Зюганов поменял избирателя

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Зюганов Поменял Избирателя»)
Перейти к: навигация, поиск


Главный электорат для владельца бренда "КПРФ" — чиновники Администрации Президента РФ

1139563624-0.jpg Геннадий Зюганов подробно рассказывает о своих контактах с Кремлем. Лидер КПРФ объясняет, почему его партия обречена на победу в битве за электорат – за его партию будут голосовать «новые советские». Теперь он уверен, что, сотрудничая с бизнесменами, он продолжает дело Ленина.

– Геннадий Андреевич, вы снова готовы выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах. Если проиграете, как вы это объясните?

– Что касается предстоящих выборов, мы максимально сконцентрировали работу на проведении народного референдума. Нашу программу-минимум, вынесенную на этот референдум, уже поддержали более 90% его участников – а приняли участие в голосовании уже 7 миллионов человек. И отторжения мы нигде не встретили. На глазах левеет даже Москва… Вот у меня сводка по выборам в Мосгордуму – в Центральном округе, самом зажиточном, каждый четвертый голосовал за нас!

– И все равно на выборах в МГД победила «Единая Россия».

– Ну, минуточку: огромные деньги, административный ресурс плюс бесконечная телепропаганда… Поэтому я и говорю: не будем готовиться – не победим. Мы за прошлый год провели выборы почти в трех десятках регионов и везде укрепили свои позиции. У нас изменился избиратель – за нас сейчас голосуют наиболее образованные и работящие. К сожалению, ветераны вынуждены смотреть без конца этот желто-грязный телевизор и не в состоянии даже выписать себе газету. Им мозги так компостируют, что им трудно разобраться, где правда, где ложь. Так вот эта наиболее активная, образованная и работящая часть, мне кажется, будет задавать тон на всех предстоящих выборах, и работа с ними укрепит наши позиции. Мы в прошлом году утроили свое представительство на местных выборах – мы сделали ставку на людей среднего возраста, активно женщин поддержали и молодежь. Появился новый слой депутатов органов местного самоуправления, который очень энергично отстаивает левые взгляды. Это советские люди, но уже с новым взглядом на происходящее. Перед выборами мы хотим также повсеместно создать группы протестных действий. В каждом регионе это будут 200–500 человек, которые смогут выступить по единой команде и участвовать в пикетах, демонстрациях, а также в качестве наблюдателей на выборах. При успехе такой работы есть возможность идти на президентские выборы, а я, как лидер массовой партии, должен быть готов к тому, что партия предложит мое выдвижение на съезде.

– А Путин часто звонит вам?

– Мы общаемся регулярно. И здесь он может показать пример многим министрам – если обещал позвонить, то отзванивает обязательно. Сказывается ленинградская школа! В стране много проблем, чрезвычайная ситуация. А в этих условиях все влиятельные люди должны быть доступны для оперативного решения вопросов.

– Давно встречались лично?

– Недавно. В январе, в декабре несколько раз.

– Из управления по внутренней политике администрации президента вам часто звонят или приглашают?

– Очень часто – и звонят, и приглашают, и заходят. В этом плане нет проблем. Мы главная оппозиционная партия страны и без контактов с нами, не зная нашего мнения и позиции, никакая из ветвей власти действовать не может. Разговоры откровенны и часто нелицеприятны. Власть должна знать нашу позицию по каждому вопросу жизни страны. Недавно встречался с руководителем администрации президента Собяниным. Мы подробно обсуждали все вопросы, в том числе и связанные с ПАСЕ, с членами правительства – министром иностранных дел Лавровым, Лощининым, его заместителем, с министром обороны Сергеем Ивановым… Ведь попытка осудить СССР крайне чревата для Российской Федерации.

– Если вам звонят из Кремля, то чаще всего по какому поводу?

– Крайне тревожная обстановка после Нальчика складывалась на Северном Кавказе. Я много лет работал на Северном Кавказе, хорошо знаю обстановку. И мы обсуждали эти проблемы на заседании Совета безопасности, где председательствовал президент, и в личной беседе с ним. Обсуждали и вопросы взаимодействия с нашими соседями, Белоруссией, Украиной, и вопросы национальной безопасности, состояние армии и ракетных войск. Не раз обсуждали все, что связано со 122-м законом и 131-м законом, которым все основные полномочия перекладываются на местную власть, а финансирования не было, что означало разрушение всех структур местной власти. И о нацпроектах говорили, я был на некоторых заседаниях совета по нацпроектам с участием Путина.

– А нацпроекты не выбивают почву из-под ног Компартии?

– Да, может так показаться. Но, во-первых, это мы во многом вынудили власть заняться этими нацпроектами. А именно – предложив референдум общенациональный. Власть сорвала референдум, однако наша борьба за референдум на нее подействовала, заставила хоть что-то делать. А во-вторых, на мой взгляд, очень много треска вокруг этих программ, необоснованного причем. Нормальная власть должна каждый день помнить обо всех этих вопросах. Это повседневная работа любого правительства, и не надо делать из этого особого геройства. А учитывая то, что эти вопросы в последнее время были в полном загоне, и то, что есть гора денег, на которой власти сидят – я говорю о Стабилизационном фонде, – им деваться некуда. В противном случае за них никто голосовать не будет. Ну и еще здесь есть желание раскрутить некоторых преемников – Медведева, Иванова, причем этот список не заканчивается.

– Отсутствие публичной критики вас и Компартии со стороны Путина – это ведь почти похвала? Вы так не считаете?

– Нет, не считаю. Президент должен ровно относиться ко всем политическим партиям, это ему предписано законом. Мы его сильно критикуем. Но поскольку ни из его окружения, ни со стороны «Единой России» никто не решается и слова поперек мнения президента сказать, Путину приходится к нам прислушиваться. Ему ведь для принятия решения нужен взгляд с разных сторон. Вот на закрытом заседании по проблемам Северного Кавказа после моего выступления многие из «Единой России» стали на меня нападать, но Путин сказал: «Если он будет говорить то же, что вы, то зачем нам собираться?»

– «Единая Россия» сможет стать такой же государствообразующей структурой, как КПСС?

– По форме. Но у них нет содержания. Почитайте их предвыборную программу и посмотрите на их дела – ведь они сделали все с точностью до наоборот! Более лживой партии не было! Ведь у них в программе нет ни слова о том, что они собираются вводить автогражданку, ни слова о 122-м и 131-м законах! И если они сейчас протащат Водный кодекс, Лесной кодекс и Закон «О недрах…» – все, их можно спокойно распускать, свою разрушительную работу они сделали! Под руководством КПСС была создана вторая мировая сверхдержава. Под эгидой «Единой России» наша страна отброшена в развитии куда-то за то ли Конго, то ли Того…

– Может, именно вы и дадите им искомое содержание? Путина часто обвиняют в том, что он возрождает элементы советского строя. Вот и объединились бы: Грызлов – генсек, вы – его зам по идеологии…

– Не объединимся с такими людьми. Идеологии у них нет – раз, хамства сколько угодно – два, морали никакой нет – три. Ну, если они сидят и поддерживают Жириновского, который озвучивает их идеи, – больший позор трудно себе представить. После того, что Жириновский творил в ПАСЕ, нормальные власти его бы из делегации выгнали, с поста зампреда выгнали и из парламента. Но они даже рта не открыли. А мне прислали вот это, гляньте – запрос о том, что российское постпредство в Страсбурге снабдило меня наглядной агитацией. Это полная ерунда.

– Партия перестала быть столь влиятельной, как в 90-е годы, но не превратилась в политическую структуру быстрого реагирования – почему? Не пора ли возглавить массы? Например, после случая с Сычевым люди вышли к Минобороны, чтобы выразить свой протест, – а коммунистов там не было…

– Нет, мы не будем уподобляться партийкам, спекулирующим на проблемах. Но когда была беда в Беслане – мы помогали людям, реально помогали, а не для показухи. Это гораздо достойнее, чем вот эти вот выкрики некоторых партий о пенсии рядовому Сычеву – эти люди дня через два-три забудут и о нем, и об армии. Мы за реальные дела и комплексный подход. Вот у меня только что была депутат Останина – мы подготовили программу помощи обездоленным детям и будем ее вносить на рассмотрение Думы, правительства, президента.

