Знают прикуп! Строят в Сочи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как реконструкция только одного олимпийского объекта позволила фирмам, близким чиновникам Управления делами президента, вывести из бюджета 800 миллионов рублей

1278919673-0.jpg Прошло больше месяца с тех пор, как председатель правления ОАО «Москонверспром» Валерий Морозов обвинил чиновников Управления делами президента (УДП) во взяточничестве и коррупции, однако до сих пор из правоохранительных органов нет никакой информации о том, в каком виде находится дело, существует ли оно вообще, расследуется ли или уже по-тихому закрыто.

Напомним, вначале в интервью английской The Sunday Times и «Новой газете» Морозов сообщил, что в течение нескольких лет платил откаты высокопоставленному чиновнику УДП, потребовавшему 12% от контракта в 1,5 млрд рублей по реконструкции корпуса «Приморский» санатория «Сочи» (в нем во время Олимпиады будет проживать правительственная делегация). В комментариях российским радиостанциям Валерий Морозов уточнил имя чиновника: им, по его словам, являлся заместитель начальника управления капитального строительства УДП Владимир Лещевский. Позже в интервью «Новой газете» (№ 59 от 4 июня) Валерий Морозов описал детали и предысторию этого конфликта. С его слов стало известно, что в отношении Владимира Лещевского проводился официальный следственный эксперимент, на котором под запись и под присмотром оперативников бизнесмен передал чиновнику последнюю часть взятки.

Однако сотрудника УДП оперативники задерживать не стали, якобы сославшись на отсутствие приказа. Вместе с чиновником исчезли и 15 млн. рублей, которые Морозов выделил для проведения эксперимента из собственного кармана. Позже бизнесмену удалось передать жалобу на Владимира Лещевского и оперативников президенту Дмитрию Медведеву, который поручил проверку Генеральной прокуратуре. Надзорный орган частично признал обоснованность жалобы и отправил материалы в Следственный комитет, который и должен был решить вопрос об отказе или возбуждении уголовного дела. И с тех пор — тишина.

Все это время мы продолжали свое расследование и обнаружили новые любопытные подробности того, как строятся ключевые сочинские объекты и куда уходят бюджетные миллиарды.

«Москонверспром» был генеральным подрядчиком реконструкции корпуса «Приморский» санатория «Сочи». В 2006 году компания заключила государственный контракт с Управлением делами президента на сумму 1,5 млрд. рублей. Один из пунктов контракта предусматривал его последующую индексацию с учетом инфляции.

К 2009 году полтора миллиарда были освоены, и «Москонверспром» обратился в ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных органов власти», которое выступало заказчиком, с просьбой об индексации и выделении дополнительного финансирования. Однако к тому моменту конфликт Морозова с Владимиром Лещевским достиг своего максимума, и УДП решило не индексировать действовавший госконтракт, а провести новый тендер на выполнение подрядных работ по завершению реконструкции. Председатель правления «Москонверспрома» предполагал: это делалось для того, чтобы вывести их с объекта и лишить финансирования. Морозов вспоминает: он специально спрашивал управляющего делами президента Владимира Кожина, означает ли новый тендер, что УДП прекращает свое сотрудничество с компанией? На что получил ответ: нет, тендер — формальность, вы останетесь на объекте.

В итоге «Москонверспром» к конкурсу допущен не был. Как считают в компании, им специально выдали документацию, отличную от других участников тендера, из-за чего заявка была признана несостоятельной.

Конкурс выиграло ФГУП «Строительное объединение УДП РФ», с которым был заключен контракт на приблизительно 2 млрд рублей, что более, чем на 800 млн превышало ту сумму, которую хотел получить «Москонверспром» с учетом индексации и которую планировал заявить на конкурсе. Откуда взялась столь существенная разница?

Мы внимательно изучили техническое задание к конкурсу, который выиграло ФГУП «Строительное объединение УДП РФ», и с удивлением обнаружили, что в нем «дублируются» многие работы, которые ранее уже были выполнены «Москонверспромом», по ним были приняты акты, и они оплачены Управлением делами президента!

Например, в новое техническое задание были включены работы по разбору и возведению новых волноотбойных стен, по замещению грунта, по прокладке дороги, по демонтажу конструкций подпорных стен фундаментов… А по соответствующим актам (копии имеются в редакции) в 2006—2009 годах и дорога была проложена, и волноотбойные стены разобраны, а на их месте возведены новые, и конструкции фундаментов демонтированы. Нет, конечно, можно предположить, что новый подрядчик уничтожит дорогу и проложит новую, взорвет фундамент и зальет свой, снесет стены и установит другие, но, даже учитывая российскую специфику строительства, в такое верится с трудом.

Всего таких «продублированных» работ в техническом задании — примерно на 590 млн рублей. Кроме этого, в техзадание были повторно включены некоторые дополнительные работы, также ранее выполненные «Москонверспромом» и оплаченные УДП (примерно на 240 млн).

Если сложить стоимость этих повторно включенных работ, то получится как раз 800 млн, что позволяет предположить: столь существенную разницу между реальной ценой контракта и той, что заплатит Управление делами президента, обусловили эти «продублированные» работы, которые, судя по всему, никто исполнять не собирается.

Кому достанутся эти 800 млн?

ФГУП «Строительное объединение УДП РФ», выигравшее конкурс, заключило договор субподряда с ООО «Харвинтэр». В «Москонверспроме» знают, что с субподрядчиком был заключен контракт на примерно 1 млрд рублей. Валерий Морозов рассказывал, что чиновники УДП, в том числе Владимир Лещевский, якобы не раз настоятельно советовали ему сотрудничать с «Харвинтэром», управляют которым граждане бывших югославских республик. В связи с этим Морозов задавался вопросом: раз чиновники УДП так просят заключать контракты с «югославскими» компаниями, не связаны ли они с ними какими-то обязательствами?

«Новой газете» удалось выяснить, что некоторые члены семьи заместителя начальника управления капитального строительства УДП Владимира Лещевского действительно имеют косвенное отношение к строительным компаниям из бывшей Югославии, в том числе к «Харвинтэру».

Владимир Лещевский в начале 2000-х годов работал в страховой компании «Малахит» и структурах «Главмосстроя», после чего примерно в 2002 году перешел в Управление делами президента. До назначения на государственную должность Лещевский был соучредителем риелторской компании ООО «Инвестпроект» вместе с фирмой ООО «Экстрастрой», зарегистрированной в Троицке. Стопроцентным владельцем этой фирмы являлась жена Владимира Лещевского — Лидия Лещевская, а генеральным директором его сын — Владимир Владимирович Лещевский. Уже после того, как старший Лещевский перешел в Управление делами президента, его сын также трудился в строительной компании ООО «АБС Констракшн». Эта фирма являлась «дочкой» холдинга «Русская электроника» («РУСЭЛ»), руководитель и основатель которой — гражданин бывшей Югославии Ненад Попович. Сегодня Попович — президент холдинга «АБС Электро», который занят в электроэнергетике, нефтяной, газовой и металлургической сферах.

Генеральным директором ООО «Харвинтэр», с которым был заключен крупный договор субподряда и которого Валерий Морозов подозревает в неформальных связях с чиновниками УДП, является Слободан Обрадович. Учредителями, согласно ЕГРЮЛ, числились: Анастасия Круглякова и гражданин Сербии Раде Малбаша.

Согласно федеральному реестру государственных контрактов, Управление делами президента является единственным из всех государственных заказчиков «Харвинтэра». С 2007 года УДП заключило с этой фирмой восемь контрактов на сумму 3,6 млрд рублей. Однако реестр не учитывает договоры субподряда, а их, как знает Валерий Морозов, — множество, поэтому в реальности отношения «Харвинтэра» с УДП могут исчисляться десятками миллиардов рублей.

В Москве также была зарегистрирована почти полная тезка «Харвинтэра» — ООО «Харвинтер». Ее руководителем был Раде Малбаша, а среди учредителей значились все тот же гражданин Сербии Слободан Обрадович и некое ООО «Мастер Идеал», крупным акционером которой являлся Иван Новиков. Новиков занимал руководящую должность и в холдинге «РУСЭЛ», который владел фирмой «АБС Констракшн» — той, где трудился сын чиновника УДП — младший Лещевский. Кроме того, Иван Новиков — акционер во множестве компаний, среди которых было и ООО «Флорэнт». Эта фирма позднее числилась учредителем все того же «АБС Констракшн».

В 2007 году «Харвинтер» выкупил 70% белградской энергетической компании «Термоэлектро» (занимается ремонтом сетей, а также поставляет оборудование и энергию для стран бывшей Югославии). Об этом российским СМИ с радостью объявлял вице-премьер Сербии Божидар Джелич, упоминая сделку как пример налаживания межгосударственных деловых отношений.

От лица новых мажоритариев «Термоэлектро» возглавил Небойша Влахович, он на тот момент также был заместителем генерального директора в московском «Харвинтере». Влахович рассказывал сербским СМИ, что российская компания планирует привлечь новых сотрудников и инвестировать в «Термоэлектро» миллионы евро.

Однако, помимо этого, Небойша Влахович также руководил строительной фирмой «АБС Констракшн», в которой трудился и сын замруководителя управления капитального строительства УДП — Владимир Лещевский-младший. Сегодня Небойша Влахович вместе с Слободаном Обрадовичем и Раде Малбаша, согласно базе данных российских предприятий SCRIN, — учредители в петербургском «Харвинтэре».

«Харвинтэр» участвовал в реставрации Дворца конгрессов в Стрельне к 300-летию Санкт-Петербурга, здания Синода, где находится Конституционный суд, а Слободан Обрадович в 2006 году получил личную благодарность президента РФ за участие в подготовке встречи Россия — Евросоюз.

…Наши источники в Следственном комитете при прокуратуре сообщили нам, что, несмотря на скепсис журналистов, материалы оперативного эксперимента (прослушки, видео), на котором, как утверждает Валерий Морозов, он якобы передавал деньги Владимиру Лещевскому, не потеряны, а сохранены в полном объеме, пока следователи ждут отмашки сверху, чтобы начать работать. Честно говоря, верится в это с трудом, но если все-таки отмашка поступит, мы готовы помочь следствию и предоставить документы по тем эпизодам, о которых сейчас написали.

В Управлении делами президента пока не прокомментировали ситуацию.

P.S.

Из интервью Валерия Морозова «Новой газете»:

- Все происходило 24 июня 2009 года в ресторане «Сливовица». На мне была скрытая камера, в вазе с цветами был спрятан записывающий микрофон, а за соседним столиком сидели оперативники, которые тоже все снимали. Пришел Лещевский, снова стал уверять, что все у меня и «Москонверспрома» будет в порядке. Затем он забрал пакет с деньгами и вышел, а я пошел в туалет, чтобы отдать аппаратуру оперативнику. Я вернулся к столику, чтобы расплатиться, и вдруг через несколько секунд пришел Лещевский: он захотел переждать начавшийся дождь. Мы с ним выпили еще пива, после чего он ушел. Но никто его задерживать не стал.

На следующее утро я позвонил в ОРБ, и мне сказали, что они, к сожалению, не получили команды на задержание. Знаете, сейчас у меня возникает ощущение, что весь этот следственный эксперимент был игрой. Мне кажется, что они задокументировали Лещевского только для того, чтобы самим его «тряхануть».

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::12.07.10