Землекопы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Землекопы Кому в милиции жить хорошо

" Сотрудники милиции любят пожаловаться на скромную заработную плату. Действительно, сумма, которую страж правопорядка ежемесячно получает за свой нелегкий труд на грани риска, лишь незначительно превышает прожиточный минимум. Для стороннего наблюдателя остается загадкой, почему же блюстители закона не бегут из органов и каким образом они умудряются щеголять в добротных костюмах, ездить на хороших машинах, пользоваться крутыми мобильниками и отдыхать на модных курортах.

     За счет чего живут сегодня милиционеры, работающие “на земле”, т.е. в местных отделах милиции? О “левых” источниках дохода широкой публике становится известно лишь изредка, когда очередного зарвавшегося милицейского начальника ловит служба собственной безопасности. Но большинство мздоимцев в погонах чувствует себя спокойно.
     Некоторые тайны длинного милицейского рубля попытался раскрыть “МК” с помощью опытных сотрудников, отслуживших в органах не один десяток лет.
     За 9 месяцев 2002 г. с подачи УСБ ГУВД Москвы в отношении блюстителей закона возбуждено 137 уголовных дел.По ним 97 сотрудников милиции (3 — руководящих) привлечены к уголовной ответственности.Уволен из органов по компрометирующим обстоятельствам 21 сотрудник.
Начальник ОВД 
     Среднестатистическому начальнику ОВД (майору или подполковнику) — от 35 до 45 лет. Эти люди, как правило, проходят все ступени службы, начиная с должности патрульно-постового, и знают тяготы милицейской жизни не понаслышке. Начальник ОВД вместе с надбавками получает до 8 тысяч рублей в месяц. (Надо уточнить, что чистый милицейский доход складывается из оклада, доплаты за выслугу лет, звание, особые условия работы, из пайковых и надбавки от мэра. Мы же приводим усредненные данные.)
     Понятно, что на эти деньги сложно кормить и одевать семью и самому выглядеть достойно. Но при желании изворотливый начальник милиции может сам повысить себе жалованье.
     Хорошее подспорье — рынки. Там всегда есть к чему придраться. На столичных базарах работают продавцы без регистрации, медкнижек и документов на торговлю. Вот администраторы рынков и отстегивают начальнику ОВД до 1 тыс. долларов в месяц за то, чтобы сотрудники милиции не лезли с постоянными проверками.
     За спокойную жизнь платят и фирмы, использующие в работе нелегалов. Владельцы строительных организаций, автосервисов, пекарен и прочих контор отсчитывают от 500 до 1000 долларов в месяц каждый (количество нулей зависит от крутизны предприятия).
     Такие же суммы выплачивают покровителю администраторы ресторанов и кафе, чтобы избежать незапланированных проверок. Кстати, практически любой милиционер — от начальника до постового — в любое время может зайти в “подшефное” заведение и бесплатно перекусить. Чем больше звезд на погонах, тем выше уровень точки общепита. Бесплатным походом в ресторацию обычно заканчиваются и приезды в отдел проверяющих из управления.
     Умный начальник никогда не афиширует свой достаток. Одевается неброско, жену возит на российские курорты, а ездит на “Жигулях”, правда, предпочитает новые автомашины. Светиться ему ни к чему. Во-первых, Управление собственной безопасности не дремлет, а во-вторых — перед личным составом неудобно шиковать.
     Степень риска быть пойманным у начальника ОВД минимальна. По 10-балльной шкале ее можно оценить в 2 балла.
     Во-первых, у него есть высокие покровители, во-вторых, его непосредственному руководству ни к чему лишний раз позорить честь мундира. Большинство начальников ОВД мирно доживают до пенсии и уходят в руководители служб безопасности крупных фирм, благо друзей среди бизнесменов у них хватает. Ну а если вдруг разразится скандал — их аккуратно спровадят на пенсию. Для привлечения к уголовной ответственности должно произойти что-то уж совсем из ряда вон выходящее. В современной истории московской милиции известны лишь отдельные печальные примеры. Начальник 5-го “арбатского” отделения милиции Михалев и шеф ОВД “Царицыно” Алексеев угодили в тюрьму за крупные взятки. А начальник ОВД “Крылатское” Батюк был привлечен к суду за фальсификацию показателей преступности. 