– В пику программе ЕР о помощи детям?

– Не в пику. Их программа так же лжива, как их предвыборные обещания. Наша – реальна.

– А с какими партиями или общественными силами вы готовы сотрудничать? И потом, не пора ли заключать стратегические союзы помимо тактических?

– Что такое стратегический союз? Это совпадение взглядов по ключевым вопросам развития страны. Если такого совпадения нет, то стратегического партнерства не может быть. Могут быть только тактические союзы: «давайте вместе проконтролируем выборы», «давайте выйдем на акцию протеста против разрушения нашей армии». И – с кем заключать стратегические союзы? Про «Единую Россию» я уже говорил, ЛДПР Жириновского – это платный филиал «Единой России», «Яблоко» и СПС – мы с ними слишком далеки. Что касается «Родины», то сейчас их три – Рогозина, Бабурина и Глазьева. Трудно определить, с кем из них объединяться и кому это нужно. Что касается «фуршетных патриотов» Семигина, Партии крестьян Плотникова, которая столуется в ЕР, и Партии пенсионеров – то это псевдопартийные объединения Суркова для растаскивания голосов электората КПРФ. Объективно у нас взгляды совпадают с некоторыми профсоюзными организациями, в том числе и входящими в ФНПР, ветеранскими, молодежными объединениями, в том числе объединениями молодых бизнесменов, Академией наук.

– А с правозащитниками не собираетесь сотрудничать?

– Не собираемся. Я считаю, что на ряд этих организаций наезжают не случайно.

– Что происходит в самой КПРФ? Недавний башкирский пленум – начало чистки рядов партии или ее завершение?

– Ни то, ни другое – это обычная и постоянная работа. В Башкирии незаконно отстранили секретаря рескома и бюро. А мы не хотим повторять ошибки КПСС, где для Горбачева были одни требования, для секретаря обкома – другие, а для рядового коммуниста – третьи. У нас устав обязателен для всех. И в Башкирии все будет строго по уставу. В нынешних условиях информационной блокады и настоящей войны с Компартией жесткий «разбор полетов» – это норма.

– Вы допускаете вероятность досрочных парламентских выборов?

– Они возможны – потому что думские и президентские выборы сейчас почти рядом, а для партии власти это неудобно. И все может измениться за один месяц.

– Вы, говоря об угрозе «нашизма», упомянули о возможности создания отрядов обороны КПРФ. Есть ли, или будут, или уже создаются подобные отряды – на легальной основе?

– У нас уже есть структуры, которые обеспечивают порядок на общепартийных мероприятиях, в том числе шествиях и митингах. Там в основном бывшие офицеры. Более того, в каждом регионе будут созданы группы актива, которые будут заниматься в том числе и вопросами безопасности. У нас уже есть юридические группы, которые обеспечивают правовую защиту партии. Они защищали в том числе и ребят, которые были в приемных Путина и Зурабова. Ни одной вазы не разбили, ни одного стула не сломали, а их хотели на годы отправить в тюрьму! Им самое большее 15 суток можно было дать по закону.

– В таких организациях, как АКМ и недавно запрещенная НБП, связи с вами практически не скрывают. Не думаете, что поддержка этих «молодых патриотов» может повредить репутации партии?

– Наоборот, я думаю, что в будущем эти молодые радикалы придут к нам в партию. Или станут верными помощниками, избавившись от излишней горячности. Лучше с ними работать, учить и воспитывать. На наших акциях эти ребята вели себя сдержанно и нормально.

– А где вообще ваш уличный протест? За исключением небольших митингов в регионах – тишина, а в столице левых давно не видели на улицах. Когда, где и сколько народу собираетесь вывести?

– Наша кампания протестных действий уже идет в регионах, и акции совсем не малочисленные. В январе прошло более 100 акций в 22 субъектах РФ, из них более двух десятков собрали от 1 до 5 тысяч протестующих. Недавно была очень мощная акция в Рязани, на улицы вышли 4 тысячи человек. Там тарифы на ЖКУ выросли не на 20%, а на 50–70. Мощные акции партия провела в Благовещенске, Ульяновске, Липецке, Омске… 4 марта будет объединенное выступление, и в столице, и в регионах. 11 февраля будем с офицерами отрабатывать тактику акции 23 февраля, в защиту армии. Штаб протестных действий работает каждый вторник – приходите, все сами увидите. С учетом того, что власти сами подталкивают сейчас людей на улицы своей «реформой» ЖКХ, мы предполагаем, что на улицы выйдет очень много недовольных.

– Может, стоит совсем уйти из парламента на улицы? Все равно в Думе большинство у ЕР. И получается, что вы работаете на укрепление режима.

– Нет. Мы считаем, что эффективна такая тактика, где сочетаются все способы: и участие в выборах, и протесты, и референдум и работа с населением. Вместе это даст результат. Но если не будет протестных действий, то украдут все голоса, и мы ничего не сможем сделать. И нам нужна и вертикаль депутатская, из отборных людей, – потому что иначе мы можем сколько угодно заявлять претензии на власть, но нам никто не поверит, скажут, что у нас нет людей. Массовка на улицах плюс умные эксперты и умные депутаты, которые могут разрабатывать и воплощать конкретные меры. Да, власть сильнее, и она часто нарушает правила, но нам надо постоянно учиться играть по правилам и побеждать.

– Ушедшие с Семигиным и Тихоновым раскольники к вам возвращаются?

– Кое-где в местных организациях некоторых простили, и они вернулись. А главных виновников раскола мы обратно не примем. Они уже полностью обанкротились – на лжи и предательстве ничего построить нельзя.

– А как вы противодействуете расколам?

– У нас в течение первых двадцати дней января прошли встречи со всеми, кто определяет политику партии и фракции. На закрытом заседании фракции выступил каждый из ее членов с предложениями, как улучшить работу фракции. А каждый секретарь обкома приехал в Москву и ответил на 9 конкретных вопросов о работе своей организации. На основе этих ответов мы сверстали наши планы на этот год. У нас партия сильна тем, что она опирается на первички. И ни одна первичка за это время не сломалась.

– Согласны ли вы с тем утверждением, что число членов партии неуклонно сокращается? Почему тогда с более чем полумиллиона в конце 90-х вы дошли до числа около 200 тысяч?

– Нет, не согласен. Дело в законе о политических партиях, который отрезал от нас многих людей, в том числе чиновников и военнослужащих. Да и в частной фирме сейчас, если ты заявишь о своей партийности, тебя просто уволят. У нас в этих условиях появилась новая категория – «сторонники партии». И она работает блестяще.

– Будете ли вы включать представителей национальной буржуазии в свои предвыборные списки?

– Что касается представителей малого и среднего бизнеса – это вчерашние врачи, учителя, инженеры. Среди них очень много достойных и талантливых людей. И это нисколько не противоречит ленинским принципам. Что же касается сотрудничества с олигархами, то его не было, нас обвиняли огульно и безграмотно. Мы пытались судиться, но российский суд не нашел в себе мужества выступить против власти и ее наймитов.

– Если вы действительно не сотрудничаете с олигархами, то у партии должны быть финансовые проблемы…

– Решить денежные проблемы нам помог Фонд поддержки КПРФ, который мы создали, и я хочу поблагодарить через вашу газету всех, кто пожертвовал туда деньги. Вдобавок мы недавно приняли решение – пусть каждый коммунист, сторонник и сочувствующий сдаст по сто рублей партии. И это, я уверен, окончательно решит все наши финансовые проблемы.

Алексей Чеботарев

Оригинал материала

«Независимая газета» от origindate::10.02.06