Злостная эпизодическая роль

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На основе добровольных признательных показаний одного и того же человека возбуждены десятки уголовных дел по самым громким рейдерским захватам в Санкт-Петербурге

1292836233-0.jpg Закон о так называемой сделке с правосудием, позволяющий суду назначить преступнику значительно меньший срок в обмен на особо ценные показания в борьбе с организованной преступностью и коррупцией, давно существует во всех развитых странах. С весны 2008-го, когда председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев впервые обрисовал контуры будущего аналогичного закона — в российском варианте «досудебное соглашение о сотрудничестве», и до его утверждения летом 2009-го журналисты, многочисленные эксперты и сами следователи во главе с Александром Бастрыкиным гадали, как он повлияет на борьбу с организованной преступностью и коррупцией. Прогрессивная общественность, памятуя богатую западную практику, питала немалые надежды на новый инструмент следствия.

Как теперь понятно, в той памятной дискуссии ни слова не прозвучало о самом главном — специфических российских условиях, в которые и ухнул этот инструмент. Не было сказано, что преступник, выступающий в суде по такой программе, в нормальных странах в первую очередь является особо важным свидетелем именно на судебном следствии, где в состязательном процессе устанавливается правдивость его показаний. А в современной России судебное следствие не в почете.

Наши судьи нередко не интересуются аргументами сторон, полагаясь на обвинительные заключения прокуроров и полагая себя их коллегами, как и встарь. «У нас зря не сажают!» — убеждение не обывателя времен Большого террора, а многих нынешних судей. И перепроверять в судебном следствии показания свидетеля обвинения они, как правило, не считают нужным.

Если преступник стал свидетелем, его показания не становятся автоматически неоспоримой истиной. Мотивов для лжи и оговора подследственного у него может быть немало, особенно если государство включает его в программу защиты свидетелей, то есть гарантирует безопасность. И самая «российская» причина на сегодня — сговор с предварительным следствием, личная выгода следователя и преступника. Их давно уже некому контролировать.

Самые громкие процессы с применением досудебного соглашения о сотрудничестве идут в Санкт-Петербурге. Собирая сведения о применении новации, мы хорошо понимали и заинтересованность наших собеседников, и недобрую славу некоторых источников. Но слишком похоже, что правоохранительные органы получили инструмент гарантированной расправы при переделе влияния и большой собственности в высших эшелонах. Смогли бы генерал Бульбов или Сторчак выйти из тюрьмы, найди следователи сговорчивых свидетелей, согласившихся оболгать их в рамках безопасного и ни к чему не обязывающего «досудебного соглашения о сотрудничестве»? И вообще, работает ли новый инструмент в отсутствие независимого суда?

Свидетель № 1

Выездная следственная бригада СКП, работающая в Петербурге по громким рейдерским делам, занимается не расследованием, а фальсификацией — об этом написала президенту Дмитрию Медведеву группа петербургских адвокатов. Пятнадцать юристов просят разобраться с деятельностью этой бригады и, в частности, следователя Олега Пипченкова, без личного участия которого не обошлось расследование ни одного «рейдерского дела». На недавно созванной пресс-конференции свое выступление адвокаты назвали «криком души», объяснив, что использовали все правовые методы борьбы с беззаконием, так как следствие беззастенчиво злоупотребляет теми возможностями, которые им предоставляет закон с введением института «сделки с правосудием». В результате оперативно-следственная бригада нашла в лице Бадри Шенгелии (известного в Петербурге авторитетного бизнесмена) человека, ценой свободы которого являются ЛЮБЫЕ показания.

Чемпион по даче показаний

Вот уже три года Бадри Анзорович Шенгелия без устали дает показания, которые ложатся в основу обвинительных заключений по так называемым рейдерским делам. Причем делает это без всякой оглядки на закон и здравый смысл — рассказывая о «преступных» намерениях и действиях малознакомых, а то и вовсе не знакомых ему людей. Многие уже сидят — либо в «Матросской Тишине», либо на скамье подсудимых. В Петербурге в настоящее время идет несколько судебных процессов, на которые Бадри Анзорович добросовестно ходит давать показания.

В Кировском районом суде он свидетельствует против Александра Слывуса, обвиняемого в захвате имущества ООО «Мебельный торговый дом». Правда, Шенгелия лично Слывуса не знает, никогда его не видел, но зато много о нем слышал от Михаила Слиозберга — главного, по версии следствия, организатора преступной группы.

В Октябрьском районном суде Шенгелия уже рассказывает другую историю — о том, кем был осуществлен захват имущества Фрунзенского плодоовощного комбината. В этом преступлении обвиняются бывшие оперативники УБОПа Алиев и Боровицкий. Шенгелия также описывает захват этого комбината, но называет уже другие имена — в частности, Владимира Сыча, бывшего замначальника УБОП ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области *.