Заместитель по криминальной милиции 
     Заместитель начальника ОВД по службе криминальной милиции (СКМ) предпочитает “Жигули” восьмой модели или средней руки иномарку, чаще “БМВ”. Свое звание (от капитана до подполковника) зарабатывает не за столом. Эти люди — фанаты профессии, часто рискующие собой. Так, в первый день захвата заложников в “Норд-Осте” угодил под пулю и погиб замначальника по СКМ ОВД “Хорошевский” Олег Ковтун, который спокойно мог отсидеться в кабинете, но отправился лично патрулировать территорию.
     Не удивительно, что большинство “главных оперов” — люди пьющие, имеющие любовниц. На такую залихватскую жизнь никак не хватит официальной зарплаты в 7 тысяч рублей. Поэтому замы по СКМ крутятся как могут. Основная статья их дохода — взятки за невозбуждение уголовных дел, а то и за развал таковых. Уклонение от уголовной ответственности обходится их “подшефным” в 500 долларов и выше.
     За помощью к заму по СКМ обращаются и владельцы фирм, которые “курирует” начальник ОВД. Правда, в отличие от шефа его заместитель защищает бизнесменов не от самих милиционеров, а от бандитов и конкурентов. Если братки наезжают на автосервис, который “крышует” территориальный ОВД, фирмач информирует об этом зама по СКМ, и опера отправляются “на разборки”. Такая “физзащита” обходится бизнесменам от 100 долларов в месяц.
     Заместитель по СКМ облагает данью и притоны. Если бы милиционеры действительно захотели этого, то в столице в одночасье исчезли бы все публичные дома. Однако мамки и сутенеры платят заму по СКМ от 500 долларов в месяц и живут спокойно. Изредка милиция с помпой накрывает притоны — для отчета. Но в сети оперативников попадают в основном путаны, которые отделываются легким испугом в виде штрафа.
     Значительную часть доходов зам по СКМ получает от незаконных переговорных пунктов, которые устраивают в московских квартирах приезжие из Китая и Вьетнама. За свое “телефонное право” подпольщики платят милицейскому начальнику от 1 тыс. долл. ежемесячно.
     Еще одно подспорье — многочисленные лохотроны, которые процветают в людных местах. “Беспроигрышная лотерея”, или “благотворительная акция”, не продержалась бы и нескольких минут без милицейского прикрытия. Такие, прикармливающие стражей правопорядка лохотронщики именуются в милицейской среде “станками” — за стабильность и привязку к местности. Но стоит “станку” прогулять или напиться “на работе” — его выгонят свои же, и он станет “партизаном” — работающим без прикрытия. “Партизаны” в основном и попадают за решетку. “Станки” же по-прежнему процветают.
     Степень риска — 3 балла. Наверху скорее предпочтут замять дело, чтобы не выносить сора из избы, да и учтут несомненные заслуги проштрафившегося. Разве что разразится крупный скандал... Так случилось, например, с и.о. начальника ОУР ОВД “Ярославский” Ивановым, оказавшимся замешанным в истории с кражей уникального альта (сейчас он находится под следствием). А зам по СКМ ОВД “Крылатское” Скуба пошел на скамью подсудимых “паровозом” — вместе со своим шефом. 
Заместитель по общественной безопасности 
     Заместитель начальника по линии милиции общественной безопасности (МОБ) в звании от капитана до подполковника расписывается в ведомости за 4,5—5,5 тысячи рублей в месяц. Руководители этого звена предпочитают габаритные машины (от последних моделей “Жигулей” до джипов), поскольку сами обычно люди полные и основательные. На должность зама по МОБ чаще попадают бывшие участковые, заработавшие это кресло нелегким трудом околоточного. Они ценят семейное благополучие, как правило, живут душа в душу с супругой и боготворят детишек.
     Источники дохода зама по МОБ подробно описаны в Кодексе административных правонарушений. Суммы штрафов за перечисленные в нем проступки колеблются от одной до 5000 минимальных зарплат. Участковый инспектор, проверяя фирму на своей территории, обязательно обнаружит несоблюдение норм противопожарной безопасности, антисанитарию, незаконную торговлю, отсутствие регистрации у работников. И тут же составит протокол, рассматривать который будет его начальник — зам по МОБ. А тот воспользуется тем, что сумма штрафа за конкретное правонарушение определена нечетко. Например, велит уплатить 10 минимальных зарплат, в протоколе укажет 5, а разницу заберет себе. Или вообще спрячет бумагу в стол, а потом отправит к “прокурору Корзинкину” (так милиционеры меж собой именуют мусорную корзину). Владельцы фирм предпочитают “сдабривать” заместителя, чтобы избежать частых проверок.
     Заместители по МОБ греют руки и на развале дел, которые находятся в компетенции органов дознания. Например, человек, совершивший мелкую кражу из магазина, может избежать уголовной ответственности, заплатив 500 долларов.
     При желании участковым и патрульно-постовым хватило бы часа, чтобы убрать со своей территории всех приезжих без регистрации и незаконных торговцев. Но эти люди кормят стражей порядка получше, чем государство с его жалкой зарплатой. А когда коробейники, заполонившие подступы к метро, вдруг исчезают как по мановению волшебной палочки — это значит, что в местный ОВД приехал проверяющий.
     Мелкие торговцы ежедневно скидываются от 50 рублей с носа и передают деньги своему “смотрящему”, который “держит” торговлю на определенной территории. А тот преподносит дань патрульно-постовому милиционеру. Раз в месяц “смотрящий” отстегивает и заму по МОБ — от 200 долларов. Неорганизованные торгаши, работающие “без прикрытия”, тоже расплачиваются с патрулями. Но чаще — для статистики — их доставляют в участки. Там на торговцев составляют протоколы, в которых тоже четко не прописан размер штрафа. Разницу между бумажной и реальной суммой кладут себе в карман оперативные дежурные.
     Степень риска — 1 балл. Контролировать действия зама по МОБ сложно, а бесправный нелегал никогда не пойдет на него жаловаться. 
Заместитель по паспортной работе 
     Начальник паспортного стола — одна из самых хлебных должностей в столичных ОВД. Зам по паспортной (от капитана до подполковника) получает от 5 до 6 тысяч рублей. При этом паспортисты даже не стыдятся своей красивой жизни — предпочитают элегантные иномарки, которые, впрочем, для подстраховки записывают на родственников. Огромную прибыль начальники паспортного стола получают от незаконной продажи квартир — действуют заодно с “черными маклерами”. Ведь НПС точно знает (и может подсказать), на кого из местных алкоголиков или одиноких стариков стоит обратить внимание, чтобы завладеть желанными метрами. Маклеры же спаивают или обманывают несчастных хозяев, а прибыль от продажи квартир делится с НПС практически поровну.
     А еще, “подмазав” начальника паспортного стола, можно оформить документы на нового владельца квартиры за трое суток, а не за несколько месяцев, как в обычном случае.
     И все-таки самый надежный источник “левых” заработков — прописка в Москве иногородних. Получить постоянную регистрацию несложно — достаточно заплатить НПС 1000 долларов. Тогда он походатайствует перед начальником ОВД о соответствующей резолюции. А за 1 тыс. руб. можно без всяких проволочек получить временную регистрацию и продлевать ее в любое время.
     Сложно подсчитать, сколько денег заработали паспортисты на процедуре обмена паспортов. Но очевидно, что за вознаграждение можно значительно сократить сроки получения новых документов.
     Степень риска — 5 баллов. Работа паспортного отдела достаточно хорошо контролируется, и нарушения выявляются. Другой вопрос — какие принимаются меры. Это зависит от добросовестности проверяющих, которые тоже не хотят жить на одну зарплату... 
Заместитель начальника по кадровой работе (бывший замполит) 
     Зам по кадрам (звание — от старшего лейтенанта до майора, получает 5—6 тыс. руб. в месяц) — один из самых нелюбимых личным составом начальник. На эту должность чаще всего идут люди, которые не нашли себе места в других службах. Кадровики занимаются подбором сотрудников, контролируют личный состав, решают вопросы со спонсорской помощью. Замполит обязан бывать в семьях сотрудников и, что называется, следить за морально-этическим обликом милиционеров. Раньше он отвечал и за культмассовый сектор, распространяя билеты в театры. Теперь отношения с личным составом в основном сводятся к тому, что кадровик рыщет по кабинетам и... всех обнюхивает: не пьют ли на рабочем месте? А еще вытряхивает содержимое мусорных ведер в поисках пустых бутылок.
