Знаки отличия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Крупные российские города сегодня живут по двум системам ПДД -для «своих» и остальных

© "Газета журналистских расследований ДЕЛО №", #2(16), origindate::04.07.2006

Знаки отличия

Виктор Яковлев

В последнее время в редакцию поступает очень много звонков с просьбой разобраться в обстоятельствах различных ДТП. Звонящие утверждают, что следствие в случаях ДТП с участием «особо отмеченных» машин ведется как-то уж очень своеобразно. Проще говоря, предвзято.

Судя по всему, граждане, уставшие бороться с беспределом на дорогах и требующие справедливого правосудия, обращаются не только к нам. В телеэфире с завидной регулярность появляются разоблачительные сюжеты, в которых все чаще фигурируют машины с «мигалками» и спецномерами, а аварии с участием VIP-персон становятся самыми обсуждаемыми новостями. Несмотря на ужасающую ситуацию на дорогах нашей необъятной родины и воинственные настроения рядовых автомобилистов, реагируют на происходящее пока только СМИ. Власти по традиции хранят молчание.

«Мы знаем, кто это сделал»

Самое резонансное за последнее время ДТП с участием «особой» машины произошло в Перми. В Интернете до сих пор не утихают разговоры по поводу этого происшествия, хотя таким банальным словом «происшествие» это даже язык не поворачивается назвать - погибли 2 человека при очень странных обстоятельствах.

Согласно сводке ГИБДД, примерно в 0 часов 30 минут на перекрестке улицы Ленина и Комсомольского проспекта столкнулись две автомашины - ВМW X5 и ВАЗ-21150. В результате водитель последней, 19-летний Андрей Молчанов, и его ровесник Павел Волков погибли. Третий пострадавший, 17-летний Федор Швецов, до сих пор находится в тяжелом состоянии. По официальной версии, виновником аварии стал водитель иномарки, на большой скорости проскочивший красный сигнал светофора.

Версий о причинах аварии было множество, а изложенная на пермских интернет-форумах информация сильно отличалась от официальной. Кстати, пермские милиционеры, видимо, не ожидавшие такой реакции общественности, сразу начали разбираться не в обстоятельствах произошедшей аварии, а с фактами публикаций в Интернете «свидетельств очевидцев».

По данным правоохранительных органов, за рулем BMW был Евгений Попов, охранник ООО «Уралпроммаш». Посетители форумов, ссылаясь на показания свидетелей, утверждают, что за рулем иномарки находилась пьяная женщина, сразу же скрывшаяся с места аварии. По их мнению, она якобы находится в близких отношениях то ли с местным депутатом, то ли с крупным бизнесменом. Правда, во всех материалах, посвященных этой трагедии, нам так и не удалось обнаружить однозначных доказательств присутствия женщины. Что само по себе не удивительно.

Дальнейшие нарушения, которые, по мнению очевидцев происшествия, имели место в действиях сотрудников правоохранительных органов, можно и не перечислять. Хотя, возможно, что мнение родственников и просто сочувствующих субъективно и не имеет ничего общего с реальной картиной произошедшего.

В сводке от 30 мая значится, что виновником аварии является водитель ВАЗ-21150. Однако уже через несколько дней правоохранительные органы Перми сообщают, что изначально было ясно - виновен водитель BMW X5. Конечно, Пермь большой и небедный город, но, думается, что позволить себе машину за 80 тысяч долларов, может не каждый его житель. Сотрудники ГИБДД, появившиеся на месте аварии, это отчетливо понимали, и, вероятно, на всякий случай, сразу обвинили водителя «жигуленка», мало , ли, кто мог оказаться за рулем X5.

Далее в Интернете появились записи камер наружного наблюдения, которые зафиксировали момент аварии. Похоже, что милицейское начальство узнало об этом не сразу, потому что еще долго на вопросы журналистов они «не могли дать официальных комментариев». Тем не менее, на снимках, которые в сети может увидеть любой желающий, отчетливо виден момент аварии, а, соответственно, и то, на какой сигнал светофора двигались участники движения.

Вопросов, как обычно, больше, чем ответов. Но в очередной раз задуматься заставляет другое: почему при ДТП с участие дорогой машины с «непростыми» номерами сразу появляются эти самые вопросы? Почему в обычных авариях не приходиться докапываться до истины какими-то шпионскими способами, нет нужды привлекать прессу и организовывать митинги, пытаясь добиться справедливого решения?

Кстати, 4 июня в Перми прошел митинг, в котором, чтобы выразить свое отношение к действиям милиции в ходе расследования причин аварии, приняли участие, по разным оценкам, от 200 до 300 человек. Говорят, по городу еще несколько дней ездили машины с траурными ленточками и плакатами, на которых была изображена искореженная «девятка» и написано: «Мы знаем, кто это сделал».

ДТП в Перми активно обсуждалось (и осуждалось) в сети, но для пишущих и снимающих журналистов осталось практически незамеченным. А зря, потому что если раньше кое-где бытовало мнение, что, мол, вы в своей Москве уже совсем страх потеряли и давно забыли, для чего существуют правила дорожного движения, то теперь всем стало ясно - особые машины с особыми правами есть везде. И оказаться на пути несущегося с крейсерской скоростью кортежа или одинокого «омаяченно-го» авто может каждый. А что дальше?

Щербинского все же оправдали

А дальше все просто. Ни при каких обстоятельствах водителя особо отмеченного автомобиля не признают виновным. Может, мы и ошибаемся, но в открытых источниках практически нет упоминаний о случаях, когда виновным в аварии с участием сильных мира сего признаются последние. Да и на слуху сплошь Щербинский, сын Иванова, Матвиенко, Аксененко…

Кстати, дело Щербинского, возможно, впервые заставило власть отреагировать на ситуацию, сложившуюся на дорогах страны, когда правила для отдельных автомобилистов существуют только для того, чтобы их нарушать, а потом, изящно махнув красивой «корочкой», удаляться восвояси. Авария, в которой погиб губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов, не обсуждалась только ленивыми. Но самое удивительное -наибольший резонанс получило известие об обвинительном приговоре Олегу Щербинскому. В причинах аварии, унесшей жизни губернатора и охранника, разбирались мало. В том смысле, что сама смерть Евдокимова вызывала много вопросов, и некоторый даже полагали, что губернатору помогли уйти из жизни таким вот неоригинальным способом. Но эти политические (или криминальные) мотивы общественность не интересовали, а вот несправедливое решение судей по делу Щербинского по-настоящему возмутило российских граждан.

По всей стране собирались подписи в защиту водителя злополучной «Тойоты», проходили многочисленные митинги, а высокопоставленные чиновники считали своим долгом высказаться в поддержку Щербинского. Казалось, что автомобилисты всей страны, повязав на свои машины белые ленточки, протестуют даже не против несправедливого приговора, а против произвола гаишников и беспредела «спецтранспорта».

Наверное, так оно и было. Потому что всякому терпению приходит конец, и обвинительный приговор Олегу Щербинскому стал той самой последней каплей. Конечно, Щербинскому просто повезло - сама «Единая Россия» заступилась, против нее ни один судья не пойдет. То ли случай депутатам показался подходящим (голоса избирателей, особенно моторизированных, на дороге не валяются, не все же Похмелкину бороться за права автомобилистов), то ли действительно подействовало общественное мнение, суть одна -Щербинского оправдали. Но только его.

Смертельные правила

ДТП с участием сына министра обороны Сергея Иванова вызвало не меньшее осуждение автовладельцев и просто сочувствующих трагической смерти Светланы Беридзе, однако властные чины предпочли просто не обращать на это внимания. Еще бы, сын министра обороны! Как вообще об этом можно говорить вслух?!

Как писала в то время пресса (прошло уже больше года после той злополучной аварии), Светлана Беридзе погибла под колесами автомобиля «Фольксваген», которым управлял Александр Иванов, вечером 20 мая 2005 года. Женщина переходила дорогу по пешеходному переходу, когда ее ударило в левый бок и отбросило в сторону на несколько десятков метров. Врачи «скорой помощи», прибывшие на место трагедии, были уже не нужны - Светлана Беридзе умерла до приезда медиков.

По словам дочери Беридзе, Нины Плющ («Новые известия» от origindate::26.12.2005 года), буквально через несколько минут после наезда на женщину врачи «скорой» уехали, вместо них прибыли другие медики, а вместе с ними появились несколько иномарок с тонированными стеклами, люди с автоматами, которые не пускали к телу погибшей даже близких родственников, не давали разговаривать с сотрудниками ГИБДД.

Дальше, как в хорошем детективе, стали пропадать очевидцы происшествия, а те, кто изначально свидетельствовал в пользу семьи погибшей, впоследствии стали почему-то свидетелями Иванова. По словам Нины Плющ, дошло до того, что режим светофора, на который и переходила дорогу погибшая, спустя некоторое время после ДТП, был изменен, и при проверке показаний свидетелей светился совсем другим светом. Получалось, что женщина переходила дорогу на красный сигнал.

Но это все «ерунда» по сравнению с тем, что муж Нины Плющ в итоге превратился в обвиняемого (об этом писали те же «Новые известия»), по причине того, что якобы избил Александра Иванова. И кому теперь что докажешь? Тем более что уголовное дело о ДТП с участием сына министра обороны было оперативно закрыто с вполне ожидаемой формулировкой: «за отсутствием состава преступления».

Вот объясните мне, почему на место ДТП с участием «непростой» машины должны приезжать высокопоставленные заступники, автоматчики и прочие люди, способные оказать моральное и физическое давление на участников аварии и ее свидетелей? Почему даже не дождавшись итогов расследования, заведомо виноватым считают водителя какого-нибудь «жигуленка» или «москвича», а у гаишников всегда действует особое право приоритета для «уважаемого» авто?

В протоколе перепутали названия улиц

origindate::26.09.2004 в 22:30 мск на пересечении Ленинского проспекта и ул. Миклухо-Маклая произошло ДТП с участием автомобиля ВАЗ-2112 под управлением Фурмана М. А. и автомобиля Toyota Sequoia под управлением Сукаркаева С. А. Автомобиль ВАЗ-2112 двигался по Ленинскому проспекту из центра и остановился под запрещающим сигналом светофора в «кармане» для поворота налево. После того как загорелась зеленая стрелка, ВАЗ-2112 начал совершать поворот налево на ул. Миклухо-Маклая на очень малой скорости. В этот момент по Ленинскому проспекту со стороны области, на запрещающий знак светофора, на большой скорости выехал джип Toyota Sequoia, который, врезавшись в ВАЗ-2112, смял переднюю его часть. После чего ВАЗ-2112 остановился, а Toyota Sequoia занесло, и он и вылетел на газон, прилегающий к Ленинскому проспекту со стороны ул. Миклухо-Маклая, сбив при этом сотрудника ДПС Сучкова Н. В., дежурившего на данном перекрестке. Водитель автомобиля Toyota Sequoia Сукаркаев, покинув свой автомобиль, подбежал к ВАЗ-2112 и начал оскорблять водителя ВАЗ-2112, проигнорировав получившего травмы в результате ДТП сотрудника ДПС Сучкова. (Как позднее выяснилось, Сукаркаев является сотрудником Префектуры ЦАО и входит в группу префекта в должности советника. Также он долгое время занимал руководящий пост в РУБОП ЦАО). На место ДТП прибыли 2 бригады «скорой помощи», одна из которых увезла потерпевшего Сучкова, получившего открытую черепно-мозговую травму головы и находившегося к тому времени в бессознательном состоянии, в Городскую клиническую больницу № 1. Спустя несколько дней Сучков скончался, не приходя в сознание.

(из письма в редакцию)
Авария, произошедшая на Ленинском проспекте, унесла жизнь сотрудника ГИБДД, но даже это не заставило коллег погибшего объективно разобраться в обстоятельствах ДТП. Факты, изложенные в письме, пришедшем в редакцию, на наш взгляд, вполне однозначные.

По сложившейся традиции, на место ДТП с участием чиновника префектуры прибыли сотрудники ГИБДД в высоких званиях (два полковника и подполковник). Однако присутствие столь высоких чинов не помогло сотрудникам ДПС составить протокол без нарушений. По мнению адвокатов господина Фурмана, водителя ВАЗ-2112, на схеме, приложенной к протоколу, перепутаны наименования улиц, тестирование на алкоголь проводилось не на месте происшествия и не сразу, а спустя несколько часов. Странно еще и то, что на месте происшествия дознавателем проводилась фотосъемка цифровым фотоаппаратом, но фотографий с места происшествия в дальнейшем не показывали и складывается впечатление, что в деле их нет.

Автомобиль ВАЗ-2112 был направлен на штраф-стоянку, а его местонахождение почему-то не раскрывалось. После многочисленных обращений Фурману было разрешено осмотреть свой автомобиль. После чего выяснилось, что капот открывался (он не был опечатан) и выправлен из того положения, которое он принял в результате ДТП. Рядом с автомобилем разбросаны небольшие детали.

Для проведения следственного эксперимента Фурману был предоставлен служебный автомобиль, который, как позже выяснилось, имел неисправности в коробке передач и генераторе. Недолго думая, дознаватели решили использовать автомобиль адвоката Сукаркаева, того самого чиновника префектуры. Непонятно зачем в этот же самый автомобиль был посажен свидетель, видевший положение автомобилей на момент ДТП, который по странному стечению обстоятельств впоследствии изменил свои показания в пользу Сукаркаева.

В итоге свидетель Фурман превратился в обвиняемого. В январе 2005 г. ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, повлекшего смерть сотрудника ГИБДД. В ходе заседаний суда Фурман заявлял о своей невиновности. Такое же мнение высказала и мать умершего сотрудника ДПС, представив суду документ из ГИБДД, подтверждающий виновность в ДТП водителя джипа. По нашей информации, суд признал виновным именно Фурмана.

Значит, все-таки существуют у нас особые правила для «особых» машин. Такого количества машин с «мигалками» нет ни в одной стране мира, и это очень нравится власти. Иначе не раздавались бы с таким размахом все эти спецсигналы, спецталоны и «красивые» номера. Кстати, обладатели всех этих благ почему-то забывают, что «меченое» авто не имеет никаких дополнительных прав, и правила движения для них точно такие же, как и для обычных автомобилистов. Да, у них (не у всех, а только у машин со спецсигналами) приоритетное право проезда, а вот выезд на встречную полосу, проезд на красный сигнал светофора и прочие «шалости» (вспомните час пик где-нибудь в районе Триумфальной арки) должны наказываться не менее сурово, чем в отношении простых машин.

Многие скептики утверждают, что наши водители, ругая ненавистные «мигалки», спят и видят, как бы получить этот вожделенный атрибут превосходства, и при первой же возможности заводят себе какой-нибудь «спецталон». Может оно и так, но кто в этом виноват? В том, что степень вины определяется серией номера, в том, что гаишники подобострастно козыряют, видя как очередной «ЕКХ» красиво объезжает пробку по встречной? В том, что «меченые» авто вообще не останавливают, что бы они не совершили? Это же вы, господа гаишники (уж извините), создали такую систему, когда прав тот, у кого «красивее» номер. Зачем нужно было плодить все эти МО, МР, КР, ОО и прочие, которые, по сути, на дороге не должны ничего значить?

Крупные российские города сегодня живут по двум системам ПДД -для «своих» и остальных. Эти правила существуют не только на дороге, но и в жизни, но на дорогах гибнут люди. И пока отвечать за это будут заведомо невиновные, и люди будут уверены, что «этому с МО» уж точно ничего не будет, число смертей будет только расти. Потому что в правилах «для своих» нет слова ответственность.

Официально

6 июня 2006 г. В. В. Похмелкин направил депутатский запрос прокурору Пермского края А.Н. Кондалову. Поводом для обращение послужило ДТП, произошедшее в Перми в ночь с 29 на 30 мая и повлекшее гибель двоих человек. Отсутствие объективной информации привело к тому, что авария стала предметом многочисленных слухов и домыслов. В запросе отмечается, что в этих условиях особенно важно, невзирая ни на какое внешнее давление, обеспечить максимально гласное и объективное расследование случившегося. Депутат предлагает взять расследование этого ДТП под контроль прокуратуры Пермского края.

(По информации сайта autorus.ru)