Еще одна жертва следственного произвола — заслуженный юрист России, бывший следователь Александр Козлик. Пожилого человека маринуют в следственном изоляторе: он также обвиняется в захвате чужого имущества — кафе «У Казанского». Есть все основания полагать, что к рейдерам он никакого отношения не имеет, но на него тем не менее вешают участие в преступной группе. Козлику просто не повезло: он был знаком с Шенгелия.

Под следственный каток угодил и еще один адвокат, Сергей Корнев, также обвиняемый по делу «У Казанского». Последние полгода содержится в «Матросской Тишине». По словам Корнева, ему также предлагают давать необходимые следствию показания взамен на подписку о невыезде и гарантию условного приговора.

— Вначале находится ответ, а потом под этот ответ пишутся условия задачи, — говорит адвокат Олег Филиппенко, защищающий интересы своего коллеги — адвоката Игоря Луконенко, также обвиняющегося в захвате Фрунзенского плодоовощного комбината. — Следствие заранее назначает главными преступниками тех или иных людей, а потом под эту мысль, под эту идею начинают добывать доказательства всеми доступными им способами.

Неудивительно, что у Шенгелии уже сложилась зловещая репутация человека, «который может посадить любого».

— Он некоторым своим знакомым так и говорит: «А вы не боитесь со мной встречаться, я ведь могу на вас показания дать?» — говорит Владимир Сыч. — Он всем дает понять, что очень плотно связан с господином Максименко **, который якобы принимает очень активное участие в судьбе Бадри Анзоровича. Шенгелия говорит об этом без всякого стеснения.

— Я боюсь, что если кому-то захочется меня посадить, то проще простого сделать это по схеме: заставить кого-нибудь дать на меня какие-нибудь показания, а затем посадить в камеру, — говорит адвокат Сыча Игорь Сочиянц. — И неизвестно, что со мной потом будет. Это безумие. И нет методов борьбы. Эта машина съест любого.

«Говорящая голова»

Технология «посадок» бесхитростна: вместо того, чтобы собирать реальные доказательства вины, следствие просто выбирает конкретную жертву и делает ее виновной. Мы ознакомились со случаями, когда показания главного свидетеля выездной бригады СКП прямо опровергаются расшифровками данных мобильного телефона с точной привязкой к месту, времени и обстоятельствам (расшифровка речи) обвиняемого им человека, который в реальности находился совсем не там, где указывает Шенгелия. У жертвы может быть 100-процентное алиби, отсутствовать мотив, но на исход уже предрешенного следствием результата эти факты никак не повлияют. В основу практически всех рейдерских дел (а их не менее 10) кладутся показания Шенгелии, человека с криминальным прошлым, если не настоящим. В обмен на свободу и списание всех предъявленных ему самому обвинений он готов говорить что угодно и показывать пальцем на кого угодно.

К слову, на «признательных показаниях» самого Шенгелии следствие не остановилось. Бывшие помощники (или подельники) Бадри являются в СКП с повинной. После чего уходят домой под подписку о невыезде. А затем, отрабатывая щедрый подарок следствия, по примеру Бадри дают в суде самые разнообразные показания. Эти внезапные явки с повинной, как полагают наши собеседники, логически продолжают множество признательных показаний, данных по различным рейдерским делам Бадри Шенгелией.

Следствие даже не старается придать «добытым» показаниям хоть какую-то правдоподобность. Шенгелии отведена роль «говорящей головы». Складывается порой впечатление, что ему абсолютно наплевать — поверят или нет. В деле есть совершенно фантастические эпизоды. Шенгелия подробно — вплоть до точных дат и названий фирм — расписывает весь механизм готовящегося многоступенчатого сложного захвата конкретного предприятия, о котором ему между делом рассказал приятель Дараселия, пока они жарили шашлык на даче.

Сам же Дараселия якобы услышал об этом плане от Слиозберга (повторимся: Шенгелия его и в глаза не видел). Тридцать три листа! Мы попытались поочередно запомнить эти данные и через час внятно изложить чужую запутанную схему. Любой, кто попробует, не сбившись, повторить такое, поймет, что это сродни цирковому трюку.

