Злословный рефлекс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У королевы Великобритании - бестактный муж

Сильвио Берлускони говорит что-то обидное время от времени, муж Елизаветы II в каждом выступлении произносит какую-нибудь гадость

Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть", origindate::17.11.2008, Фото: AP

Злословный рефлекс

Converted 27901.jpg

Предложив премьеру Дании Фогу Расмуссену испытать свое мужское обаяние на Веронике Берлускони, собственное обаяние Сильвио Берлускони направил на финского президента Тарью Халонен (на фото)

Александр Изюмов

Премьер-министр Сильвио Берлускони вновь заставил говорить о себе как о непревзойденном мастере дурацких шуток, за которые потом извиняется чуть ли не вся Италия. На этот раз поводом для его шуток стал цвет кожи избранного президента США Барака Обамы. Фраза о "загаре" первого чернокожего лидера США вошла в копилку не только берлусконизмов, но и дурацких действий или высказываний всех современных мировых лидеров.

Не по бумажке

Политики часто говорят глупости, в том числе и оскорбительные, но, как правило, не со зла, а по недомыслию или забывая о содержании в погоне за красивой формой. Знаменитой стала фраза, произнесенная президентом США Ричардом Никсоном 12 ноября 1970 года под сводами Нотр-Дам-де-Пари, где в тот момент собрались главы государств и правительств всех стран мира. "Это величайший день для Франции!" — так он начал свою речь. В этой фразе не было ничего обидного, но она была сказана в день похорон Шарля де Голля. Кстати, сам де Голль, решив однажды рассказать о величии китайцев, произнес фразу, которую в Китае помнят до сих пор: "Китай — огромная страна, населенная многими китайцами".

Обидными могут оказаться не только слова. Австралийский премьер-министр Пол Китинг во время визита британской королевы, проявляя особое гостеприимство, приобнял Елизавету II за плечи. Британцы, да и многие австралийцы были глубоко оскорблены: монарх неприкосновенен в прямом смысле этого слова. Положить ему руку на плечо не смеет ни один подданный, а именно таковым в соответствии с конституцией Австралии был Пол Китинг. Ну а едва ли не самым известным и шокирующим оскорблением стало поведение германского федерального канцлера Герхарда Шредера в израильском Музее Яд-Вашем, посвященном жертвам холокоста. Шредер стал первым лидером Германии, посетившим Яд-Вашем (как, впрочем, и Израиль вообще). В самый ответственный момент, во время возложения венков к Вечному огню, он решил сделать огонь чуть поярче, начал поворачивать какой-то вентиль, в результате чего огонь погас впервые за все время существования музея. Израильские и германские политики постарались сгладить впечатление от этого очевидного faux pas. Однако в Израиле тогда развернулась нешуточная дискуссия по поводу того, стоит ли вообще приглашать в страну немцев.

Не со зла

Однако все это лишь ошибки. Настоящим мастером дурных шуток остается Сильвио Берлускони, который прекрасно понимает, что говорит, и даже гордится тем, что говорит все, что думает.

Его самая свежая шутка, произнесенная на пресс-конференции в Москве и повторенная в Брюсселе, стала поводом для очередного скандала. Говоря о Бараке Обаме, Берлускони заметил, что у того есть все качества, необходимые для установления добрых рабочих отношений. "Он молод, красив, и у него хороший загар",— заявил Сильвио Берлускони. Он отказался извиняться за свою шутку, воспринятую многими как расистскую, и назвал всех, кто ее не понял, "имбецилами". В итоге сайты американских газет, опубликовавших новость об очередном faux pas Берлускони, были переполнены посланиями от итальянских читателей, извинявшихся за своего премьер-министра. В самой Италии кто-то даже вышел на демонстрацию протеста с плакатами "Обама, прости Италию".

Однако история с "загаром" Обамы едва ли не самая невинная из шуток Берлускони. В свое время его высказывания становились поводом для многочисленных демонстраций и даже дипломатических конфликтов. "Муссолини никого не убивал. Муссолини просто отправлял людей в отпуск, внутренний" — после этой фразы к Берлускони навсегда прилип ярлык тайного почитателя Муссолини, каковым он, возможно, и не является. Еще одной фразой, произнесенной во время одной из многочисленных предвыборных кампаний, Берлускони, как писали потом газеты, оскорбил всю Италию. "Я не рвусь во власть ради власти. У меня куча домов по всему миру, роскошные яхты, красивые самолеты. Красивая жена и красивая семья. Так что я вообще приношу огромную жертву (борясь за пост премьер-министра.— "Власть")",— заявил он.

Берлускони вообще любит поговорить о красоте. Призывая международный бизнес прийти в Италию, он как-то заметил: "Сейчас потрясающее время для инвестиций в Италию. Коммунистов почти не осталось, а те, что есть, отрицают, что были коммунистами, а еще у нас очень красивые секретарши — потрясающие телки!" О своем старом друге — премьер-министре Дании Андерсе Фоге Расмуссене он сказал, что тот "самый красивый премьер-министр в Европе", и заявил: "Я жду не дождусь, когда смогу познакомить его с моей женой". Расмуссен был очевидно озадачен этой фразой, и Берлускони добавил, чуть ли не толкая его локтем в бок: "Я тебе позже объясню". Четырежды женатому Шредеру он однажды предложил поговорить о "футболе и женщинах" и заявил при этом: "Начинаешь ты". Ну а самый громкий дипломатический скандал в 2005 году спровоцировал его рассказ о поездке в Финляндию. Берлускони пояснил, какими путями он добился того, чтобы итальянец возглавил Европейскую комиссию по контролю над качеством продуктов питания. Конкуренцию Италии составляла тогда Финляндия, и Берлускони поехал в Хельсинки. "Я воспользовался всеми своими умениями плейбоя, при том что давно не пускал их в ход",— рассказывал он о переговорах с президентом Финляндии Тарьей Халонен. При этом Берлускони дал понять: как женщина Халонен ему неприятна, но он был вынужден "пережить" это.

Финские газеты и политики потребовали извинений от итальянского премьера, их поддержали политики из самой Италии. Однако извинений никто не дождался, а пресс-секретарь Берлускони отметил лишь, что ни о каком дипломатическом скандале не может быть и речи. "Он просто сказал пару приятных слов, которые обычно говорят во время какого-нибудь праздничного события",— заметил пресс-секретарь.

Не к месту

Впрочем, вовсе не Берлускони считается настоящим корифеем бестактности. Таковым принято считать мужа британской королевы Елизаветы II принца Филиппа, герцога Эдинбургского. В отличие от Берлускони, который говорит что-то обидное или бестактное лишь время от времени, принц Филипп едва ли не в каждом выступлении произносит какую-нибудь гадость. "Для британских дипломатов иностранная поездка принца — настоящий кошмар. Совершенно невозможно предугадать, где и что он скажет. Одно всегда известно: что он что-то где-то скажет,— говорит британский журналист Алистер Макнил.— Зато для журналистов такие поездки — настоящий праздник".

К несчастью для британских дипломатов и к большой радости всех остальных, герцогу Эдинбургскому положено много ездить и часто выступать. Вместе с королевой и другими основными членами королевской семьи принц Филипп работает своеобразным послом Британии в странах мира. Он много путешествует и по самой Британии. С учетом взглядов принца (он не любит сирых, убогих, а также любые меньшинства) эти путешествия всегда заканчиваются скандалом. В любом из иностранных путешествий принц по-отечески предупреждает подданных жены о грозящих им опасностях. "Вы наверняка приехали сюда недавно,— заявил он британскому туристу в Венгрии,— у вас еще нет животика". В Папуа — Новой Гвинее он обратился к одному из британских студентов, пришедших к нему на встречу, со словами: "Как это вы так умудрились сделать, что вас еще не съели?" После путешествия в Китай ему до сих пор припоминают фразу, сказанную на встрече с британскими студентами в Гонконге: "Вы только тут надолго не оставайтесь, а то глазки у вас станут такие, как у китайцев". На вопрос о впечатлениях от Пекина герцог, не секунды не колеблясь, ответил: "Жуткий город!" Пришедшим поприветствовать его и королеву канадцам во время визита Елизаветы II в этот ее доминион принц Филипп с видимым удовольствием заявил: "Мы не отдыхать сюда приехали. Мы можем придумать куда более удачные способы насладиться жизнью".

Впрочем, достается и самим британцам. Принц Филипп посетил деревню Локерби, куда упал взорванный террористами Boeing 747 и где заживо сгорело несколько десятков человек. В ходе визита принц участливо заметил: "Во время пожара самый большой урон наносит вода. Вот и мы, например, до сих пор не можем до конца высушить Виндзорский замок". (Авиакатастрофа произошла после грандиозного пожара в любимой резиденции принца — Виндзорском замке.) Во время открытия национальной ассамблеи Уэльса принц Филипп попытался разговориться со стоявшим неподалеку господином, который оказался представителем Британской ассоциации глухих. "Глухой? — переспросил принц и, показывая на играющий рядом оркестр, добавил: — Ну конечно, стоя рядом с ними, немудрено оглохнуть". Британская ассоциация глухих, члены которой заявили, что они "шокированы и оскорблены" этим замечанием, потребовала от принца официальных извинений, но не получила их. Зато извинения за принца получили британские правозащитники, оскорбленные расистским, с их точки зрения, заявлением принца во время посещения завода компании, занятой в области высоких технологий. На глаза принцу попался распределительный щит, который, конечно, выделялся на фоне высокотехнологичной продукции фирмы. "Выглядит так, как будто его индусы собирали",— заметил принц. После шквала критики Букингемский дворец сделал официальное заявление: "Герцог Эдинбургский глубоко сожалеет о любом оскорблении, возможно нанесенном замечаниями, которые, как сообщается, он сделал... Оглядываясь назад, он признает, что слова, задуманные как легкая шутка, были неприемлемы". Впрочем, это извинение мало кто счел искренним. Принца Филиппа считают убежденным ксенофобом, что он с удовольствием подтверждает. "Вы, похоже, женщина, да?" — заметил он вместо благодарности пожилой кенийке, которая протянула ему какой-то подарок. "Тамил? Тигр, наверное?" — улыбнулся он одному из монахов во время посещения буддийского монастыря в Индии.

Первенство герцога Эдинбургского в том, что касается некорректных и оскорбительных высказываний, похоже, не вызывает ни у кого сомнений. Во всяком случае, к 90-летию принца пара журналистов собрала и выпустила книгу его высказываний. Тираж был раскуплен мгновенно.

У принца Эдинбургского и Сильвио Берлускони, впрочем, есть и защитники. По их мнению, то, что сейчас считается бестактностью, уже через несколько лет войдет в золотой фонд афоризмов, а их авторов будут считать такими же великими мастерами, как, к примеру, Черчилля или Рейгана. "В конце концов, в свое время не всем понравилось, что говорил сэр Уинстон о своем преемнике на посту премьер-министра Британии,— говорит британский историк Джон Холлс.— Помните, когда его спросили, почему бы ему не быть чуть более скромным, приведя в пример Эттли, Черчилль ответил: "У Эттли для скромности есть все основания"". Вершиной остроумия Рональда Рейгана стали фразы, которые в свое время были расценены как совершенно неподобающие. Одна из них относится к периоду, когда Рейган только готовился стать губернатором Калифорнии. Когда один из журналистов спросил, каким губернатором он будет, бывший актер Рейган ответил: "Не знаю, я еще не играл губернаторов". Уже будучи президентом, Рональд Рейган, комментируя гигантский дефицит государственного бюджета, заметил, что дефицит его "нисколько не беспокоит": "Он (дефицит.— "Власть") уже достаточно большой, чтобы беспокоиться за себя самому".