Знаки различия. Скуратов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера признал бывшего генпрокурора РФ Юрия Скуратова жертвой произвола российских властей. Как констатировал суд, в отношении него было нарушено право на участие в выборах в Госдуму, проходивших в декабре 2003 года. В своей жалобе г-н Скуратов указывал, что снятие его кандидатуры было продиктовано устроенными на него гонениями, начавшимися после снятия с поста генпрокурора в 1999 году. Теперь российскому бюджету придется раскошелиться на 20 тыс. евро, чтобы возместить нарушенное право г-на Скуратова.

Сам по себе факт, что Европейский суд очередной раз наказал Россию за нарушение прав своего гражданина, считать особо примечательным уже никак нельзя -- подобные решения последние годы выносятся регулярно и все чаще. Однако случай с г-ном Скуратовым в этом смысле без преувеличения уникален, причем не только для российской, но и для международной правовой практики. Ведь получилось, что жертвой юридического произвола признан человек, который на протяжении долгого времени сам в своей стране был главным гарантом законности и правопорядка.

Одновременно с делом бывшего генпрокурора ЕСПЧ рассмотрел и аналогичную жалобу бывшего скандально известного главы районной управы Пресненского района Москвы Александра Краснова. Поскольку оба заявителя обратились в суд с одним и тем же вопросом, то их жалобы объединили. Только в отличие от г-на Скуратова г-н Краснов потерпел поражение. ЕСПЧ вслед за российскими избиркомами и судами признал, что в свое время политик подал ложные сведения о месте работы, и потому снятие его кандидатуры с выборов было правомерным.

Поводом для обращения г-на Скуратова в ЕСПЧ стали события осени 2003 года, когда он решил участвовать в выборах в Госдуму. Свою кандидатуру Скуратов выдвинул от КПРФ и баллотировался по Бурятскому одномандатному избирательному округу №9. Но принять участие в выборах ему так не удалось -- в избиркоме придрались к сведениям о месте работы, которые назвали «ложными». Это подтвердили все российские судебные инстанции.

«В заявлении-анкете кандидат Скуратов указал свое место работы как «декан факультета конституционного, административного и международного права Московского государственного социального университета». Однако, как записано в трудовой книжке Скуратова, он был назначен деканом факультета в соответствии с приказом от 30 мая 2003 года. В соответствии же с приказом от 28 мая 2001 года Скуратов был избран на срок три года профессором факультета конституционного права и в соответствии с приказом от 30 мая 2003 года был назначен профессором факультета конституционного, административного и международного права. Скуратов не представил сведения относительно его назначения профессором факультета конституционного, административного и международного права», -- говорилось в решении Верховного суда (ВС) РФ. Бывший генпрокурор недоумевал, что столь незначительные разночтения в его трудовой биографии могут стать основанием для отказа в регистрации, но суд счел иначе.

Кроме того, г-н Скуратов не отправил в избирком документ, подтверждающий его членство в КПРФ, что, по мнению ВС, следовало расценивать не иначе как непредоставление документов, требуемых для регистрации кандидата. Это также стало основанием для отказа в регистрации.

В жалобе г-на Краснова речь также шла о событиях 2003 года. Главой управы он был избран в августе 2001 года, но в ноябре 2002-го Мосгордума приняла закон «Об организации местного самоуправления в Москве». Им устанавливалось, в частности, что местное самоуправление должно включать в себя представительный орган власти (муниципальное собрание) и исполнительный (муниципалитет). До вступления этого закона в силу главы районных управ -- избранные и назначенные -- оставались исполнять свои обязанности.

В мае 2003 года муниципальное собрание Пресненского района приняло решение переименовать свою управу в муниципалитет «Пресненский», утвердило его устав и назначило главой Ивана Клубкова. В июне г-н Клубков уволил г-на Краснова на том основании, что того не переизбрали на должность руководителя муниципалитета.

В октябре того же года г-н Краснов выдвинул свою кандидатуру на пост мэра столицы и подал соответствующее заявление-анкету в Мосгоризбирком. К нему прилагались: декларация о доходах и принадлежащей ему собственности, копии паспорта, диплома и трудовой книжки. Чуть позже он внес еще и избирательный залог -- 4,5 млн руб. Но Мосгоризбирком отказал г-ну Краснову в регистрации за предоставление ложной информации о месте его работы. В трудовой книжке оное значилось как районная управа Пресненского района, а она перестала существовать как юрлицо с 1 сентября 2003 года. Декларация о собственности также была напечатана на фирменном бланке и заверена печатью того самого несуществующего юрлица и подписана людьми, которые не имели на то полномочий.

Г-н Краснов пожаловался в Мосгорсуд, но проиграл. Суд, подтвердив решение избиркома, указал к тому же, что свое увольнение с поста главы управы Красновым не было обжаловано в судебном порядке. ВС согласился с мнением горсуда. В итоге г-ну Краснову пришлось отказаться от участия в выборах на пост мэра, и он потребовал вернуть избирательный залог. Но своих денег несостоявшийся кандидат в мэры так и не получил.

При этом у г-на Краснова оставался шанс сделать карьеру на политическом поприще -- в начале октября он был зарегистрирован в качестве кандидата в депутаты Госдумы от Центрального округа столицы. Но потом избирком ЦАО сам обратился в Мосгорсуд с просьбой снять его кандидатуру из-за тех же ложных сведений о месте работы. Суд, как и раньше, согласился с доводами избиркома. Залог, который на этот раз составил 900 тыс. руб., как и в первом случае, возвращен не был.

И г-н Скуратов, и г-н Краснов жаловались в ЕСПЧ на то, что решения российских судов о снятии их кандидатур с выборов были произвольны и несправедливы, а это нарушает ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека (право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок). Оба неудачливых политика обратили внимание Страсбурга на то, что вмешательство в их право участвовать в выборах не диктовалось существенной общественной потребностью и было несоразмерно и, следовательно, является нарушением ст.3 Протокола №1 к Конвенции (право на участие в свободных выборах). Бывший генпрокурор, кроме того, заявил, что он был единственным из 163 кандидатов КПРФ, чья регистрация была аннулирована из-за непредставления документов, подтверждающих его членство в партии. Г-н Скуратов утверждал, что все остальные кандидаты от этой партии, как и он сам, подали в избирком идентичные документы, подписанные Геннадием Зюгановым, и никто своих партбилетов не отдавал. По его словам, исключение из выборов 2003 года стало частью давнишней политической кампании против него, которая началась с его смещения с должности генпрокурора в апреле 1999 года. Следствием этого, по мнению г-на Скуратова, стало нарушение в отношении него ст.13 (право на эффективные средства правовой защиты перед государственными органами) и ст.14 (запрет на дискриминацию при использовании прав, гарантированных Конвенцией).

В свою очередь г-н Краснов пожаловался в ЕСПЧ еще и на невозвращение избирательного залога -- это нарушение его права на частную собственность, предусмотренного ст.1 Протокола №1 к Конвенции.

ЕСПЧ отклонил жалобы заявителей на действия судебной системы, поскольку их споры по своей природе касались политической сферы жизни и не имели отношения к гражданским правам и обязательствам.

В отношении г-на Краснова суд отметил, что право на участие в свободных выборах, гарантированное ст.3 Протокола №1 Конвенции, касается лишь права на участие в «выборах законодательного органа». Московский мэр, решил суд, -- власть не законодательная, а исполнительная, и указанная статья Конвенции потому к этим выборам не применима. Что касается претензий г-на Краснова на невозвращенный избирательный залог, то, как отметил ЕСПЧ, заявитель не стал обжаловать это решение избиркома в российских судах, то есть не исчерпал все возможности восстановить свои права с помощью национальных средств защиты.

Почти все претензии гг. Скуратова и Краснова были отклонены, кроме одного -- права на участие в выборах в Госдуму. В отношении г-на Краснова суд был категоричен: он действительно предоставил ложные сведения о себе, он не мог не знать о том, что управа прекратила свое существование, его место занял другой человек, а сам он уволен. И жалоба г-на Краснова была отклонена.

Что же касается г-на Скуратова, то суд встал-таки на его защиту. «Суд считает, что различие между должностью профессора и декана одного и того же факультета не могло стать причиной обмана избирателей. В любом случае второй заявитель (Скуратов. -- Ред.) был хорошо известен благодаря его прежней должности генпрокурора РФ, и его новая работа имела меньшее значение, -- констатировал ЕСПЧ. -- Власти должны были избежать ситуации, когда избиратели были бы введены в заблуждение ложными сведениями о кандидате. Но тот факт, что г-н Скуратов действительно был членом Коммунистической партии, никогда никем не оспаривался». Европейский суд, признав нарушенным право г-на Скуратова на участие в свободных выборах, постановил выплатить ему 8 тыс. евро в качестве компенсации за моральный вред и 12 тыс. евро за понесенные судебные издержки.

«Я удовлетворен этим решением, -- заявил «Времени новостей» г-н Скуратов. -- Но меня разочаровало, что суду понадобилось 3,5 года, чтобы рассмотреть мое заявление, -- это слишком долгий срок. Конечно, «поезд ушел» -- в том смысле, что те выборы давно миновали, одномандатных округов больше нет. Но главное в другом. Европейский суд признал, что моя кандидатура была снята с выборов по дискриминационным основаниям. Он показал, что наши избирательные комиссии действуют по указке исполнительной власти и Кремль творит то, что он хочет, невзирая на закон». По словам г-на Скуратова, сейчас он размышляет, принимать ли ему участие в новых выборах в Госдуму. "