Знаем мы вашего брата

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::22.12.2008, Фото из газеты "Сибайский рабочий"

Знаем мы вашего брата

Депутат Госдумы Назаров рассердился на земляков, требовавших зарплату в фирме его сестры и зятя

Борис Бронштейн

Converted 28128.jpg

Этим водителям предприятие задолжало почти миллион рублей. Поэтому Виль Кубагушев и Ильшат Ульябаев голодают

Восьмого ноября башкирский городок Сибай сделался горячей точкой планеты: тут возмущенные граждане потребовали на митинге выдачи долгов по зарплате. Позже, когда будут выявлять организаторов этой несанкционированной акции, пустят в ход термин «экстремизм». Да, были там плакаты сомнительного содержания, но нет в условиях России более злостного проявления экстремизма, чем невыплата заработанных денег.

Социального взрыва в Сибае не случилось. Однако случился громкий хлопок, услышанный не только в Башкирии, но и за ее пределами. Произошедшее толковали по-разному и даже усматривали в нем политическую провокацию с целью попугать Москву всплеском национализма. Интерес к событию понятен. В последние годы люди не часто шумели на улицах. В том же Сибае единственный раз народ выскочил покричать от души, когда «Салават Юлаев» стал чемпионом России по хоккею. К несанкционированной народной радости правоохранительные органы тогда отнеслись доброжелательнее, чем к нынешнему несанкционированному гневу.

Направленность гнева при всем разнообразии лозунгов оказалась вполне конкретной. Хоть митинг и прошел возле приемной «Единой России», эта партия как таковая митингующих мало интересовала. Место действия было выбрано из-за того, что на вывеске приемной значится фамилия депутата Госдумы Андрея Назарова. Именно его и объявили оставшиеся без денег люди виновником их бедствий. Дело в том, что Андрей Назаров сибайцам ближе, чем вся Госдума вместе взятая. Он тут жил, учился, отсюда избирался в парламент Башкирии, а потом, по списку «Единой России», — в Госдуму. И, главное, до депутатства занимался тут бизнесом. Здешний торгово-промышленный холдинг в общественном сознании до сих пор связан с его именем. А «Башмедьстрой», крупно задолжавший своим работникам, как раз и входит в тот самый холдинг.

Это так, но, похоже, опять нет оснований кричать на митинге: «Назаров, отдай наши деньги!» Ведь ООО «Башмедьстрой» было учреждено в 2006 году не Назаровым, а совсем другими людьми, к которым депутат… Хотелось бы сказать «не имеет никакого отношения», но этому противоречит документ, в котором среди учредителей «Башмедьстроя» значатся Светлана Геннадьевна Нигматуллина и Ильшат Анварович Нигматуллин. И ни для кого в Сибае не секрет, что это вовсе не чужие Андрею Геннадьевичу люди: сестра и зять. И требования к работодателям на митинге, можно сказать, выдвигались под девизом «Знаем мы вашего брата!».

С правовых позиций Андрей Назаров (независимо от того, влияет ли он на бизнес родственников) тут ни при чем. С морально-этических — есть о чем подумать. Люди не получают зарплату, влезают в долги, не могут расплатиться по кредитам и содержать семьи… Чем в первую очередь должен озаботиться депутат, даже если о нем на митинге наговорили много лишнего? Озабоченность Назарова проявилась через неделю после акции протеста, когда он приехал в город в сопровождении группы журналистов и предъявил претензии всем, кому смог.

— Он явился ко мне в кабинет и обвинил меня в том, что этот митинг с некими политическими целями организовал я, — рассказал корреспонденту «Новой» управляющий делами городской администрации Камиль Искужин. — И вот Назаров напирает, а в это время меня снимают сразу на две видеокамеры и еще фотографируют. Кто это разрешил?

Действительно, а если бы, наоборот, Искужин явился с камерами в Госдуму и с ходу принялся бы снимать Назарова в его кабинете?

Камиль Искужин говорит, что не выдержал напора депутата и на две недели слег с сердцем в больницу. А Назаров сурово выразил свое недовольство еще и местной милиции: она, по его мнению, сначала не предотвратила, а потом недостаточно оперативно пресекла кем-то организованную уличную акцию и позволила митингующим опорочить его личность.

Начальник Сибайского ГОВД Урал Усманов рассказал «Новой», что милиция отреагировала сразу же после получения сигнала о несанкционированном митинге. Участники акции, по его словам, ничего не разбили и улицу не перекрывали. Сейчас, более месяца спустя, все еще продолжается проверка по заявлению Назарова. Прокуратура решает вопрос о возбуждении уголовного дела.

А как же через месяц обстоят дела с долгами по зарплате? Все так же: никто не получил ни копейки. Обанкротившееся ООО «Башмедьстрой» по-прежнему должно по зарплате и аренде автотранспорта 2 382 315 рублей (в данном случае аренда транспорта — это когда работник нанимается со своей машиной). Так, Вилю Кубагушеву, работавшему на строительных объектах на купленном в кредит КамАЗе, задолжали 208 тысяч рублей, а братьям Ильшату и Иршату Ульябаевым (у них КамАЗ и ЗиЛ) — аж 782 тысячи. После митинга Виль Кубагушев и Ильшат Ульябаев объявили голодовку. В некоторых СМИ позже появились суждения, что это была не голодовка, а еще одна провокация. Хотя если Кубагушев с Ульябаевым после митинга плотно поужинали бы, ситуация с долгами выглядеть пристойнее не стала бы. Так или иначе, через пять дней их госпитализировали, но на следующий день они покинули больницу и голодовку прекратили. Имущества у «Башмедьстроя» не выявлено, и денег с него не возьмешь даже судом. Правда, Виль Кубагушев, находящийся сейчас в Оренбургской области, ответил на телефонный звонок, что людей обнадежили: мол, до Нового года выплатят долги из бюджета. Видимо, правительство Башкирии ради сохранения стабильности готово покрыть долги бизнесменов. Впрочем, в такой новогодний подарок верят не все.

— Мы не верим никому! — сказали корреспонденту «Новой» Николай Канайкин и Виктор Наумов, немолодые уже мужчины, один из которых так и не смог получить свои 65 тысяч, а второй — 269 тысяч. — И газетам не верим. И отвечать на вопросы не хотим.

Уклонялись от вопросов и работники малого бизнеса, чьи представители 8 ноября примкнули к протестующим и, воспользовавшись случаем, тоже выразили недовольство. О проблемах малого бизнеса в Сибае редакция знала из недавно полученного коллективного письма. Предприниматели жаловались на непомерную арендную плату, на невиданный способ заключения ежемесячных (!) договоров, когда сначала платишь деньги (до 25 числа, на месяц вперед) и лишь потом составляют документ. Кульминацией письма было сообщение о местном нововведении: за въезд машин на оптовую базу «Зумара» с чистой совестью берут деньги. За легковую машину — 250 рублей, за «Газель» — 300. За стоянку под погрузкой — 40 рублей. И это, повторяем, на оптовой базе, где клиента вроде бы должны целовать на въезде!

— Мы приглашали представителей базы, разбирались, — говорит заместитель главы городской администрации Буляк Кильдияров. — Раньше они объясняли, что собирают деньги на асфальтирование, хотя асфальта там до сих пор не видно. Теперь ведут речь о покупке снегоуборочной техники.

И кто же может повлиять на ситуацию? «Акулы бизнеса Сибая ушли в большую политику, — сообщается в письме. — Они говорят красивые фразы о том, что в Башкирии нужно поддерживать предпринимателей. Только почему эта поддержка не начинается с курируемых политиками баз и ярмарки, где они, по сути, до сих пор являются настоящими хозяевами. Это мы о депутате Госдумы РФ А.Г. Назарове…» Письмо заканчивалось припиской, что все это сообщается на условиях неразглашения фамилий подписавшихся. Народ боится народных избранников. Однажды возмущение вырвалось наружу, и снова притих городок Сибай. Многим здесь, надо сказать, живется неплохо. К примеру, успешно работает градообразующее предприятие — медно-серный комбинат. Ну а если и обнаружится слабое звено в здешней экономике, то тут, как оказалось, главная задача — пресечь недовольство. И чтоб никто — ни звука. Пока «Салават Юлаев» какой-нибудь кубок не выиграет.

P.S. Немногочисленные документы о герое Б. Бронштейна, найденные редакцией, свидетельствуют, что в его жизни все же было место для справедливости. «Вещественные доказательства — плавки и колготки — вернуть потерпевшей Алибаевой после вступления приговора в законную силу» — так заканчивается приговор по делу о групповом изнасиловании, по которому заместитель председателя Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Назаров получил в родном городе Сибае три года условно. Поскольку ни одного упоминания о деле в актуальных базах данных не обнаружено, нас не удивило, что следователь А.М. Худолев, расследовавший изнасилование, ныне отвечает за безопасность в обширном хозяйстве депутата Назарова.

Редакция хранит ответ Казахской государственной академии управления народного хозяйства о том, что Назаров, разместивший на сайте Государственной думы информацию о своей учебе там, никогда у них не учился. А диплом ЖБ-11 № 0062051 никогда не существовал в природе. Буквально на днях депутат торопливо исправил свою страницу, убрав все упоминания о несуществующем высшем образовании. Но его подставили американцы: в кэше сервера Google во Франкфурте хранится полная копия исправленной страницы. И ведь не дотянешься. Это не базы МВД, откуда можно по знакомству убрать все следы уголовного дела.