А природу своей фантастической осведомленности он объясняет так: он всегда оказывался в нужное время и в нужном месте, там, где злодеи громко обсуждали свои преступные замыслы. Бадри Анзорович только внимал и запоминал. Большинство его показаний выстроены по стандартной схеме — бывал в развлекательном комплексе «Золотая страна» или на даче, сидел за одним столом с рейдерами, слушал разговоры, в которых планировались рейдерские захваты…

Но когда речь заходит о близком окружении, Шенгелия предпочитает не демонстрировать свою потрясающую «память». К примеру, напрочь забывает свое знакомство с предпринимателем Сергеем Орловым, через которого оформлялись все липовые документы в печально известной в Питере налоговой инспекции № 15. Орлова убили в Приозерске четыре года назад.

Хотя на суде, где слушалось дело Барсукова, память главного свидетеля резко прояснилась, он перечислил убийц Орлова по фамилиям: «Дараселия, Антилава, Цыганок». А в качестве улики привел… лопату, которую он (Шенгелия) лично обнаружил в Приозерске. И хотя есть версия, что Орлова убивали в автомобиле BMW, принадлежащем Шенгелии, он все же пытался убедить суд в том, что за убийством стоит только Барсуков.

— А несколько дней назад Шенгелия заявил на судебном процессе о том, что он Орлова никогда не знал. Мол, только слышал о нем, — рассказывает Владимир Сыч. — Ему тут же предъявляют протокол его же допроса, который происходил в апреле 2009 года. На этом допросе Шенгелия рассказывает, как лично разговаривал с Орловым. Эти показания зачитываются в суде. Шенгелия на это отвечает: «Это все вранье, меня следователь неправильно понял, а я дал такие показания, потому что торопился в камеру». Я его спрашиваю: «В какую камеру вы торопились? Ведь допрос датирован апрелем 2009 года, а вы освободились чуть раньше — в феврале». — «Ой, нет, — говорит Шенгелия, — я не в камеру, я домой торопился».

Такая непосредственность, может быть, кого-нибудь и умилила бы, если бы на кону не стояли конкретные человеческие судьбы.

— Суды поставлены в такую ситуацию, при которой они не могут игнорировать подобного рода показания, — считает адвокат Олег Филиппенко. — Они вынуждены давать им оценку. Но следствие, разорвав рейдерские дела на эпизоды, избавило суд от понимания того, что Шенгелия находился везде — во всех этих эпизодах! Либо слышал, либо проходил мимо. Ему почему-то докладывали обо всех захватах. Никто еще не задал Бадри элементарного вопроса: «А вас зачем приглашали на эти встречи — в бани, в рестораны (где, по словам Бадри, велись открытые разговоры о захватах)?» Таким образом, суд не имеет возможности увидеть цельную систему доказательств, которую выстраивает наше замечательное следствие. Поверьте, если бы суд прочитал пять подобных показаний Шенгелии, где ему, непонятно по какой причине, малознакомые люди рассказывают о своих преступных намерениях, суд, просто из уважения к себе, не принял бы эти показания как доказательства обвинения. Потому что то, о чем говорит Шенгелия, относится к разряду «так не бывает!».

Звездный час

Шенгелия сейчас для следствия буквально на вес золота. Говорит все что нужно, не задавая лишних вопросов. «Завербовали» его, сыграв на обычных человеческих качествах — на страхе перед тюрьмой, на болезни (Бадри страдает серьезным заболеванием и постоянно нуждается в приеме лекарств), на привычке к комфорту, дорогим ресторанам, на тщеславии. «Главный антирейдер», — говорят о нем сейчас в СМИ с подачи следствия.

Но в 2006 году Бадри носил совсем другое «звание» — пионера рейдерского движения. В оперативных отчетах РУБОПа речь шла о 15 объектах недвижимости, к захвату которых так или иначе причастен Бадри Шенгелия. Он был главным фигурантом дела по захвату целого ряда крупных предприятий — ЗАО «Кондитерская фабрика имени Крупской», ООО «Лада-сервис», ЗАО «Игристые вина», ЗАО «СКАМ». В том же году он был арестован без предъявления обвинения прямо в помещении прокуратуры, куда был вызван на допрос.

— А потом была предпринята попытка вывести его из «Крестов» под именем его брата Анзора Шенгелии, к счастью, мы ее сумели предотвратить, — рассказывает Владимир Сыч, бывший заместитель начальника УБОП по Санкт-Петербургу и Ленобласти. — А дело было так. Через полтора месяца после задержания Бадри следователь Невского РУВД завела уголовное дело на какого-то грузина, а в качестве переводчика привлекла Анзора Шенгелию — брата Бадри. Одновременно вызывает из «Крестов» в свой кабинет и самого Бадри. Следователь попыталась произвести обмен Анзора на Бадри. Мы по этому поводу проводили большую проверку, но СКП на нее никак не отреагировал.

