Зять Алексей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Зять Алексей

Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::27.09.1999

По счету гамбургера. Америка теряет Россию. А мы?

Юрий Щекочихин

В четверг утром, уже перед отъездом из Вашингтона, купил свежие газеты. Во всех без исключения бросались в глаза слова в заголовках: "Yeltsin's Son-in-Law..."

"Son-in-Law" по-английски означает "зять". Что означает "Yeltsin" - догадываетесь...

Накануне, в среду, во второй и последний день слушаний о коррупции в России, после долгого допроса конгрессменами председателя правления Bank of New York Томаса Рени тот в конце концов сказал, что в его банке есть два счета на имя Леонида Дьяченко. На счетах - сумма более двух миллионов долларов, положенная в филиал банка на Каймановых островах...

Американские журналисты тут же объяснили, что Леонид Дьяченко и человек, известный нам как Алексей Дьяченко, - одно и то же лицо: Лешей его называют в Семье.

Леонид Дьяченко - муж Татьяны Дьяченко, зять нашего президента.

И утром - газетный скандал.

"Пока еще не ясно, существует ли связь между счетами на Каймановых островах и девятью или более счетами в Bank of New York, которые использовались для вывоза из России по крайней мере семи с половиной миллиардов долларов за последние три года. Счета на Каймановых островах могут быть первым признаком того, что коррупция Кремля добралась до банковских систем США". ("Вашингтон пост".)

И там же:

"Леонид Дьяченко, зять Ельцина, возглавляет компанию, торгующую нефтепродуктами, - East Coast Petroleum. Ее дочерняя компания - Belka Trading, имеющая отношение к договору на издание книги Ельцина".

А это - "Нью-Йорк Таймс":

"Господин Рени сообщил, что его банк имеет деловые связи примерно со 160 российскими банками, через счета которых ежедневно проходит 3,7 миллиарда".

А это - "Уолл-стрит джорнэл":

"Деньги, поступавшие на счета с наибольшей активностью - свыше пяти миллиардов долларов с 1996 года, - принадлежат компании "Бенекс", которая управляется Питером Берлином, женатым на высокопоставленной сотруднице банка Люси Эдвардс. Г-н Рени сообщил, что эти счета были рекомендованы банку г-жой Эдвардс. Она недавно была уволена за то, что подписала от имени банка два контрольных счета Питера Берлина, не сообщив об этом руководству банка... Г-н Рени сообщил, что эти счета поначалу отличались активностью, вполне соответствующей описанному Питером Берлином небольшому бизнесу, которым он занимается. Но постепенно операции, проходившие через эти счета, достигли уровня, далеко превосходящего его бизнес: от 100 до 250 миллионов долларов". (Счета Дьяченко пришли именно через эту компанию.)

О чем я думал, когда утром в четверг читал отчеты о слушаниях в одном из ведущих комитетов Конгресса США, а до этого в течение двух дней - во вторник и среду - присутствовал на них? Да все о том же, о том же...

Что же у нас происходит такое, если парламент чужой страны вынужден заниматься нашими делами?

Сколько можно приводить фактов коррупции, сколько печатать документов, сколько называть имен, ставших символами коррупции в стране? И что... Да что-что, сами знаете... В ответ - нечленораздельное мычание президентской администрации и - постоянная беззастенчивая ложь. Нет, не был, не состоял... Никаких денег, никаких счетов в западных банках... Все голы как соколы... Тупые отписки на обращение Комиссии по борьбе с коррупцией (в которой и я состою), в администрацию президента и в правоохранительные органы, выжимание из прокуратуры, ФСБ и МВД тех, кто хоть что-то мог реально сделать для борьбы с коррупцией, прекращение уголовных дел под самыми фантастическими предлогами (вспомнить хотя бы историю с коробками из-под ксерокса: прекратили потому, что не смогли найти владельцев 500 тысяч долларов!), игнорирование самых вопиющих фактов...

Да, там, в США, беспокоятся о том, что жители России находятся под гнетом коррупции точно так же, как раньше, совсем недавно, находились под гнетом тоталитаризма. Но в конце-то концов нам решать, как жить дальше.

Потому-то в эти два дня слушаний я чувствовал себя, как человек, чья личная жизнь подвергается публичному рассмотрению.

Знакомые фамилии, известные факты... Что они могли сказать нового, что мы сами бы не знали или о чем не подозревали?

На слушания, организованные Комитетом по банкам и финансам Конгресса, было приглашено множество официальных лиц США, включая министра юстиции Л. Саммерса и руководителя криминального управления генпрокуратуры США Д. Робинсона. В течение нескольких часов они подвергались перекрестному допросу конгрессменов - и я мог только позавидовать их отношению к своему парламенту, а значит, и к воле миллионов американцев, избравших этот парламент. Дело не в том, плохой парламент или хороший... Он, парламент, - избран. Они, чиновники, - назначены...

Свои подробные свидетельства прислала Карла дель Понте: она не смогла приехать. Не смог приехать по каким-то причинам и вызванный свидетелем Юрий Скуратов. Была приглашена и делегация Госдумы; рвался и Жириновский, но американцы отказали ему в приглашении (вот был бы цирк, если бы он приехал, самый наш лучезарный...).

Я был приглашен в качестве свидетеля лично председателем Комитета по банкам и финансам Джеймсом Личем и выступал единственный от России...

Не стану цитировать сам себя - говорил там то же, что говорю и пишу дома. Отмечу только одно: честно говоря, было приятно слышать, как Джеймс Лич представлял меня своим коллегам. Он сказал, что это беспрецедентный случай для Конгресса: он дает мне слово не только как члену Госдумы, но прежде всего как журналисту, представляющему "Новую газету", которая занимает передовые позиции в борьбе с российской коррупцией. Тем, кто нас читает и любит, это, наверное, тоже приятно слышать.

И еще о нескольких фактах считаю своим долгом рассказать, чтобы развеять разные легенды и мифы, связанные с этим американским скандалом, выросшим на российской почве.

Первое - о заказном характере скандала (уже услышал, что его чуть ли не Лужков заказал).

Да, республиканцы используют его в преддверии президентских выборов, и это естественно. Но начался-то он совершенно случайно - с обращения МВД России в ФБР. В августе прошлого года наши сыщики попросили ФБР помочь найти следы 300 тысяч долларов, которые были уплачены похитителям Эдуарда Олевинского. Следы эти привели к компании "Бенекс", потом к Банку Нью-Йорка - и пошло, поехало... Пока наконец история эта не стала достоянием "Нью-Йорк Таймс".

Второе. Несмотря на то, что конгрессмены очень обеспокоены коррупцией в России, больше всего они обеспокоены другим: "Америка теряет Россию как партнера. Что надо делать, чтобы восстановить доверие между нашими странами?"

- Чем мы можем помочь России в развитии демократии? - спросил меня один из конгрессменов.

- Ради Бога! Не помогайте больше нашей демократии! С вашей помощью демократия начинает строиться в виде отдельно взятого особняка на Рублевке! Уж лучше финансируйте совместные проекты, вкладывайте инвестиции в конкретные производства...

Рассказал им, что помощь демократии превращается в огромные деньги американским же консультантам, и привел конкретные примеры, как это выглядит на деле.

И, наконец, третье.

Слушания вызвали огромный интерес в США - в отличие, кстати, от России, где о них сообщали или вскользь, или сквозь зубы, или совсем игнорировали их (как, к примеру, ОРТ, контролируемое Березовским)...

...Ну а что касается того главного скандала с Дьяченко как неотъемлемой частью семьи...

Не хочу даже думать: честные это деньги, нечестные... Как к нему в руки попала огромная компания по нефтепродаже (как и еще одна: как мне известно, он стал совладельцем и "Тэбукнефти")? Вообще-то речь о другом. Об элементарном: элементарной честности и самого президента, и всей этой семьи.

Как о фантастическом сне думаю... Вот встает президент и говорит: "Да, есть деньги на зарубежных счетах Семьи! Есть! Они заработаны вот так, так и так..." И о чем бы тогда писали в Америке? О честности российских властей.

Надо же - такое пришло в голову...

P. S.: В своем выступлении на этих слушаниях я не привел новые документы, которые есть в распоряжении "Новой газеты". О них мы говорили с коллегами из Конгресса отдельно, уже после слушаний. По одной причине: "Новая газета" совместно с одной из самых влиятельных газет США начинает расследование, которое может нас вывести на одну грандиозную финансовую аферу, в которой оказался замешанным еще один крупный американский банк.