанно) – должна же сработать?

Тоже нет?

Что ж, попробуем найти истину методом «от противного». Исключим все невозможные варианты, и тот единственный, что останется – и будет правдой. Шерлок Холмс. Классика.

Из той же классики нам хорошо известно – мотивов для такого рода демаршей существует всего три: месть, ревность, корысть. Первый отбросим сразу: ну, за что бы кемеровская «красная» взялась мстить Примадонне? У них и точек соприкосновения-то нет: Останина Пугачеву видела разве что в телевизоре, а Пугачева Останину и подавно знать не знала. До последнего, разумеется, дня.

Ревность?

Профессиональная – едва ли: Останина в попытках вокалировать не замечена. Чисто человеческая – скорее возможно. У Останиной сын – наркоман со стажем, а у Пугачевой – большая, здоровая, наглядно счастливая семья, внуки. Во всяком случае, так было до «вмешательства» г-на Байсарова. Может же простой живой человек испытать в этом случае такую понятную, такую «нашу» радость: у меня коровы отродясь не было, а у соседа – была, да вот намедни околела… ах, как хорошо!

Простой человек – может. Но Останина – более чем тертый политик, уже в четвертой Думе подряд заседает, и эмоции сдерживать умеет: ноблесс оближ, как говорится. Во всяком случае, наглядное неумение оградить от зла одного, собственного ребенка отнюдь не мешает коммунистке заниматься судьбами всех прочих детей, матерей и семей России. С открытым и честным лицом.

Тетка Федосеевна до чужих милосердна, а свои на печи сидят-гложут кирпичи… Опять классика. Так что мотив ревности мы, при зрелом рассуждении, также вынуждены отбросить.

Остается – корысть.

И вот на этом смертном грехе Останина, несмотря на всю свою бывалость и осторожность, прокалывалась не однажды. И не дважды. Пройдемся коротко только по самому нашумевшему.

Эпизод первый: в 2007 году, на последних выборах в Государственную Думу, партийную кассу Останиной питал некто Игорь Бордаченков из Москвы. И даже растраты из «черной» кассы, пошедшие на черный же пиар (расследованием этого дела, где все крутится вокруг то ли присвоенных, то ли украденных, то ли растраченных миллионов, до сих пор занимаются органы внутренних дел Кемеровской области) Бордаченков соратнице простил. Ибо, по уговору, и сам должен был пройти в Госдуму номером вторым по партийным спискам – вслед за Останиной. Но «комиссарша» и на себя-то с трудом набрала голосов. Бордаченкова банально «бортанули».

Эпизод второй: когда в октябре 2008-го подкатила волна выборов в законодательное собрание Кемеровской области, рядом с Ниной Александровной возник другой благодетель. Этот «покровитель» партийно-политического бизнеса – некий господин Дмитрий Кочадзе. Уже привычная практика: вторым номером от областного КПРФ пускать «денежный мешок». Других достоинств г-н Кочадзе, уроженец Грузии, владелец ряда американских фирм и покровитель крупного кемеровского криминала, отродясь не имел. И уж точно – в рядах компартии не числился. Однако шансов на депутатский иммунитет у г-на Качадзе было побольше. Хоть Останина и возглавляла список КПРФ — депутатом облсовета на благо кузбассовцев она работать не планировала и, пройди коммунисты в облсовет, обещала отдать мандат №1 Кочадзе. Все бы хорошо, да задумка раньше времени получила огласку. И тоже – не срослось.

Эпизод третий: этнический осетин Тимур Цориев, владелец банка «Тойдон» и угледобывающей компании ООО «Ровер» — третий, последний «богатый бойфренд» Останиной. Этот коммунист-миллиардер известен своим пристрастием к «Капиталу» Маркса одновременно с утверждением, что коммунизм можно построить даже при наличии частной собственности и наемной рабсилы. А также – тесной дружбой и посильной помощью т.н. «Объединенному штабу протестных действий», предназначенному для разжигания социального недовольства в шахтерской среде и возглавляемому как раз таки Ниной Останиной. Вместе эти два большевика очень любили выводить рабочих на улицу – протестовать против кемеровских властей…

Впрочем, и этот роман, судя по всему, идет к концу. Сколько Маркса не читай, а зарплату рабочим платить надо (у шахтеров «Ровера» — самый низкий уровень зарплаты в Кузбассе), профсоюзы развивать надо (на «Ровере» — профсоюз разогнан и запрещен), наконец – и работать надо! Уголь добывать. А у Цориева соответствующего опыта нет: в прошлой жизни он заведовал… культурно-массовой частью в исправительно-трудовой колонии. Неудивительно, что в Администрацию области потоком шли возмущенные письма горняков – с жалобами на действия Цориева и Останиной. Наконец, терпение государства лопнуло: в мае-августе текущего года приказами Федерального агентства по недропользованию четыре лицензии «Ровера» из шести были отозваны. Под вопросом и последние две.

Останина, как обычно, Цориеву ничем помочь не смогла. Не помогла и третьему другу из этой «красной упряжки»: Александр Косвинцев, председатель областного отделения каспаровского «Объединенного гражданского фронта», редактор анархической газетки «Российский репортер» и тоже известный борец за права трудящихся – ныне скрывается на Западной Украине, где и получил политическое убежище. Впрочем, поливать грязью родной Кузбасс он умудряется и оттуда – через посредство «оранжевого» Интернет-ресурса «Новый регион».

А Останина тем временем – поливает грязью семью российских певиц в прямом эфире Первого канала.

…Вы еще помните лекции по историческому материализму?

Один прецедент – допустим, случайность.

Два подряд – ладно, совпадение.

Три подряд… закономерность? Добрая традиция? Коммунист троицу любит?

Ну, да без четырех стен изба не строится. Опять – классика.

Видимо, ларчик открывается достаточно просто: очередные выборы не за горами, и коммунистка Останина просто ищет очередного спонсора. Видимо, уже по привычке – кавказской национальности. Согласитесь, чеченец, да еще шутя «заваливший» двух звезд национального масштаба, Пугачеву с Орбакайте – более чем грозная тень за плечом.

Недаром Алла Пугачева намекнула, что Останина находится в студии Первого Канала явно неспроста: «А вас наверное с Байсаровым пока еще связывает немного времени»?

С такой крышей можно депутатствовать до морковкина заговенья, хоть до Второго пришествия…

Один вопрос: чем расплачиваться будем?

Чеченцы – они ведь «кидалова» не прощают. Даже депутатам Госдумы.

Не пора ли сложить депутатские полномочия, вместо них брать ноги в руки, и – бежать, пока не поздно? Пока сверху не попросили?

Оригинал материала

Марта Валиева от origindate::20.09.09