Зона рискованного землеубийства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Гордееву дали понять, что мясную войну пора заканчивать"

Оригинал этого материала
© "Парламентская газета", origindate::31.05.2007

Зона рискованного землеубийства

Каждой весной нашу страну с ее многочисленными зонами рискованного земледелия подстерегают погодные сюрпризы: то чрезмерно раннее тепло, то снег и мороз. После этого появляются печальные прогнозы на погубленный холодами урожай. Звучит это так фаталистически, что сам собой напрашивается вывод: от работников Агропрома ничего не зависит, все исключительно в руках божьих. Но при этом невольно возникает вопрос: а что же главное аграрное ведомство страны — Минсельхоз, призванное эффективно управлять развитием житниц, невзирая на сложности? Неужели они профессионально так слабы, что не способны предусмотреть возможности погодных аномалий и не только сохранить посадки, но и собрать хороший урожай, приличествующий нашей огромной стране?

Вот и в этом году на 22 мая сев яровых культур по стране был осуществлен всего лишь на площади 31,2 млн га (63,4 % площади сева), что на 957 тыс. га меньше уровня прошлого года. Об этом сообщила пресс-служба Министерства сельского хозяйства России. На 14 мая отставание сева, по сравнению с 2006 годом, составляло 3,7 млн га. В связи с неблагоприятными погодными условиями темпы весенне-полевых работ в Приволжском и Уральском федеральных округах отставали на 10 дней, по сравнению со средними многолетними данными. Тем не менее министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев пообещал, что «с учетом прогнозируемых погодных условий в текущем году сев будет завершен в соответствии с планом». И особым достижением А. Гордеев считает превращение России из импортера зерна в его экспортера.

Однако специалисты по селу не разделяют оптимизм министра и давно уже бьют тревогу по поводу состояния отечественного аграрного сектора, особенно по сравнению с предыдущими десятилетиями. Раньше в РСФСР производили по 120 млн т зерна в год, а теперь по 70—80 (в 2004—2006 годах по 78 млн т). Урожай менее 100 млн т в последние 20 лет до реформы был редкостью. Даже в среднем за пятилетку 1986—1990 гг. зерна собирали 104,3 млн т в год. По нормальным меркам необходимо иметь на душу населения в стране 1 тонну зерна в год — тогда хватает и на хлеб людям, и на комбикорм скотине. Сегодня же в России производят чуть более 500 кг на душу — и при этом вывозят зерно. В каком смысле тогда это считать успехом?

Объявляя национальный проект в октябре 2005 г., Владимир Путин сказал: «Улучшение жизни на селе, развитие агропромышленного производства считаю, безусловно, приоритетным». В реальности же «развитие агропромышленного производства» занимает едва ли не последнее место. Это настолько очевидно, что давно уже принимается как факт, но при этом нет и внятной оценки положения дел, как нет и четких планов на будущее.

В 2005 г. положение на тот момент было трезво и горько оценено на конференции сельскохозяйственных производителей России, которая состоялась в Москве. Выступали и президенты агросоюзов, и директора крупных объединений. Превалирующее мнение — сельское хозяйство РФ удушается, а иностранному капиталу создаются столь льготные условия, что российский производитель конкурировать с ним не в состоянии и никто его не защищает.

Один из самых больных вопросов, мучающий тружеников села, — почему сельхозпроизводитель сегодня продает молоко за 5 рублей по минимальной стоимости ( это закупочная цена), а переработчик продает молоко за 22—26 рублей, получая прибыль 350—400 процентов? Какие механизмы должны регулировать этот вопрос? Это должен решить Минсельхоз, однако вокруг него расплодились многочисленные посредники-перекупщики, которые лишь наживаются на крестьянах. Эта проблемная ситуация, которую давно уже должен был решить министр, лично отвечающий за развитие подведомственной отрасли, годами не меняется.

На той же конференции замминистра сельского хозяйства Сергей Митин поднял другой актуальный вопрос: «Сельское хозяйство не может дальше развиваться в условиях открытости рынка, в условиях глобализации, в условиях мирового разделения труда». И это всем известно: вступление в ВТО смертельно для российского села. Но если так, зачем же министр Алексей Гордеев с таким энтузиазмом тащит страну в ВТО? Почему в рамках одного и того же министерства министр говорит одно, а его заместитель — совершенно противоположное?

Самое страшное для сельского хозяйства — то, что сейчас происходит массивное выбывание основных фондов сельского хозяйства. За 2000—2005 гг. на 3,6 млн га уменьшился размер пашни РФ. Сокращение пашни и посевных площадей РФ идет неуклонно. Например, в Подмосковье от 60 до 80 процентов земель сельхозназначения уже принадлежит частным компаниям, которые извлекают из них прибыль отнюдь не выращиванием агропродукции. Собственник земли, получивший ее в качестве сельхозугодий, переводит ее в статус участка для индивидуального жилстроительства, для дачного строительства, где потом возводятся дорогие особняки, или же участок многократно перепродается — и конечно же, не крестьянам, у которых для этого просто нет денег. Это происходит так называемый оборот земель сельхозназначения. Пашенные площади планомерно сокращаются. А куда же смотрит министр сельского хозяйства Гордеев, так радующийся возможности экспорта зерна? Он этому губительному для отрасли процессу не препятствует.

Тяжелые проблемы испытывает не только земледелие. В животноводстве свои болячки. Поголовье крупного рогатого скота в РФ упало за годы реформы в три раза — на 40 млн голов. В 90-е годы стадо крупного рогатого скота сокращалось в РФ ежегодно на миллион голов. Но в последнее время это сокращение скачкообразно ускорилось — за 2005 г. число голов убавилось еще на 1,6 млн голов! При этом подведомственный Гордееву Россельхознадзор под разными предлогами постоянно закрывает ввоз в нашу страну импортного мяса. Чаще всего предлогами становятся санитарно-эпидемиологические причины, иногда называется защита отечественного производителя. В реальности же в основе запретов лежат чьи-то коммерческие интересы.

Вот свежий пример. В конце прошлого года было введено эмбарго на ввоз мяса из Польши. Вокруг этого развернулись нешуточные политические баталии: в ответ на российское мясное эмбарго польские власти объявили вето на начало переговоров о заключении нового двустороннего договора между Россией и ЕС (Польша является членом ЕС). Дошло до того, что Владимиру Путину пришлось на недавно завершившемся в Самаре саммите РоссияЕС выслушать от председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу немало неприятных слов о том, что подчиненные Гордеева запретили ввоз не только польской говядины, но и живого скота, посылаемого в Россию на убой. После этого в прошлый понедельник на традиционной по понедельникам встрече с министрами Президент предложил главе Минсельхоза Алексею Гордееву «интенсифицировать диалог с Европейской комиссией» по поводу поставок польского мяса. И самое главное — «деполитизировать этот вопрос и решать проблемы на профессиональном уровне в доброжелательном партнерском режиме». Намек на «партнерский», «доброжелательный режим» в данном случае означает требование не подставлять Президента. Гордееву недвусмысленно дали понять, что мясную войну пора заканчивать.

Глава государства, видимо, посчитал деятельность министра чрезмерным усердием. А известный политолог, директор Института национальной стратегии Станислав Белковский прокомментировал это жестче: «Что же касается «польского вопроса», то за ним стоят коммерческие интересы близких к Гордееву структур. В жестокой борьбе на сельхозрынке польское мясо оказалось жертвой, из-за которой горит синим пламенем соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом».

Иначе говоря, политические интересы страны приносятся в жертву частным интересам российского министра сельского хозяйства. Интересно, знают ли об этом в Кремле?

При подготовке статьи были использованы информационные и аналитические материалы с сайта http://www.infobureau.ru/.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif