Зерновая Пирамида Для Банкиров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


История с получением и невозвратом банковских кредитов "Русагрокапиталом" изначально была тонко задуманной и просчитанной аферой

1092373057-0.jpg История как известно имеет обычай повторятся. Так некогда крушение печально известной империи МММ обернулось трагедией сотен тысяч вкладчиков. В современном взлете и падении агропромышленного холдинга «Русагрокапитал» слишком много аналогий с империей Сергея Мавроди. Только на сей раз пострадавшими оказались крупнейшие российские банки, которые теперь с разной степенью тщетности пытаются вернуть назад хотя бы часть своих отданных в кредит миллионов.

Почти разоренные, но честные

В принципе, о событиях, связанных с деятельностью АПХ «Русагрокапитал» и объявленом им в минувшем феврале дефолтом по своим обязательствам перед кредиторами, «РК» уже рассказывал читателям. Вернуться же к теме сейчас заставило появившееся «заявление для прессы» подготовленное департаментом общественных связей этой компании. Суть — «Русагрокапитал» ни в чем не виноват, наоборот его погубили недобросовестные банкиры. Дескать, в 2002-2003 годах холдинг вел весьма успешную экономическую деятельность, приобретал предприятия сельхозпереработки, закупал зерно и так далее. Параллельно же привлекал для развития бизнеса и банковские кредиты, которые регулярно отдавал заимодавцам. Катаклизм случился минувшей зимой, когда МДМ-банк, предоставивший компании весьма крупный кредит, потребовал его досрочного возвращения. Вслед за ним потянулись и некоторые другие кредиторы, так в марте деятельность АПХ оказалась парализованной. Однако, признавая проблемы и то, что вернуть деньги сейчас «Русагрокапитал» не в состоянии, его руководство призывает тех, кому задолжало, слегка подождать. Дескать, все меры по преодолению кризиса предпринимаются.

Прочитав это, любой, кто еще не запамятовал происходившие в средине прошлого десятилетия события, поймет, что приведенные параллели с Сергеем Мавроди вполне обоснованны. Поменялись лишь названия компаний и фамилии действующих лиц, но не риторика и набор аргументов. Некогда глава МММ точно также увещевал толпы разъяренных вкладчиков подождать немного (год, два или, скажем, тридцать?). И точно также утверждал, что его подставили, а когда народ кинулся забирать деньги, «почти разорили», но не лишили уверенности в собственных силах и возможностях, выплатить каждому все причитающееся.

Неактивные «активы»

В период своего расцвета «Русагрокапитал» сумел скопить 19 далеко не последних предприятий по переработке и хранению зерна, по производству мяса и колбас, и даже одну птицефабрику. По разным оценкам эта собственность оцениваются от 30 до 60 миллионов долларов. Другое дело, что «активы» благодаря стараниям менеджмента агрохолдинга совсем не выглядят активными.

Наглядный пример — крупнейшее в Европе смоленское предприятие с полным циклом переработки мясной продукции АО «Смолмясо», контроль над которым холдинг получил в 2003 году. По мнению Павла Шитова, управляющего филиалом «Смоленского банка», который кредитовал предприятие еще задолго до появления на нем «Русагрокапитала», именно с этого момента у завода и начались проблемы:

- С приходом новых владельцев первое, что бросилось в глаза, начавшаяся чехарда с директорами. Редко кто из них сидел в кресле больше нескольких месяцев. Конечно, за столь малое время досконально вникнуть в производственную ситуацию невозможно. Как мы сейчас начинаем понимать, текучка нужна была, что запутать ситуацию, а под подобным прикрытием уводить с предприятия деньги и несколько раз перезаложить кредиторам его имущество. Мне кажется, что эти ребята задолго до объявленного в минувшем ферале дефолта по своим банковским обязательствам знали, что вернуть деньги не удастся.

Эти слова подтверждает и один из череды смоленских директоров — Александр Петраускас, который еще в мае заявил, что посадившие его в кресло на «Смолмясе» руководители из «Русагрокапитала» заставляют перекачивать все деньги в Москву, не оставляя ничего самому предприятию. Впрочем, с диссидентствующим Петраускасом достаточно быстро разобрались, выставив его с завода с помощью милиции.

Но при все этом прежде весьма успешный смоленский мясокомбинат, хоть и оказался в долгах как в шелках, хотя бы продолжает работать. А вот «Евсинский мельничный комбинат» в Новосибирской области, ставший частью холдинга в прошлом августе, сейчас фактический банкрот. Еще хуже дела на «Ржевском комбинате хлебопродуктов» в Тверской области. Ветер гуляет у проходной и лишь три охранника в спецовках у ворот могут поделиться с любопытным, что они здесь и есть главная власть, а больше на территории никого. Предприятие, прежде в немалой степени кормившее Ржев и окрестности не только мукой, но и налогами, остановилось еще в апреле. Рабочие распущены в отпуска с сохранением мизерной зарплаты — возобновлять производственную деятельность никто и не думает.

Бизнес на чужом добре

По тем признакам, как работали эти и другие предприятия холдинга в прошлом году, в пору так называемого расцвета АПХ «Русагрокапитал», многие эксперты делают заключения, что история к получением и невозвратом банковских кредитов, вероятно, изначально была тонко задуманной и просчитанной аферой. Даже если оценивать накопленную собственность по высшей мерке, напомним — 60 миллионов долларов, кредитных обязательств было набрано гораздо больше — свыше 130 миллионов долларов. Все эти долги в «Русагрокапитале» умудрились «обеспечить» залогами в виде производственных мощностей и сырья. Однако слишком уж разнятся две приведенные цифры, чтобы определить деятельность холдинга как честный бизнес -все недвижимое имущество «Русагрокапитала» было перезаложено многократно.

Но ведь в обеспечение кредита принималось еще и зерно, которое также по всей видимости оказалось расхищено, коль скоро последовавшие банковские проверки его не обнаружили. На прошлой неделе в том числе и этой проблеме были посвящены специальные слушания в Совете Федерации РФ. Участвовавшие в них парламентарии пришли к выводу, что действия холдинга и бесследное исчезновение таких объемов пшеницы нанесли прямой урон продовольственной безопасности страны. Позволим себе не согласиться с этим мнением. Опять-таки сошлемся на другое — одного из лидеров Российского аграрного движения (РАД) и депутата Государственной думы Валентина Денисова:

- Ни в одном из регионов, где зерно якобы исчезло, не произошло повышения цен на хлеб. Примечательно, что и губернаторы большинства этих территорий почти не обратили внимания на крушение вроде бы значительного холдинга. Это заставляет задуматься, а было ли вообще в реальности пресловутое зерно, передававшееся в залог? Или оно числилось только на бумаге?

Лишнее подтверждение этой мысли удалось обнаружить в уже упоминавшемся Ржеве. Согласно местной статотчетности в прошлом году хлебокомбинат работал в основном на давальческом сырье. Один из прежних топ-менежеров в конфиденциальном разговоре заявил, что пусть мощности предприятия и были в свое время достаточно загружены, но почти всегда сумма кредитов, которые брали в холдинге «под зерно» была гораздо большей, чем реальное количество самого зерна. И так происходило еще задолго до начавшихся зимой проблем с кредиторами.

Именно в Ржеве потом судебные приставы обнаружили хранилища-ловушки, когда пшеница засыпалась только в нижнюю часть огромной конусообразной цистерны и в верхнюю, чтобы ее можно было обнаружить визуально. А в скрытом от глаз остальном пространстве благодаря фальшивому дну была пустота. Подобная схема вряд ли была экслюзивной только для Тверской области. А значит холдинг закладывал для банков не только чужое зерно, отданное ему всего лишь на хранение и переработку, но еще и то, которого у него вообще не имелось.

Впрочем, следует признать, что факты пропажи зерна все-таки были. Так, например, одна из компаний, сотрудничавших в тот момент с «Русагрокапиталом» — ООО «Тримет», до сих пор пытается разобраться: куда подевались принадлежавшие ей 51 тысяча тонн пшеницы, заложенные на хранение на элеваторы холдинга. Соответствующие заявление на этот счет поданы в правоохранительные органы Новосибирской, Свердловской, Смоленской, Тверской областей и Москвы. В том числе и Генпрокуратуру РФ.

Корпоративная ловушка

Зная все это, достаточно трудно поверить в версию, что «Русагрокапитал» подставили злые банкиры. Как только у кредиторов зародились первые подозрения в нечистоплотности партнеров они вплотную и уже скурпулезно занялись проблемой обеспеченности выданных денег залогами. Как следствие, не обнаружив таковых, начали отзывать собственные кредиты. Но здесь возникает резонный вопрос, как собственно вообще могло случится, что руководство холдинга обвело вокруг пальца сразу столько уважаемых финансистов.

По мнению президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна, сработала психология коллективизма:

- Конечно, банкиры не такие наивные люди, но наложилось множество факторов: несовершенство залогового законодательства, судебной системы, определенной системы экономических гарантий и безопасности. Ну, и разумеется произошла потеря бдительности. Любой кредит по определению содержит в себе элемент доверия между партнерами. В российских условиях, с огромными пробелами в законодательстве, этот фактор возрастает многократно. Если бы наши банкиры всегда расчитывали на стопроцентные гарантии возврата денег, они бы попросту не выдали ни одного кредита. Здесь же дали одни, потом другие, потом третьи — так по цепочке и получилось: раз эти доверяют «Русагрокапиталу», то, наверное, и нас не обманут. Люди в холдинге, многие из которых сами прежде работали в банках, прекрасно это осознавали и просчитывали. Вот созданная ими долгосрочная схема с заложенными в ней глубинными механизмами мошенничества и сработала. Нам же теперь приходится делать собственные выводы на будущее. Положительный во всем этом момент я вижу в том, что пострадавшие банки дозрели до мысли — вор должен сидеть в тюрьме. Потеря значительных средств для многих, конечно, тяжела, но не смертельна. Зато, если мы сейчас не добьемся от правоохранительных органов наказания преступников, как и любого другого, кто решит проделать их путь вновь, мы никогда не будем застрахованы от повторения таких афер. Это поняли все и готовы сейчас действовать совместно для достижения именно такой цели.

Для иллюстрации последней мысли приведем список уголовных дел, уже заведенных в отношении руководителей «Русагрокапитала». В Москве следственным комитетом УВД Центрального округа расследуется дело по заявлениям банков «Ингосстрах-Союз» и МДМ в отношении президента холдинга Алексея Кобцева по статье «Мошенничество в особо крупных размерах». В Смоленске еще сразу три, в рамках которых руководители «Русагрокапитала» подозреваются в злоупотреблении полномочиями, уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере и неисполнение обязанностей налогового агента. В ближайшие дни в Новосибирске должно быть возбуждено еще одно по факту ущерба кредиторам «Евсинского мельничного комбината», во всяком случае решение о его целесообразности принято в главном управлении МВД РФ по Сибирскому федеральному округу.

Те же и «питерские»

И все-таки помимо тезиса о неотвратимости наказания во всей этой истории присутствует еще один — проблема возврата хотя бы части средств, вложенных банками в холдинг. Показательно, что в свое время «Русагрокапитал» успел выпустить собственных векселей на примерно 60 миллионов долларов. Обязательства по большинству из них уже просрочены, но стребовать хоть что-то не представляется возможным. Сейчас на бирже владельцы этих «бумаг» пытаются реализовать их хотя бы за 25% от стоимости — спроса нет никакого.

Банки же, кредитовавшие «Русагрокапитал», сейчас ведут себя по-разному. Кто-то пытается взять под контроль отдельные заводы, дабы уберечь имущество от полного растаскивания. Другие — сколотить пул кредиторов, чтобы совместными усилиями вернуть деньги. В частности, «ИБГ «НИКойл» сообщил, что привлек специальных аудиторов с целью собрать полную информацию о существующей задолжености холдинга и призывает остальных объединиться в группу «обманутых вкладчиков».

Но и сам «Русагрокапитал» продолжает активно отстаивать свои заводы, не желая ни в какую прощаться с заложенной собственностью. Впрочем, делается это весьма своеобразно, вполне в духе прежних своих «удачных времен». Так, скажем, в июле представители холдинга штурмовали «Арамильский мукомольный комбинат» вместе с бойцами «Общественно-политического союза «Уралмаш» (заметим, милицейские оперативники в Екатеринбурге расшифровывают ОПС иначе — организованное преступное сообщество). В результате с завода пропало 500 тонн муки.

Параллельно же активно распространяется информация, что в мае холдинг сменил владельца и теперь выкуплен банками «Санкт-Петербург», «Таврический» и «Третий Рим», при этом аффилированная с «Таврическим» питерская корпорация «Аэрокосмическое оборудование» стала для АПХ стратегическим инвестором. Понятен адресат таких высказываний — те самые кредиторы, которых пытаются либо напугать «питерскими», коль скоро в акционерах у банка «Санкт-Петербург» сам президент страны Владимир Путин, либо уверить, что холдинг по-прежнему на плаву.

Резонный вопрос: насколько можно доверять таким утверждениям? В «Таврическом» начальник управления службы внутреннего контроля Олег Николаев в минувший понедельник еще раз подтвердил то, что говорил еще весной: «Банк не владеет ни акциями, ни какими-либо иными активами АПХ «Русагрокапитал». Точно также в корпорации «Аэрокосмическое оборудование» заявили, что перспектива сотрудничества с холдингом прежде рассматривалась, но от нее было решено отказаться и в настоящий момент никаких взаимоотношений между компаниями нет. В банке «Санкт-Петербург», несмотря на неоднократные запросы, вообще категорически отказываются каким-то образом комментировать возможность совместной работы с «Русагрокапиталом». Зато президент Ассоциации коммерческих банков Санкт-Петербурга Владимир Джикович заметил, что мало верит в подобную версию: «Чтобы в таких условиях вкладывать в компанию какие-либо ресурсы нужно быть либо полным авантюристом, либо самоубийцей — ни один нормальный банк на это не пойдет».

Как тут к месту не вспомнить похожие заявления «Русагрокапитала», прозвучавшие в конце минувшего года о приобретении блокирующего пакета акций (25%+1 акция) холдинга одним из американских венчурных фондов за 60 миллионов долларов. О сделке, как о деле свершившемся, объявили в тот самый момент, когда брались самые крупные кредиты. В день дефолта недоуменным банкирам было заявлено, что никаких американских совладельцев у «Русагрокапитала» нет и не было.

Вот и сейчас, никто связей с холдингом официально не признает, а в обеспечении «произошедшей смены собственников» заложено только «честное слово» менеджеров АПХ, проходящих по уголовным делам о мошенничестве, да прозрачные намеки, что несколько новых сотрудников «Русагрокапитала» прежде работали в упомянутых банках.

По всему выходит, что сама история весьма далека от разрешения. Впрочем, пресловутый Сергей Мавроди тоже долго боролся за свой МММ, до тех пор пока не оказался за решеткой. Его же вкладчики продолжают объединяться в сообщества обиженных и по сей день, хотя уже, вероятно, из простой ностальгии. Пострадавшим банкам подобная меланхолия вряд ли придется по душе, а значит предстоит сильно побиться и с самим холдингом, а теперь, как кажется, еще и друг с другом, за возврат средств, совместно извлекая дорогостоящий урок из случившегося.

Сергей Володин

Оригинал материала

«Русский курьер»