     Не любят замполита и за то, что он выбивает из сотрудников деньги на скучные ведомственные газеты, собирает взносы в спортивное общество “Динамо”... А в канун 200-летия МВД замы по кадрам прославились тем, что принудительно распространяли лотерейные билеты, выпущенные специально к торжеству. Иные замполиты в день зарплаты даже сидели рядом с кассиром: жалованье получали лишь участники лотереи. Замполиты даже самолично спускались в “обезьянник” и навязывали билеты задержанным за административные правонарушения — покупка трех билетов спасала от штрафа. Кстати, до сих пор сотрудники низовых подразделений не видели выигрышной таблицы той загадочной лотереи...
     Замполит всегда найдет чем разжиться. Если он дружит с начальником ОВД, то вместо своего шефа собирает деньги с “точек”. Это выгодно обоим: и у “хозяина” руки чистые, и помощнику идут проценты.
     Зам по кадрам наживается и на спонсорской помощи. Каждая фирма может добровольно перечислить деньги на покупку бумаги, ксероксов, ремонт милицейской техники... В этом отношении отчетность настолько слабая, что замполит может спокойно прикарманить часть денег.
     Когда в Чечню отправляется отряд милиционеров, из УВД в “земельные” конторы приходит разнарядка. Каждому отделу предписывается приобрести товары для сухого пайка (водку, сигареты, сухие супы, мыло и проч.). Замполит едет на предприятия, где получает под отчет спонсорские деньги на покупку необходимого. А потом приобретает вместо качественного самый дешевый товар — разницу же в стоимости присваивает. Необходимые для отчетов чеки замполиту всегда предоставят в “своем” магазине.
     Хорошая статья дохода — продажа званий и знаков отличия. Например, стать “отличником милиции” можно всего за 200—300 долларов... В силах замполита — сосватать желающим должность на уровне сержантского состава, а также сделать обычного опера старшим. Порой именно благодаря заму по кадрам в милиции оказываются совершенно случайные люди и даже бандиты. Для братков место в низовом подразделении стоит до 5 тыс. долларов.
     Степень риска — 1 балл. Неуловимость замполитов часто объясняется тем, что именно они стучат в Управление собственной безопасности на сотрудников своего подразделения. Самая большая неприятность, которая преследует зама по кадрам, — это проколотые мстительными коллегами шины его автомобиля... 
Начальник штаба 
     Эта должность, пусть и звучит красиво, самая бедная среди руководящих. Штабисты (от старлея до майора) чаще всего не имеют машин, а живут на зарплату от 4 до 5 тыс. рублей. Начштаба отвечает за дежурную часть, занимается бумажной работой, ведет милицейскую статистику и чаще других получает взыскания. Порой эту должность занимают женщины, которым не в тягость кропотливый бумажный труд и хочется получать звания на непыльной работе. Мужчины-штабисты часто подрабатывают ночными охранниками, а днем взбадривают себя водкой. Многие спиваются, так и не сумев реализоваться в жизни.
     Реальнее всего начальник штаба может подзаработать, незаконно выпустив из “обезьянника” задержанного.
     Степень риска — 1 балл. О схваченных с поличным начальниках штабов история умалчивает. 
Заместитель по следствию 
     Зам по следствию (от капитана до подполковника юстиции) — свой среди чужих и чужой среди своих. Он обязан блюсти интересы закона, но при зарплате в 6—7 тыс. рублей в месяц это под силу не каждому. Потому-то зам по следствию иногда работает против своих же коллег. Сыщикам стоит немалого труда собрать доказательства вины преступника, но если у того есть деньги, работа оперов сводится на нет. Зам по следствию (и рядовой следователь) способен за взятку от 1000 долларов развалить практически любое уголовное дело. Нарушителя закона могут отпустить под подписку о невыезде, даже если он подозревается в грабеже или вымогательстве.
     У следователей существует договоренность со знакомыми адвокатами, по которой они рекомендуют защитников своим богатеньким подозреваемым. За такую услугу защитник отстегивает следаку 10% своего гонорара.
     Степень риска — 6 баллов, т.е. довольно высокая. Заму по следствию, как в азартной игре, главное — вовремя остановиться. Это получается не у всех. Например, 3,5 года лишения свободы не так давно получил заместитель начальника следственного отдела ОВД “Тропарево-Никулино”; к 7 годам заключения приговорен руководитель следствия в ОВД “Нагорный”. Оба требовали мзду за прекращение уголовного дела. Кстати, одинаковую — в 10 тыс. долларов. 
