Звездные интриги Перминова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Новые Известия", origindate::24.10.2006, Фото: "НГ"

Звездные интриги

Почему Россия сдает позиции на мировом космическом рынке

Николай Орлов

Converted 22474.jpg

Анатолий Перминов

С момента назначения Анатолия Перминова руководителем Федерального космического агентства прошло больше двух лет – уже можно подводить первые итоги.

Вывод первый и главный: Роскосмос упорно не желает признать очевидного – год от года Россия сдает позиции на космическом рынке. Сегодня наша страна значимо (с долей 40 процентов) представлена лишь в сегменте коммерческих запусков, на который приходится до 70 процентов ее космического экспорта. Но годовой объем этого сегмента оценивается «всего» в 2,5-3 миллиарда долларов, в то время как сегмент производства коммерческих спутников составляет уже около 10 миллиардов, сегмент навигационной аппаратуры и услуг приближается к 20-ти миллиардам, сегмент спутниковой связи и ДЗЗ – на уровне 60-ти миллиардов. При этом, если рынки пусковых услуг и спутникового производства в ближайшей перспективе будут пребывать в стагнации (а это прогнозируется большинством экспертов), то остальные сегменты, напротив, ждет рост, причем очень приличный. Так, всего через пять лет объем рынка спутниковой связи оценивается уже в 150 миллиардов долларов, ДЗЗ – в 50 миллиардов, а навигационной аппаратуры и услуг – в 70 миллиардов. В итоге к 2010 году мировой космический рынок должен выйти на суммарный уровень в 300 миллиардов долларов. И какова здесь будет российская доля, даже если удастся устранить рыночные последствия последних аварийных запусков?

Что впереди? С магистрального пути российские космические предприятия будут вытесняться конкурентами на менее прибыльные рынки новых космических стран, которые только приступают к выполнению национальных космических программ, и где наши предприятия еще могут выступить в роли «донора» космических технологий. Но даже здесь необъяснимая пассивность Роскосмоса приводит к парадоксальным ситуациям. Так, при очевидной разнице масштабов космической мощи двух стран ведущую роль в казахстанско-российском космическом сотрудничестве играет… Астана! Россия лишь плывет по течению, а все инициативы – проекты Ишим, Байтерек, создание на Байконуре туристического космического центра (по примеру организации туризма в американском космическом центре на мысе Канаверал), исходят от Казахстана.

Другой пример: в мае этого года Нигерия приняла программу освоения космоса, согласно которой, в частности, на 2030 год запланирован полет на Луну. К планам страны, получающей немалые средства от экспорта нефти, можно, конечно, относиться с иронией, однако Украина уже готовит ряд соглашений с Национальным агентством космических разработок и исследований Нигерии. Активно работает с этой страной и Китай. А вот на сайте Роскосмоса в перечне потенциальных участников международного сотрудничества Нигерия даже не упоминается.

Можно вспомнить и другие примеры – это и неудовлетворительный ход реализации указаний президента России по возрождению навигационной системы ГЛОНАСС, и невнятная концепция реструктуризации отрасли, и т.д. Итого: в российской космической отрасли отсутствует какая-либо продуманная и неуклонно реализуемая стратегия. В результате действия руководства Роскосмоса подчинены не стратегическим интересам страны и отрасли, а являются лишь импульсивной реакцией на текущие проблемы. Кроме того, за последние годы руководством накоплен уже такой объем стратегических ошибок, что оставляет российской космической промышленности немного шансов на развитие.

Но тогда что же в активе? Чем если не стратегией развития отрасли занимается руководство Роскосмоса? По-видимому, многим, но это, скорее, связано не с развитием самой отрасли, а с циркуляцией денежных потоков.

Например, год назад рядом ведущих предприятий страны была создана Международная ассоциация участников космической деятельности (МАКД). Цель ассоциации внешне благая – повысить уровень координации и взаимодействия, но при ближайшем рассмотрении странная – ведь почти 90 процентов предприятий отрасли - ФГУПы, а в оставшихся велика доля государственного капитала. Другими словами, для решения именно этих задач – координации и взаимодействия, государство как раз создало и финансирует специальное федеральное агентство - Роскосмос. И тогда еще более странно, что председателем правления – коллегиального исполнительного органа МАКД избран государственный чиновник - руководитель Роскосмоса. При этом в соответствии с уставом МАКД он единолично осуществляет полномочия коллегиального исполнительного органа – правления МАКД, которое собирается лишь дважды в год. Более того, ему не требуется одобрения своих действий со стороны правления МАКД. Похоже, это новое слово в российской корпоративной практике. Да, случается, наши высокие чиновники избираются в органы управления коммерческих и некоммерческих организаций – в наблюдательные советы, советы директоров. Но никогда еще они не входили в исполнительные органы и не занимались оперативным управлением! Дошло до абсурда – руководитель Роскосмоса без доверенности действует от имени МАКД.

В Ассоциации, правда, есть единоличный исполнительный орган – президент Ассоциации, уважаемый академик РАН Николай Анфимов. Но разработчики устава свели его функции к участию в заседании правления и выполнению его поручений. Этакий «зиц-председатель».

Что же такое Ассоциация для главы Анатолия Перминова? Хобби, связанное с избытком свободного времени, или задел на будущее? Может, поэтому руководитель Роскосмоса, а по совместительству председатель правления МАКД (или, наоборот, по совместительству руководитель Роскосмоса? Ведь зачастую его представляют именно так!), при любом удобном случае не устает напоминать о существовании и необходимости такой организации. Но что же тогда получают члены МАКД? Согласно устава: содействие в получении лицензии на космическую деятельность, услуги по сбыту продукции и выполнению договорных отношений и т.д. И, в соответствии с уставом МАКД, представляет эти интересы в госорганах, а значит и в Роскосмосе, председатель правления МАКД Анатолий Перминов. И тогда есть ли у предприятий отрасли выбор? Могут ли они найти решение своих проблем в Роскосмосе, если не будут представлены там председателем правления МАКД?

Естественно, участие в Ассоциации подразумевает уплату взносов ее членами. Кроме того, МАКД в разрез Гражданского кодекса и ряда других законов намерена в соответствии со своим уставом собирать средства в денежной и натуральной форме и с тех, кто в Ассоциацию не входит. Им же, МАКД, судя по уставу, намерена оказывать различные коммерческие услуги, а это уже предпринимательская деятельность, которая запрещена для ассоциаций российским законодательством. Но могут ли предприятия отрасли отказаться от «сотрудничества» с ассоциацией, возглавляемой руководителем Роскосмоса?

Таким образом, глава Роскосмоса фактически осуществляет единоличное управление МАКД, лично представляя ее интересы в Роскосмосе в соответствии с уставом. Что находится в противоречии с Федеральным законом «О государственной гражданской службе». Налицо конфликт интересов.