Золотые копи МВД

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Тыловики внутренних войск изобрели ноу-хау, позволяющее им разводить бизнесменов на деньги: по заложенным в гособоронзаказ позициям проводится аукцион, выигравшая компания закупает товар, после чего департамент тыла начинает отчаянно упираться, стремясь либо совсем отказаться от товара, либо затянуть его исполнение 

495 307012-150x112.jpgТо, что тыловики воруют, — секрет Полишинеля. Но все-таки порой дух захватывает, как нагло и незамысловато это делается. И как «зарабатывающие» на своей должности попутно плюют и на интересы государства, и на тех, кто работает «на земле». Так, по данным «МК», Гособоронзаказ за 2012 год для нужд внутренних войск выполнен лишь на 70%.

А это значит, что парни-призывники во внутренних войсках в следующем году будут спать в дырявых палатках и есть просроченные пайки.

Еще 1 августа департамент тыла (ДТ, как для краткости именуется структура) отчитался о размещении 99,7 процента ГОЗа и тем самым немного слукавил. То есть если считать за размещение публикацию на электронной площадке информации о проведении конкурса, то да, все правильно. Но от этого первого шага до попадания закупленного непосредственно к конечному пользователю проходит много времени, и этот путь преодолевает далеко не каждый контракт. Так что считать принято по объемам поставленной продукции.

А вот с этим — катастрофа. На 1 декабря по линии инженерного, разведывательного и РХБЗ управлений заказ выполнен чуть больше чем наполовину. В части вещевого обеспечения — на четверть. По остальным статьям процент выполнения плана чуть более приемлемый, но в общем результате от общей суммы освоено немногим более 70%. Это порядка 3,5 млрд рублей в денежном эквиваленте. Гора денег.

495 30700-381x500.jpg

Солдат греет руки у костра, а кто-то греет руки на поставках обмундирования. фото: Михаил Ковалев

Проблема не только в том, что весь тот год, что деньги (по чьей-то якобы халатности) без толку находились в распоряжении департамента тыла, они могли бы с гораздо большей пользой работать где-то в другом месте. Что на них, например, можно было бы построить новые дороги или детские сады. Проблема в том, что за сухими цифрами — реальные бытовые проблемы для офицеров и солдат. Так, начальник тыла ВВ уже в конце октября бил тревогу в докладной записке на имя главкома Николая Рогожкина. В ней он сообщал, что, несмотря на вовремя поданные заявки, вещевое имущество в войска практически не поступало. В результате ожидаются проблемы с обеспечением военнослужащих зимней одеждой, а на Северном Кавказе, где в связи с непростой обстановкой в полевых условиях уже не первый год живут тысячи солдат, полностью сорвана замена старых палаток на новые.

Причина у столь безрадостного положения дел простая: маленькое деловое ноу-хау, введенное в этом году. Принцип его действия следующий: по заложенным в ГОЗ позициям проводится аукцион, выигравшая компания закупает или производит товар, после чего ДТ начинает отчаянно упираться, стремясь либо совсем отказаться от товара, либо затянуть исполнение контракта до окончания его срока действия. В результате компания-поставщик, говоря народным языком, попадает на бабки: деньги на товар потрачены, продать его возможности нет (мало кому на рынке интересны огромные военные палатки в соответствующем количестве), место на складах он занимает, производственному циклу мешает. Что делать?

Тут, разумеется, появляются старые (или не очень) знакомые-конкуренты, предлагают этот пассив купить, но с изрядной скидкой. Скажем, на 15% меньше стоимости выигранного компанией у МВД контракта. Делать нечего. Минимизируя свои убытки — продаешь. Глядишь, а тут через какое-то время ДТ проводит повторный конкурс. И выигрывает его уже какая-то никому не известная компания с незапоминающимся названием и уставным капиталом в 10 000 рублей, которой без году неделя и у которой вдруг в наличии оказывается ровно тот товар и в том количестве, который ты совсем недавно был вынужден продать. Вот такая вот рыночная экономика.

400 сравнительно честных способов…

495 307014.jpg

Комплект поставки наручников, ключи в него входят обязательно. Но в ходе приемки проводится контрольное взвешивание лишь самой пары, без ключей, и условие по весу оказывается невыполненным. Всё, до свидания, поставщик.

Но, чтобы не быть голословными, приведем несколько конкретных примеров из этого года, как легко и незамысловато можно «кинуть» поставщика. В апреле заключается договор на поставку наручников на сумму 2,7 млн рублей. В комплект поставки помимо наручников, естественно, включены два ключа от них. Вес наручников, согласно техническим условиям, должен составлять 350 граммов. В ходе приемки проводится контрольное взвешивание лишь самой пары, без ключей. Вес на 18 граммов меньше указанного в задании. Вместе с ключами — как раз, но их взвешивать отказываются, пусть даже они и включены в перечень материалов, используемых при изготовлении изделия. Всё, до свидания, дорогой поставщик.

Другая ситуация с теми самыми палатками, которые должны были прийти на смену старым и дырявым на Кавказе. Контракт от 11 июля на поставку четко оговаривает: авансирование должно составлять 30 процентов от общей суммы контракта и должно быть оплачено поставщику в течение 2 недель. Никакого авансирования проведено не было в принципе. Тем не менее поставщик, который уже выполнял схожий заказ в 2011 году и имел некоторые наработки, запустил производство, а с 1 августа начал засыпать ДТ МВД запросами: «А скоро ли вы нам заплатите?» В ответ — тишина. Оборотных средств не хватало, производство начало срываться. На аванс, естественно, рассчитывали, когда планировали выполнение заказа.

Кроме того, в контракте также было прописано проведение приемки в месте, указанном поставщиком. Делалось это исходя из того, что палатки весят от 400 до 700 килограммов каждая, а поставить их нужно пару тысяч. Тратиться на логистику, при этом не будучи уверенным в том, что товар примут, поставщик не хотел. Несмотря на все письма в адрес ДТ о проведении приемки на складе поставщика, сделано это так и не было. В результате после многочисленных писем и совместных заседаний дотянули до даты окончания контракта. Ни одна палатка так и не была принята, притом что они произведены и не отличаются от тех, что успешно поставлялись в прошлом году и проходили показательные испытания в ОДОНе.

Примечательно, что через пару недель после заключения проваленного контракта был объявлен конкурс на новый: на меньшее количество палаток и с более долгим сроком поставки. И если на аукционе на первый контракт падение от начальной цены составляло порядка 25%, то на втором аукционе оно составило ровно один шаг (0,5%).

Еще один забавный пример. В мае заключен договор на поставку лазерных дальномеров определенного типа и производителя. Производит их одна-единственная фабрика в Белоруссии. Напрямую участвовать в ГОЗовских конкурсах иностранная компания, разумеется, не может. Выигравший аукцион поставщик готов купить товар, а белорусы готовы продать, но не могут — у них все строго: для продажи продукции военного назначения необходимо предъявить гарантии, что пойдет она не ваххабитам, а госструктурам. Но соответствующий сертификат в департаменте тыла поставщику выдать долго не могут, гоняют то в российский МИД, то в посольство Белоруссии. Сертификат так и не появляется, да еще и на приемке приключается беда.

У дальномера, как и у любого оптического прибора, будь то даже театральный бинокль, окуляр настраивается под зрение смотрящего. При этом он задвигается и выдвигается из корпуса. Приемщик измеряет длину прибора с задвинутым окуляром, и оказывается, что он короче заявленного на полтора сантиметра. Ну и не важно, что прибор измеряется по максимальным габаритам, то есть с выдвинутым окуляром, — так приемщику показалось сподручней. Эх, беда. До свидания, дорогой поставщик.

495 307021.jpg

Окуляр у белорусского дальномера выкручивается на полтора сантиметра. Приемщик измеряет длину прибора с задвинутым окуляром, и оказывается, что он короче заявленного. И не важно, что прибор должен измеряться по максимальным габаритам. До свидания, поставщик.

Небольшой контракт на 100 костюмов для снайперов внутренних войск. 14 августа они были поставлены на базу в Балашиху, где немедленно прошли военную приемку. У специалистов из ВВ, которым эти костюмы своими руками отдавать спецназовцам, работающим где-нибудь в «горячей точке», качество костюмов вопросов не вызвало. Несмотря на то, что в контракте точно указан срок, в который должна быть проведена приемка тыловиками из МВД, — 15 суток с момента поставки — приемщики с Житной до Балашихи добирались полтора месяца. В результате гражданские приемщики усмотрели несоответствия там, где их пропустили военные: у летнего костюма ткань оказалась не просто хаки, как прописано в контракте, а с камуфляжным паттерном на внешней стороне. И это притом что в контракте также прописан обязательный эффект объемного камуфляжа, которого иначе достичь невозможно — не будет визуального наложения слоев.

