Иваново детство. Иванов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


""Раньше у нас был президент-артист, а теперь - турист", - сказал один из читателей "МК", отвечая на вопрос: что вы думаете о Путине? Иностранные поездки, которые президент вынужден совершать чуть ли не каждый месяц, действительно часто кажутся избыточными. Особенно по сравнению с президентом Ельциным, каждый выезд которого в последние годы был событием. Правда, справедливость требует отметить, что Путин ездит во многом потому, что Ельцин не ездил вообще. Долгов по визитам накопилось очень много, и даже к нам уже зачастую не могли ездить мировые лидеры, так как постоянные визиты в Москву без ответных посещений были бы грубейшим нарушением протокола.
Впрочем, можно сказать, что обязательную программу по возвращению долгов вежливости ВВП уже отработал. Из крупных долгов остались разве что США, но визит в Америку - вещь особенная. Тем не менее график визитов хоть и стал менее насыщенным, но все-таки раз в месяц Путину придется летать до конца года. Причем кроме важнейшего визита в Вашингтон, сроки которого еще не определены, ВВП придется делать вполне рутинную работу в Греции, Финляндии, Армении. И вопрос о том, должен ли Президент России быть во всех странах и присутствовать на подписании всех сколько-нибудь значительных документов, задают уже не только журналисты, но и самые обыкновенные обыватели. И имеют право...
Ответ на самом деле выглядит весьма простым. Конечно же, президент не должен присутствовать на подписании каждой сделки с оружием или каждую сделку продвигать собственным авторитетом. Просто - и это совершенно объективно - наши ведомства, отвечающие за внешнюю политику, прежде всего МИД, привыкли, что Путин - то средство, которое всегда можно применить. Это то сильнодействующее лекарство, которое можно использовать практически в любом случае. И нечего особенно ломать голову, тем более что не всегда есть, что ломать.
В МИДе работают 5 тысяч человек. По идее, это должна быть огромная машина по защите политических и экономических интересов во всем мире. При этом МИД остается чрезвычайно закрытой, кастовой организацией, живущей по своим внутренним законам. Может быть, это и было бы терпимо - все-таки в своем роде спецслужба, - но беда заключается в том, что более несогласованное, более неэффективное министерство даже трудно себе представить. Иногда кажется, что зачастую все делается против здравого смысла. Дипломат - специалист по Германии - едет в экзотическую азиатскую страну. Опытнейший специалист по странам Восточной Европы перемещается в спокойный и добрый Бенилюкс. Это называется ротацией кадров. Когда человек без связей, без языка, без знания проблемы отправляется в плавание в новую страну. Видимо, предполагается, что он займется общим руководством посольством. Но ведь послы недаром называются "чрезвычайными и полномочными". Нужны-то они не для общего руководства, а для конкретной работы. Кто-то говорит, что не более 5% российских послов правильно расставлены по местам. И не более 40% из них вообще могут выполнять подобные функции.
Сам Иванов безусловно опытный дипломат с хорошими личными связями, что нельзя переоценить в его работе. Связи для дипломата, умение выстроить отношения с многочисленными визави - это как то мастерство, которое не пропьешь. Но в то же время, если оценивать работу министерства, то за последние годы огромная машина, которая вполне прилично функционировала в Советском Союзе, абсолютно застыла и продолжает разваливаться.
Это видно из тех же президентских визитов, которые зачастую не проработаны изначально и из которых не выжато все, что можно. И прежде всего это объясняется не тупостью или неспособностью отдельных чиновников, а самым главным - Министерство иностранных дел абсолютно не имеет никакой стратегии. В МИДе любят говорить, что внешняя политика России - политика президентская. Что лично президент определяет все приоритеты и основные направления внешнеполитической деятельности. И это правда. Но другая часть правды заключается в том, что МИДу было бы неплохо предложить и президенту, и всему обществу развернутое и точное понимание того, что России требуется делать. Как ей выстраивать отношения с разными партнерами. Как находить свое место. Без такого конкретного понимания, куда идти и к чему стремиться, ни о какой успешной внешней политике не может быть и речи. Все превращается в самодеятельность того или иного качества. Иногда получается - как получилось в Северной Корее и на Окинаве. Иногда не получается вообще. Но МИД, строго говоря, к этим удачам, как и к поражениям, не имеет никакого отношения. Потому что в волны дипломатии брошен лично президент, который либо выплывет под аплодисменты профессиональных наследников Талейрана, либо утонет под те же аплодисменты, только успокаивающие.
Отсутствие концепции и стратегии оборачивается безумным мельтешением. Невозможностью выстроить долговременные отношения с партнерами без участия лично президента. Классический пример - каналы связи Москвы и Вашингтона. Как утверждают осведомленные источники, помимо прямых контактов, посольство России в США не могло обеспечить нормального обмена мнениями и доведения точек зрения от Кремля до Белого дома и обратно. Этим и объяснялась необходимость визитов в Вашингтон бывшего секретаря Совбеза Сергея Иванова, который пытался выстроить канал доверенной связи, совершенно необходимый в отношениях между двумя атомными сверхдержавами.
Зачастую отсутствие четкого понимания своей роли и места подменяется стереотипами прошлого. И это понятно: свято место пусто не бывает. Лучший тому пример - постоянные предложения мидовцев отправить президента в вояж по арабским странам без посещения Израиля. Логика старая, почти проверенная: арабские страны - наши союзники, они нам много должны, на них мы можем опираться, выстраивая свою контрполитику на Ближнем Востоке. Зачем нам выстраивать свою именно контрполитику - совершенно не объясняется. Как не объясняется и то, зачем России пытаться поддерживать курс на противостояние с США. Очевидно, что Израилю позиция Америки будет важнее, чем позиция России. Но это единственная страна, которая абсолютно поддержала нас в чеченском вопросе. В то время как многие арабские страны просто финансируют боевые действия на Кавказе. К тому же, пытаясь выстроить свою не только внешнюю, но и внутреннюю политику, израильские политики давно уже, как на работу, ездят в Москву. И на корню пренебречь возможностями сотрудничества со всеми главными игроками на Ближнем Востоке, сделать ставку на одного из них, причем не сильнейшего, - типичный рецидив советской внешней политики.
И таких примеров можно привести достаточно много. России угрожает полномасштабная война в Средней Азии. Об этом открыто говорят на самом высоком уровне. Предложил ли МИД какую-либо линию в этом важнейшем вопросе? Дал ли он понять об этой линии, если случайно такая существует, обществу? Нет, не дал. А проблема может коснуться почти каждого.
Абсолютно МИД не справляется с возложенными на него функциями продвижения наших экономических интересов за границей. Раз за разом частные торгово-промышленные палаты, которые формируются в разных странах, оказываются гораздо более эффективными, чем многочисленные госпредставительства. Примеров тому - несть числа. Сотрудники МИДа не смогли оказать никакого давления на украинские власти, чтобы они в обмен на украденный газ учитывали интересы "Газпрома", а за возможность демпинговых поставок труб из той же Украины - интересы российских металлургических комбинатов, хотя бы в части приватизации украинских заводов. Когда доходило до дела, все решал либо Березовский, либо, позднее, вся та же палочка-выручалочка - Президент России. Или так и не состоявшаяся сделка по участию холдинга "Интеррос" в разработке никелевых месторождений на Кубе. "Интеррос" - это не какая-нибудь мелкая фирма, это 4% ВВП страны. Причем каждый второй доллар из получаемой прибыли - по проекту - должен был идти прямо в бюджет РФ. И тем не менее сделка была с блеском провалена. Всем памятна "холодная война" между "ЛУКОЙЛОМ" и МИДом, когда министерство пыталось практически выдавить "ЛУКОЙЛ" из Азербайджана. Считалось, что без российских компаний Азербайджан окажется в блокаде. В итоге это привело к резкому ухудшению наших отношений с Баку. И никакого результата не дало. А пожарным снова пришлось выступать президенту. Если так происходит с "Газпромом", "Итерросом", "ЛУКОЙЛОМ", которые могут мобилизовать огромные финансовые ресурсы и в прямом смысле заинтересовать иностранных партнеров, то что говорить о способности министерства продвигать интересы более мелких фирм? Ими просто никто не станет заниматься.
Как следствие, вывод может быть только один - МИД нуждается в коренной переделке. Возможно, Игорь Иванов отличный дипломат, но сейчас от министра требуется не только это. МИДу требуется руководитель, который прежде всего может наладить работу всего министерства, обеспечить взаимодействие между департаментами, который сумеет организовать аналитическую работу по созданию глобальной внешнеполитической стратегии России. То есть МИДу сейчас, более чем когда, нужен министр, который склонен заниматься не международной политикой, а делами самого министерства. Человек, который имеет достаточно влияния во власти, чтобы обеспечить дипломатам пристойный уровень жизни. Потому что когда специалист, возвращающийся из зарубежной командировки, садится на зарплату в 60 долларов, это изначально полная профанация работы. Если Иванову не удалось это сделать за несколько лет, вряд ли он сможет это сделать в будущем. Но без того, чтобы наладить технологический процесс в министерстве, надеяться, что "президентская внешняя политика" сама по себе приведет к успеху, - довольно наивно.
"