Теперь уже понятно, почему не было никакой реакции, а дело о несостоявшемся обмене спустили на тормозах. Уже в 2007 году Шенгелия вступил в сделку со следствием и дал показания на «ночного губернатора» Петербурга Владимира Кумарина (Барсукова). Одним из условий сделки стало и уголовное преследование Владимира Сыча.

— Он давал показания на Кумарина не только в обмен на свою свободу, но и на мой арест, — считает Сыч. — Он боялся меня и сейчас боится. Шенгелия прекрасно понимает, что я знаю все его дела, я ведь его и «разрабатывал».

А затем все оперативные материалы забрал руководитель московской оперативно-разыскной бригады СКП Олег Пипченков. После чего Пипченков получил славу «победителя рейдеров», а Шенгелия практически официальный статус «главного антирейдера».

— О том, что Шенгелия получил индульгенцию от следствия за все совершенные им грехи, знает весь город, — говорит питерский адвокат Олег Филиппенко.

В 2008 году Шенгелия был приговорен Невским районным судом Санкт-Петербурга к «символическому» сроку — 2 годам и 9 месяцам лишения свободы за захват только одного предприятия — ООО «Стройдизайн» (небольшого заводика на проспекте Обуховской обороны, его владельцам Шенгелия выплатил щедрые отступные еще до суда). А уже 25 февраля 2009 года информагентства сообщили, что один из «лидеров преступной группировки Бадри Шенгелия вышел на свободу из изолятора № 3 города Выборга, получив условно-досрочное освобождение».

Легализация «преступных активов»

В питерской бизнес-среде уже ходят разговоры, что Бадри якобы пытается легализоваться и на других объектах недвижимости, когда-то уже похищенных рейдерами. В пример, в частности, приводят ЗАО «СКАМ» и ООО «У Казанского».

— Цинизм еще в том, что сейчас Бадри пытается «отжать» имущество «Стройдизайна», за хищение которого он уже отсидел свой маленький срок, — говорит Владимир Сыч. — Рассуждает он так: я же заплатил миллион долларов потерпевшим, теперь это все мое…

Примечательна в этой связи история, которая произошла с Павлом Цыганком. Он был личным помощником Шенгелии и часто выполнял его поручения — подыскивал надежных людей для того, чтобы оформить на них похищенные предприятия. По показаниям Цыганка, разработчиком схемы захвата ООО «Пушкинская» и ООО «Смольнинский» также являлся Шенгелия.

По словам адвоката Павла Цыганка Евгения Солодова, Шенгелия специально обелял себя, распределяя собственную роль по другим фигурантам и одновременно торгуясь с правоохранительными органами, — так, Шенгелия, по его же собственным показаниям, присутствовал в ходе всего процесса захвата ООО «Смольнинский», то есть знал о его преступном приобретении, но в то же время он говорит о себе как о добросовестном приобретателе.

— Это заявление принципиально расходится с позицией законодателя на этот счет, — считает адвокат Солодов. — По закону основным принципом добросовестного приобретения является незнание преступной истории имущества, невозможность такого знания доказывается. А значит, действия Шенгелии, направленные на приобретение ООО «Смольнинский», являются незаконными. Однако до сих пор магазин не передан признанному по уголовному делу потерпевшему Ульеву, а Шенгелия считает себя добросовестным приобретателем.

Какая судьба ждет Бадри Шенгелию, когда он исчерпает весь «запас» показаний и в нем, как в особо ценном свидетеле, просто отпадет необходимость?

— Следствие с ним не сделает ничего плохого, — уверен адвокат Олег Филиппенко. — Поэтому он чувствует такую абсолютную безнаказанность.

По мнению адвокатов, в Петербурге идет очередная волна передела собственности — только в данном случае, судя по всему, имущество «конфискуется» в интересах не только пионера рейдерского движения. Альянс, который сложился у Бадри Шенгелии со следователями, приносит всем «заинтересованным сторонам» неплохие дивиденды.

* Сыч был вынужден уйти в отставку после того, как СКП обвинил его в соучастии в хищении комбината, показания против него дал Шенгелия. Интрига в том, что именно благодаря усилиям оперативников УБОПа под руководством Сыча стали возможными аресты известных рейдеров, таких как Владимир Барсуков (Кумарин), Вячеслав Дроков, Андрей Леухин и Бадри Шенгелия. Но СКП присвоил себе лавры «победителей рейдеров». Сыч отсидел в «Матросской Тишине» полтора года. Сейчас идет суд. («Новая» писала об этой истории в номере от origindate::02.11.2010. — И. Е.)

** Это бывший глава Управления собственной безопасности Следственного комитета при Прокуратуре РФ, после отставки в 2009 году ему было предложено вернуться на прежнее место работы в ФСБ.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::20.12.10