Это лишь несколько примеров, которыми мы ограничимся, дабы не злоупотреблять вниманием читателя. На самом деле список придирок длинный и, как очевидно, ограничивается лишь фантазией каждого отдельного тыловика.

Продать родину за 15%

Можно было предположить, что установившаяся в последний год практика и, соответственно, проваленный ГОЗ — всего лишь следствие некомпетентности, неразберихи и подковерной борьбы, сопровождающей смену министра. Но уж как-то слишком подозрительно выглядят фирмы, которые в результате выигрывают аукционы, разыгранные ДТ МВД во второй половине 2012 года.

DETAIL PICTURE 88035989.jpg

Те самые костюмы для снайперов, с которыми провернули махинацию.

ООО «ТриА» — уставный капитал 10 000 рублей, зарегистрировано в 2007 году, вид деятельности: розничная торговля через Интернет, наем персонала, розничная торговля автозапчастями — будет поставлять одежду для МВД на 9,2 миллиона. ООО «Стандарт» — зарегистрировано в 2011 году, уставный капитал 10 000 рублей, вид деятельности: оптовая торговля машинами, производство и распределение пара и горячей воды, предоставление услуг по добыче нефти и газа — будет поставщиком галантерейных текстильных товаров на сумму почти 33 миллиона. ООО «Коммерц» — уставный капитал 10 000 рублей, зарегистрировано в ноябре 2011 года, вид деятельности верный: оптовая торговля одеждой. Адрес вот только сомнительный: 2-я Леснорядская, 15, строение 1. Поисковик выдает по этому адресу пустырь в промзоне. «Коммерц» выполнит контракт на поставку одежды на 417 миллионов. Ну и так далее — список можно продолжать.

Через ДТ в год проходят десятки миллиардов. Можно вспомнить тот процент, который просят перекупщики за лежащий мертвым грузом не прошедший приемку товар, — 15%. 15% от десятков миллиардов — это настоящие золотые прииски. И уж грех их не разрабатывать.

Самое неприятное, по словам производителей и поставщиков, что этот дисконт, эти 15 процентов, ради которого все делается, убивает весь тот хотя бы относительно честный бизнес, который у нас еще остается.

— Если ты нормальную продукцию делаешь, из того, что положено, то рентабельность там небольшая — порядка 20 процентов, — рассказывает знакомый с рынком источник «МК». — Вот кто-то приходит к тебе за этим дисконтом в 15%, ты не отдаешь. Тот, кто поставит товар вместо тебя, поставит что-то не то. Потому что в убыток никто ничего делать не будет. Либо материалы не те, либо пошито в тюрьмах, а не на фабриках, либо софт не тот, либо материнская плата не та в компьютере.

Собственно, как раз сейчас влияние этих 15% начинает потихонечку выявляться. Например, вскрылся брак с индивидуальными рационами питания, поставленными во внутренние войска по заключенному с Серпуховским мясоперерабатывающим комбинатом контракту. Размер не маленький: 1,2 миллиарда рублей. На общей упаковке поставленных пайков обозначен один срок хранения, например, до 1 января 2013 года, а на части его содержимого он уже совсем другой: до июня 2012-го. То есть, чтобы обеспечить эти самые 15% дисконта, поставщик вынужден был засовывать в пайки тухлятину. Солдатам не привыкать, они вообще у нас стойко все переносят. И в палатках дырявых перезимуют. Ничего им не будет. Какой же в результате будет эффект от проводимых сейчас правоохранительными органами проверок качества поставляемой продукции и размер нанесенного ущерба, остается только гадать.

В одной из своих предвыборных статей в феврале этого года Владимир Путин отчеканил формулу: «Коррупция в сфере национальной безопасности — это, по сути, государственная измена». Национальная безопасность начинается с солдата-срочника внутренних войск, обеспечивающего спокойствие на Кавказе. И если ему холодно и сопливо, если у него расстройство желудка, то национальная безопасность поистине стоит на шатком фундаменте. Ответит ли руководство департамента тыла за такую вот государственную измену?

Оригинал материала: "Московский комсомолец"