Рядовые сотрудники 
     Молодой оперативник (лейтенант или старлей) трудится за 5—6 тысяч рублей в месяц (самую большую надбавку мэрия дает сыщикам и следователям). Начинающий опер занимается самой неблагодарной работой — раскрытием безнадежных квартирных краж, угонов, розыском без вести пропавших людей. Эта деятельность, как правило, не приносит ни результатов, ни удовлетворения, зато обеспечивает опера бесконечными взысканиями. Профессиональный интерес и опыт приходят позже — если опер задержался в ОВД больше трех лет.
     Молодые сотрудники угро передвигаются на общественном транспорте, а некоторые счастливчики ездят на родительских машинах. Зато опер в лепешку разобьется, но купит себе кожаную куртку и щегольские замшевые штиблеты, чтобы произвести впечатление на девушек, вниманием которых они и так не обделены.
     Сыщики перебиваются небольшими “левыми” заработками: окучивают маленькие, полулегальные фирмы, делятся информацией с заинтересованными лицами или не дают хода мелким уголовным делам. (Порой начальники подставляют подчиненных, делая их крайними в своих играх.)
     Опытный опер (от капитана до майора) прокурен, вечно пьян, разъезжает на подержанной “Ауди” или “Фольксвагене”. Он за вознаграждение вместе с замом по СКМ разваливает дела, получает доходы от притонов. Проститутки, в свою очередь, снабжают сыщика оперативной информацией.
     Степень риска — 7 баллов. Грань между законной и незаконной деятельностью сыщиков настолько призрачна, что они легко ее переходят. Чаще всего оперативники попадаются за превышение служебных полномочий, иными словами — за выбивание показаний из задержанных, подбрасывание им наркотиков и т.д. Распространенные “оперские” статьи — вымогательство и взятка. Популярно среди сыщиков и самоуправство, до которого их доводит отсутствие опыта или просто желание заработать. Например, оперативники, узнав, что в некой квартире хранится оружие, проводят обыск без санкции суда. Одни — чтобы не упустить время, другие — желая выманить у владельца оружия деньги за сокрытие преступления. Нередко сыщики отправляются под суд по совокупности всех этих преступлений, причем группами. Например, за последние 10 лет в разное время были осуждены три группы оперов из ОВД “Марфино”.
     И все-таки, если бы не эти люди — преступность окончательно захлестнула бы Россию...
     Патрульные (сержанты, зарплата от 3 до 4 тысяч рублей) кормятся и от нелегалов, работающих на стройках без прикрытия, и от приезжих без регистрации, и от уличных торговцев. Кроме того, постовые удачно “охотятся” возле рынков на приезжих оптовиков. Самое хлебное время — с 5 до 8 часов утра, когда автобусы с провинциальными торговцами можно без труда вычислить в потоке машин. У оптовиков, отоварившихся ширпотребом, как правило, отсутствуют документы на приобретенные вещи. Откупиться от назойливого мента и избежать ночевки в отделении можно за определенную мзду. Провинциальный коммерсант, перевозящий тюки с товаром на “Газели”, платит постовому в среднем 50 долларов. А каждый пассажир “челночного” автобуса — от 500 рублей.
     Опытные участковые (от младшего лейтенанта до майора, оклад — самый низкий среди офицеров, от 3,5 до 4,5 тысяч) обирают тех же приезжих, только на съемных квартирах. Нелегальный арендатор помимо квартплаты хозяину ежемесячно отстегивает от 100 до 500 рублей “глазастому” участковому (в лучшем случае обойдется бутылкой водки). Также они кормятся за счет административных протоколов. Иные получают от “подведомственных” магазинов денежную мзду или паек. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что службе участкового мало кто позавидует. По статистике, эти люди чаще всех своих коллег сводят счеты с жизнью — стреляются прямо на рабочем месте.
     Степень риска — 7 баллов. “Стрелочники” всегда за все в ответе.
     Вот такая экскурсия в милицейские карманы.
Сразу оговоримся: эти наблюдения ни в коем случае нельзя отнести на счет всех сотрудников милиции, среди которых немало людей, работающих за идею и из профессионального интереса. Кроме того, в органах внутренних дел по-прежнему огромный недобор, что тоже косвенно свидетельствует в пользу честных людей. Они уходят, поскольку не могут жить на грошовое жалованье, но и не в состоянии доворовывать до нормального уровня жизни..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации