Зона отложенного риска

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Зона отложенного риска Она протянулась от до Адыгеи. События в Нальчике – лишь звено в цепи

"Сотни боевиков 13 октября одновременно атаковали восемь объектов Нальчика – от аэропорта до тюремного ведомства. Более двух тысяч федеральных военнослужащих, включая армейский спецназ, подразделения внутренних войск, спецназ ФСБ и ГРУ, были задействованы в подавлении вооруженного выступления джамаатов. Это цепочка вооруженных отрядов так называемых ваххабитов, действующая по сетевому принципу не только на Северном Кавказе. Кроме местных жителей систему российской власти в республике атаковали уроженцы и соседних регионов, вплоть до Абхазии. Размах боевых действий свидетельствует о появлении рядом с Чечней еще одной «горячей точки». Судя по всему, целью выступления боевиков как раз и была демонстрация собственных возможностей. Аналитики ФСБ доказывают, что против российского государства воюют бандиты, обученные и нанятые международным терроризмом (под этим термином понимается активная сила мусульманского фундаментализма, направляемая из Саудовской Аравии). Один из руководителей исламского движения в России Шамиль Бено, бывший министр иностранных дел дудаевской Ичкерии, утверждает, что джамааты – нечто среднее между тайным обществом, местным самоуправлением и народной милицией – по всему Северному Кавказу создаются молодыми пассионариями. Бедные, но гордые безработные отчаялись вписаться в существующую структуру общества, не способного себя прокормить и живущего на дотации федерального центра (скорее на воровство из этих дотаций). Правы, скорее всего, и те и другие. Точнее, и те и другие лукавят, говоря полуправду. Но почему Кабардино-Балкария? Предсказанная неожиданность В прошлом году я писал репортажи о событиях в Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Беслане. Когда недавно снова собрался в Осетию, знакомый политолог сказал: «Зря, там ничего нового не будет. Езжай лучше в Нальчик, рвануть должно там». – «Когда?» – «Максимум в течение месяца-двух». Начались мелкие теракты, штурмы квартир и частных домов, в которых скрывались боевики. Я подумал, это и есть предсказанные события. А дело обернулось повторением прошлогоднего июньского штурма Назрани. Только на этот раз с более скоординированным противодействием со стороны федеральных сил. Так на чем же основывалась столь поразительная прозорливость? На том, что заболел и больше не смог удерживать власть бессменный руководитель республики Коков? На том, что выдавливаемые из Чечни боевики вслед за Ингушетией должны были оказаться в других соседних регионах? Не только. Оказывается, еще два с половиной года назад руководству страны и правоохранительных органов была направлена некая аналитическая записка. В ней утверждалось, что в Кабардино-Балкарии будет предпринята попытка вооруженного захвата власти. Именно там, а не в Карачаево-Черкесии, откуда ждали очередной вспышки и где в то время федеральные силы старались сдержать противостояние карачаевцев Владимира Семенова и черкесов Станислава Дерева. В 2002 году, после разгрома отряда Гелаева, в Кабардино-Балкарии осело одно из его подразделений. Сформированный в Панкиси из уроженцев республики джамаат «Ярмук» нашел здесь хорошо подготовленную почву. Республика расположена на редкость удобно: в Назрань, Моздок и Черкесск ходят маршрутки. В горах полно места для учебно-тренировочных лагерей, знай вкладывай деньги в их организацию. По некоторым данным, деньги религиозным экстремистам поступали из арабских стран через открытый в Нальчике так называемый Компьютерно-лингвистический центр «Аль-Манара», использовавший возможности Интернета. Недаром шахидки, совершившие теракты против Моздокского гарнизона, шли из Нальчика. Другая важная предпосылка – республика находилась в информационной блокаде, да и местным СМИ не разрешалось говорить что-либо об опасности ваххабитских джамаатов. Коков подчеркивал, что негативные сведения о Кабардино-Балкарии в федеральной прессе – злобный поклеп на ее руководство, на мир и согласие в ней. И когда в соседнем Ставрополе судили уроженцев республики, обвиняемых в организации вооруженного переворота, на площадь в Нальчике вывели 75 протестующих старейшин. Неправда, мол, это провокация, балкарцы не могут пойти против России. Когда фактам пытаются противоречить, уводя спор в сферы высоких материй – народ, судьба и т.д., – наступает время демагогии. Время мутной воды, где каждый ловит свою рыбку. А руководители обменивают клятвы в лояльности на невмешательство в свои дела. В результате в регионе, где ничего не производится и в структуре правительства за ненужностью ликвидированы даже министерства промышленности и транспорта, хорошо могут жить только присосавшиеся к бюджетной кормушке или охраняющие их от прочих желающих. Прочие – это большинство населения. Но есть и другое меньшинство из числа не присосавшихся к российскому бюджету. Они, раздуваясь от важности своей политической миссии, живут, продавая смертельные услуги обманутых соплеменников за большие деньги. В результате – вспыхивает нешуточная война. А ее бытовым выражением становится передел земель и населенных пунктов, вытеснение русскоязычного населения – даже казаков, живших здесь сотни лет. Сценарий похож на чеченский, тем более что и проводниками его идей зачастую выступают жители Чечни и Ингушетии, нашедшие общий язык с балкарцами. По официальным источникам, так называемых беженцев в Кабардино-Балкарии полторы-две тысячи. БТИ дает справку по владельцам жилья – 30-40 тысяч, а подсчеты МВД дошли до 50 тысяч. На окраине Нальчика зияют руинами бывшие курортные корпуса. Их еще до всяких войн раздербанили «отдыхающие» из мятежной республики. А когда директор одного из домов отдыха поехал в Грозный искать того, кто оплатил бы ремонт, через некоторое время туда же вынуждены были поехать и его родственники – выкупать тело... Так что дабы почуять опасность, сверхпрозорливости не требовалось. Для таких регионов у политологов даже термин специальный есть – «зона отложенного риска». Органы и кадры Родственники и друзья несут на кладбище тело главы пресс-центра регионального управления МВД Тамерлана Казиханова – одного из погибших при нападении боевиков на Нальчик АР Число мусульманских приходов в Кабардино-Балкарии за 12 лет выросло с 24 до 134. В обращении к религиозному наследию можно было бы углядеть только положительную динамику, если бы духовными наставниками становились исключительно просвещенные люди. Однако из 159 служителей «мусульманского культа», как считают эксперты, лишь 28 окончили исламские учебные заведения. Речь идет о сотрудниках Духовного управления мусульман республики. В то же время полулегально действующая ваххабитская умма (духовное сообщество), насчитывающая не менее 4 тысяч приверженцев, имеет в своих рядах немало идейно подкованных пропагандистов. 120 уроженцев республики учились и учатся в Саудовской Аравии и других исламских центрах. В 2002 году основан Кабардино-Балкарский институт исламских исследований, среди его учредителей – бывший работник КГБ республики Р.Б. Нахушев. Несмотря на то что институту до сих пор отказывают в официальной регистрации, влияние он получил немалое. На его базе открыто действует шариатский суд. Как признал в интервью один из его руководителей Анзор Астемиров, в год шариатский суд рассматривает до тысячи дел, взаимодействуя в том числе с официальным правосудием и прокуратурой. Параллельно с непризнанным институтом исламских исследований существует и вовсе не соприкасающаяся вроде бы с госструктурами Республиканская Шура – что-то вроде совета разнородных общественных организаций. Ее амиром является А.Х. Мукожев, а главным идеологом, шейхом – Расуль Кудаев. Другой ее лидер – все тот же Анзор Астемиров, которого заместитель генпрокурора Владимир Колесников назвал в числе организаторов нынешнего нальчикского «штурма объектов силового блока». Ради справедливости, однако, следует сказать, что Шура не ставила целью вооруженный захват власти, скорее создание некоего параллельного государству центра силы, расставляя своих людей по мечетям, лоббируя их в муфтият. Но, набираясь мощи, сторонники Шуры не брезговали и насилием. В январе 2004 года капитан ФСБ Роман Глоба наблюдал за мечетью в Вольном ауле. Вышел из машины позвонить по мобильнику, его тут же схватили, на следующий день нашли тело на кладбище со связанными руками и перерезанным горлом. Доказать причастность к его смерти ваххабитов не удалось. В марте прошлого года члены джамаата «Мансур» крепко избили молодых жителей Нальчика, которые не посещали мечеть и не исполняли мусульманские обряды. В декабре 2003 года тоже был подобный случай, но тогда пострадавшие испугались обратиться в правоохранительные органы. Да и опасно это – обращаться в местную милицию. Не знаешь, кого встретишь. В ставропольских плавнях местная милиция обнаружила и уничтожила группу, готовившую теракт. Обе стороны вели бой профессионально – федералам противостояли бывшие работники МВД КБР З.Т.Шогенов, Д.Х.Фотов, В.Н.Загорулько, в том числе – русские, принявшие ислам под воздействием жен-ваххабиток. Даже в исправительно-трудовых колониях республики действуют джамааты, осуществляя смычку мира уголовного с миром политического терроризма при невмешательстве правоохранителей. Интересно, не члены ли тюремных джамаатов атаковали в октябре здание управления ГУИН республики? Когда в декабре 2003 года группу вооруженных членов джамаата «Ярмук» во главе с его тогдашним лидером М.М.Атаевым блокировали в жилом квартале, министр внутренних дел республики генерал-лейтенант Шогенов неожиданно дал приказ их выпустить. Мотивировка – могут пострадать женщины и дети. Не ожидавшие такой развязки боевики, уже надевшие перед последним боем зеленые повязки, на глазах у всех спокойно ушли с оружием в лес. Ясно, что такое решение министр не мог принимать без совета с политическим руководством, которое не захотело бойни накануне выборов. (Приближались выборы думские, а за ними и президентские.) «Барановые республики» Но «добрая воля» милиции Атаева не остановила. На сайте «Кавказ-центр» он объявил: «Приступаем к тотальному уничтожению сотрудников правоохранительных органов Кабардино-Балкарии». Тогда-то и начались активные столкновения в республике. Десятки случаев нападений, которые можно было бы характеризовать как террористические акты, замалчивались до последней попытки мятежа. В ходе боев погибли десятки представителей федеральных сил и мирных жителей, более восьмидесяти боевиков (цифры уточняются), в том числе Атаев и другие руководители вооруженных джамаатов. Как считают чеченские коллеги, атака на Нальчик была прикрытием нападения группы, подготовленной лично Шамилем Басаевым для захвата аэропорта. А уже оттуда можно было, по одному из сценариев, послать самолет со смертельным заданием. Как 11 сентября 2001 года... Спецслужбы эту версию не подтверждают, но и не отрицают. Тем более что одно из предыдущих басаевских посещений Кабардино-Балкарии зафиксировано в боевых сводках. Он прибыл в июне 2003 года и до конца лета не только поправлял здоровье, но и воспитывал местные кадры. Убыл 28 августа после боя с отрядом РУБОПа Южного федерального округа под Баксаном. Коков в свое время велел отрицать эти и другие подобные факты – для поддержания видимости стабильности, столь любезной кремлевскому сердцу. Сейчас уже другие руководители говорят о провале последней операции боевиков. Что же тогда называть ее успехом – полный захват власти в республике? Три часа боевики держали в круговой осаде, по идее, хорошо укрепленное здание ФСБ, блокировали попытки прийти на помощь. Примерно такая же картина была и у зданий пограничников, милиционеров и других проводников политики федерального центра. На кого рассчитаны прозвучавшие по горячим следам заявления МВД России, что это была лишь месть за суд над участниками прошлогоднего нападения на здание республиканского наркоконтроля? Кстати, в нынешней атаке как раз и было использовано оружие, добытое тогда. Нежелание признать очевидное – фактически партизанскую войну на Кавказе – объясняется не только недалекостью служак. Проблема в отсутствии воли к принятию сложных политических решений. Что делать центру с республикой? Что делать со своей родиной тем, у кого есть и деньги, и влияние? Пока что они вкладывают средства, добытые в родной республике, за ее пределами. Даже зубы лечить летают в Ростов. В Кабардино-Балкарии же качество жизни ухудшается. Значит, ее состоятельные жители не рассчитывают, что их дети будут пользоваться тамошней медициной и получать тамошнее образование. Элите наплевать на будущее своей территории, она-то защищена собственной охраной, поэтому ее устраивает покупка должностей. Меж тем профессионализм правоохранительной системы в целом, долгие годы до этого ориентированной лишь на обеспечение спокойного отдыха прибывающих на курорты московских гостей, катастрофически падает. Касается это, разумеется, не одной Кабардино-Балкарии. В Карачаево-Черкесии, также искусственно соединившей интересы тех, кто связывает свое будущее с федеральным центром, и тех, кого устраивает феодальная автаркия (своего рода «барановая республика»), идут аналогичные процессы. Не особенно в них вникая и идя на поводу у местной элиты, федеральная власть сетует на коварство своих противников и использует в качестве главного козыря военную силу. Лишь приближая «отложенные риски»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации