Иваново хуже Чернобыля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему расположенная рядом с Москвой область имеет самый большой рост онкологических заболеваний в стране

Ekologicheskie-katastrofy2-150x114.jpgВ СССР было произведено от 120 до 170 мирных ядерных взрывов с самыми разными целями — от сейсмической разведки до создания подземных емкостей для хранения нефти и газа. Сегодня официально признано, что три взрыва окончились экологическим бедствием: из-за ошибок в расчетах радиоактивная пульпа вырвалась на поверхность. Причем самая масштабная авария произошла 19 сентября 1971 года рядом с деревней Галкино Ивановской области — радиоактивный гейзер бил на месте аварии больше 20 дней. По сути, это была первая репетиция Чернобыля. Самое неприятное, что ни советские, ни затем российские власти так ничего и не сделали для ликвидации последствий аварии, — более 40 лет они попросту закрывают глаза на проблему, которая с каждым годом становится все более и более похожей на загнивающую язву на теле Земли.

РЕЧНОЙ КРАЙ 

От Москвы до райцентра Кинешма в Ивановской области меньше 9 часов на поезде. От Кинешмы до деревни Жажлево Заволжского района 40 минут на тряском пазике. Отсюда до места взрыва, или, как здесь говорят, «буровой», около 20 километров по лесу. Отвезти меня на стареньком тракторе «Беларусь» взялся двадцатилетний парень Леша Власов со своим другом Саней.

- Его хлебом не корми, дай на тракторе порулить, — объясняет мне Леша, укладывая в двухколесную тележку старые автомобильные сиденья. Сане в детстве в ухо попала пуговица, и с тех пор он мало что слышит и почти не говорит.

Провожает нас мама Леши Галина Павловна.

- Да помним мы взрыв-то, ходили тогда по домам, предупреждали, что тряхнет, — говорит Галина Павловна, непривычно для моего уха окая. — У нас в Октябрьском у соседей трубу развалило… Еще ребятишки бегали через несколько дней после этого, так умерли после этого…

ScreenShot001.jpg
Это местная легенда — трое мальчишек-пятиклассников якобы бегали к месту взрыва. Двое после этого умерли. Местные жители рассказывают, что у них сильно болела голова. Третий, Володя Учайкин, дожил до наших дней и, когда стали говорить о взрывах, ездил в Иваново на обследования. Местный врач Ольга Владимировна Кочетова рассказала мне, что у него искали симптомы лучевой болезни. Но диагноз не подтвердился. Собственно, это и все последствия взрыва, о которых здесь говорят, — ничего больше местному народу не известно: ни что взрывали, ни, самое главное, что же такое там произошло, что взрывники побросали всю технику, смылись через несколько часов после взрыва.

Власовых, Саньку в Жажлеве называют «октябрятами». Еще несколько лет назад они жили в поселке леспромхоза «Октябрьский» — он как раз на полдороге к «буровой».

- У нас пожар был — сразу 18 дворов выгорело, ну мы и перебрались в Жажлево, — перекрикивая рычание трактора рассказывает Леша. Мы едем стоя на коленях, вцепившись в борта, потому что на каждой колдобине нас норовит выкинуть из тележки в зеленеющий нежными весенними листочками лес:

- Дорога вообще-то ничего, я думал вообще не проедем, — со знанием дела кивает Леша, умудряясь при этой зубодробильной тряске грызть семечки. Как он мне объясняет, мы едем по бывшей узкоколейке, в 90-е рельсы разобрали на металлолом, осталась только насыпь.

- Это и хорошо, чтобы меньше шлялись всякие туристы, — говорит он. В начале 2000-х информацию о ядерном взрыве в Ивановской области рассекретили, сюда зачастили журналисты и любопытствующие.

- Да только толку никакого, все как было, так и осталось… — машет рукой Леша.

Через несколько часов тряски мы проезжаем Октябрьский — когда-то большую деревню на тысячу с лишним дворов со своей школой и клубом. Сейчас на шум трактора выходят только местный отшельник Валера и его пес Разбой. Валера молча залезает в тележку и закуривает.

- Вот корреспондента привез, — говорит Леха.

Валера равнодушно смотрит на меня и констатирует:

- А вина, значит, не привез?

Мы едем еще несколько километров по лесу, пока не упираемся в Черную речку. Бревенчатая переправа через нее разрушена, отсюда путь только пешком. Ребята расчехляют винтовки (охотничий сезон еще не кончился), я же надеваю свой рюкзак.

ПРОЕКТ «ГЛОБУС-1» 

Подземный ядерный взрыв с романтическим названием «Глобус-1» был произведен 19 сентября 1971 года. Официальной целью эксперимента было сейсмическое зондирование земной коры по заказу Министерства геологии СССР. Для этого на глубину 600 метров был опущен заряд мощностью 2,3 килотонны (примерно в 9 раз меньше мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму). Сегодня, вероятно, никто уже не ответит на вопрос: почему место взрыва выбрали буквально на берегу речки Шачи, которая спустя несколько километров впадает в приток Волги — речку Нодогу. В метре от боевой скважины пробурили вторую, куда опустили научную аппаратуру.

Через 20 минут после взрыва на месте научной скважины образовался радиоактивный гейзер. На высоту нескольких десятков метров выбросило огромный грязевой столб, который залил все в радиусе нескольких сот метров.

Очевидцы вспоминают, что слой горячей радиоактивной грязи покрывал всю технику: бульдозеры, бурильную установку. Инертные газы и раскаленный пар извергались еще почти 20 дней. Мощность дозы радиации на месте взрыва превышала 200 Р/час — цифра просто чудовищная. Для сравнения: внутри чернобыльского саркофага средняя доза гамма-излучения — 50-70 Р/час, хотя местами встречается и все 600. Работы проводили гражданские специалисты треста «Ярославнефтегазразведка». Когда исследовательская скважина начала фонтанировать, они попросту сбежали. Спустя какое-то время, точно неизвестно какое именно, люди вернулись, чтобы заделать заглушкой скважины.

И судя по всему, в реальности в устье прорвавшей скважины мощность радиации была много выше. Об этом можно судить по рассказу тех самых мальчишек, которые заглянули в нее: они якобы говорили, что на месте скважины была просто черная дыра. По словам тех «октябрят», с кем мне удалось переговорить, ребята подобрались к скважине через несколько дней после взрыва, то есть извержение инертных газов еще продолжалось. Двое погибших мальчишек заглянули в эту дыру, тогда, возможно, они и получили смертельную дозу. А третий, Володя Учайкин, близко к скважине не подходил. Это его, наверное, и спасло — даже доза 100 Р/час может быть несмертельной, если не оставаться на этом месте долго.

Никаких специальных работ на месте аварии не проводилось. Сегодня, уже после чернобыльской аварии, мы знаем, что верхний слой почвы снимается и захоранивается в специальных могильниках. В деревне Муслюмово Челябинской области, где люди пострадали от значительно меньшего выброса на территории комбината «Маяк», землю сгребают до сих пор. Но здесь никогда этого не делали — весной 1972 года все следы радиоактивного выброса просто смыло в Шачу, а затем в Волгу. Спустя шесть лет на месте взрыва попытались пробурить новую скважину, и вновь произошел мощный радиоактивный выброс.

УСЛОВНО МИРНЫЙ АТОМ 

На территории бывшего СССР взрывы в мирных целях проводились многократно, хотя точное их число неизвестно. По некоторым данным, таких взрывов было 114. Во всех случаях утверждалось, что радиоактивного загрязнения местности не происходит, хотя везде спустя некоторое время увеличился уровень заболеваемости и смертности среди местного населения. Взрывы проводились для интенсификации добычи нефти и газа, для создания каналов и плотин, тушения газовых фонтанов и предупреждения горных выбросов.

1307082660 img 3463-500x333.jpgТакой взрыв, например, тайно осуществили в 1979 г. в одной из шахт Южнокоммунарска (Украина) с целью, если верить официальной версии, выжигания в ней скопления метана. Днем позже шахтеров, ни о чем не предупредив, допустили к работе в забое. Атомные бомбы также взрывали в соляных месторождениях, расположенных в устье Волги, предполагая таким образом создать подземные резервуары с гладкими стенками для хранения нефти и газа, в Башкирии — для создания подземных хранилищ для отходов химических заводов.

В 1994 г. достоянием гласности стал страшный факт, связанный с проектировавшимся в 70-е годы перебросом стока северных рек в Аральское и Каспийское моря с целью предотвращения катастрофического падения их уровня. Каналы, по которым предполагалось перебрасывать реки с севера на юг, должны были прокладывать с помощью серии подземных ядерных взрывов. Работы собирались начать в 1968 г. соединением Печоры с Камой. Всего же планировалось осуществить в Пермском крае 200 ядерных взрывов. Первый взрыв, когда одновременно подорвали три ядерных фугаса, каждый из которых (40 кт) по мощности превосходил взрыв над Японией (20 кт), произвели в 1971 г. В память о нем остались озеро (в 16 км от озера Чусовское) диаметром 25 км, радиоактивный фон, из-за которого и в 1995 г. дозиметры зашкаливало. Второй взрыв, планировавшийся на 1976 г., не состоялся. Из готовых уже шахт атомные фугасы вывезли, а все остальное бросили в лесу. Аппаратура, кабели и прочее оборудование были «утилизированы» местными жителями. Как обычно, в первые годы после взрыва наблюдались явления гигантизма растений в районе радиоактивного загрязнения, хотя официально негативные последствия отрицались.

Единственный раз, когда официальные власти проводили исследования последствий воздействия атомных взрывов на местное население, — в середине 80-х, когда была создана специальная комиссия для расследования причин фактического вымирания чукчей. По итогам этой работы в конце 1989 года в СССР было опубликовано сообщение комиссии, которая связала этот факт с проводившимися в свое время испытаниями атомной бомбы на Чукотке (50 — 60-е годы). Поскольку чукчи живут за счет оленей, которые питаются лишайниками, аккумулирующими радиоактивность, плохое состояние их здоровья объяснили радиоактивным загрязнением тундры: почти 100% больны туберкулезом, 90% — хроническими легочными заболеваниями, значительно повышена заболеваемость раком (например, смертность от рака пищевода — самая высокая в мире, частота рака печени — в 10 раз выше, чем в среднем по стране). Средняя продолжительность жизни — всего лишь 45 лет (так как смертность среди новорожденных составляет 7-10%). Хоть и с оговорками, но власти СССР тогда впервые вынуждены были признать, что решающим фактором в вымирании чукчей оказалась не водка, а радиоактивное заражение.

ИВАНОВО ХУЖЕ ЧУКОТКИ 

- Сравните плотность населения на Чукотке и в Ивановской области и вы поймете, почему вдруг с 80-х годов наш отнюдь не самый промышленный регион держит первое место в России по онкологическим заболеваниям. Если проводить аналогию с Чукоткой, то там пик последствий от радиационного заражения людей (а они, прошу заметить, находились в сотнях километров от места взрыва) начал проявляться через 30-40 лет после взрывов, то есть через два-три поколения. Ровно это сегодня и происходит в Ивановской области, только об этом никто не хочет говорить, — рассказывает мне Андрей Иванович Науменко, в конце 90-х сотрудник Ивановского госуниверситета, неоднократно участвовавший в исследовательских экспедициях на объект «Глобус-1». — Это официальные данные областной СЭС. Знаете, ведь после взрыва это место даже не было огорожено. Там пасли колхозный скот и неоднократно фиксировалось рождение мутантов у коров, например двухголового теленка на территории Ильинского сельсовета. Те места до сих пор считаются самыми грибными и ягодными в округе. Понятно, что население через эти продукты все эти годы получало повышенную дозу радиации.

- А самое неприятное в том, что официальные власти до сих пор отрицают наличие угрозы, — продолжает Андрей Иванович, — хотя сейчас экспедиции на место объекта проходят ежегодно и каждая констатирует огромную опасность, исходящую от места взрыва: во-первых, радиоактивные элементы до сих пор смываются в речку Шачу, а до Волги всего 10 километров. Они накапливаются в рыбе, придонных слоях. Во-вторых, в 2001 году мы обнаружили на глубине всего полметра источники радиации 45 тысяч мкР/час. Это чудовищная цифра, в 20 тысяч раз превышающая норму. Еще несколько лет назад их не было. Это значит, что источники радиоактивного загрязнения под воздействием каких-то факторов поднимаются к поверхности. И это действительно страшно. Знаете, всего в нескольких десятках километров вниз по течению Волги от этого места находится правительственная резиденция Полесье, куда регулярно прилетают отдохнуть руководители страны. Радионуклиды мигрируют в воде невероятно быстро: если эти источники радиоактивного загрязнения смоет в Шачу, они достигнут Полесья меньше чем за неделю. И когда это произойдет, никто не может предсказать. Потому что, по моим данным, в последние годы Роспотребнадзор практически не занимается мониторингом ситуации на месте взрыва. Но и это еще не все. С 1998 по 2004 год местные жители в районе «буровой» неоднократно видели машины с ярко-желтыми контейнерами с предупреждающими знаками о радиации. Машины были с номерами из центральных областей, где находятся АЭС — Тверская, Ленинградская и т.д. Что это были за машины, мы ответа от Росатома не добились. Но местные жители упорно утверждают, что на месте «Глобуса» делали попытки организовать ядерный могильник. Тогда это объясняет аномалию, почему с 1998 года радиация на месте взрыва неожиданно начала расти — с 15 мкР/ч в 1998-м до 3500 мкР/ч в 2004-м на поверхности. Иными словами, если Росатом тайно закачал в «Глобус» радиоактивные отходы, то это настоящая катастрофа!

СОШЕСТВИЕ В АД 

Около часа под рюкзаком и наконец с высокого берега речки Шачи открывается вид на «буровую» — большой, с виду ничем не примечательный луг. Только если приглядеться, можно увидеть несколько уродливых железок, торчащих из земли, да еще остатки деревянной изгороди.

ScreenShot0022.jpg

На месте ядерного взрыва у технологической скважины для отвода радиоактивных газов из эпицентра

Я надеваю болотные сапоги и вместе с Саней перебираюсь через Шачу. В центре поляны ржавый столб с медальоном, на котором с трудом можно прочесть предупреждение «Работы в радиусе 450 метров запрещены» и телефон какой-то организации почему-то в Печоре. Судя по «автографу» на бетонном основании, эту заглушку поставили лишь в 1981 году. В метре от боевой скважины свежий раскоп, в котором видна заглушка исследовательской скважины. Судя по всему, это следы прошлогодней экспедиции студентов химфака МГУ под руководством профессора Сапожникова. Неофициальный вывод студенческой экспедиции неутешителен: хотя на поверхности и не обнаружено источников повышенной радиации, существует прямая угроза миграции радионуклидов с подземными водами в сторону населенных пунктов на берегу Горьковского водохранилища.

Еще более серьезное предуп­реждение вынесено специалистами ЗАО «Альянс-Гамма», составлявшими технологическую карту в 2010 году, — уже на глубине нескольких метров мощность гамма-излучения превышает 36 тысяч мкР/час. В 2008 году этот объект исследовали специалисты питерского НИИ радиационной гигиены. Они опустили в створ исследовательской шахты приборы и зафиксировали превышение ПДК по излучению в сотни тысяч раз. Также обследовали экскременты животных на поляне — ПДК по цезию и стронцию превышены в сотни тысяч раз.

Иными словами, объект под ногами до сих пор жив. В 1977 году ученые пытались бурить новую скважину, и наверх вырвался огромный фонтан радиоактивной воды. Информации об этом исследовании до сих пор нет. Но, судя по всему, произошло следующее: мощный взрыв разломал водоносные горизонты, и, как предполагают специалисты, сейчас под землей находится гигантская полость, заполненная под огромным давлением радиоактивной водой.

Самое потрясающее, что все эти годы объект совершенно не охранялся. Саня показывает мне на поляне многочисленные остатки металлических ферм, на некоторых из них следы болгарки.

- Не принимают в металлолом — радиация, — с трудом разбираю я его невнятную речь. — А трактор мужики завели и угнали, — машет он рукой в сторону ближайшей деревни Бутусиха, которая находилась всего лишь в километре от взрыва. Сейчас она так же, как и Октябрьский, заброшена.

В 2002 году на этом объекте был начат дорогостоящий проект «реабилитации» на 28 миллионов рублей — якобы собирались отвести на безопасное расстояние русло Шачи. Но сегодня от этого проекта я насчитал 16 бетонных плит, которые завалились в речку, а от исследовательской шахты до пологого берега Шачи ровно 20 метров. То есть деньги, насколько я понял, благополучно освоили, а результатов ноль. Об этом на следующий день я пытаюсь говорить с заместителем главы Кинешемского района Сергеем Евгеньевичем Карповым.

- Никому этот объект не нужен, нет там опасности, — пожимает он плечами. Судя по всему, это и есть официальная позиция. Как выяснилось, достоверной информации, что происходит на «Глобусе», у администрации нет. Мониторить объект должен Роспотребнадзор, но его отделение есть только в соседнем Заволжском районе, а им и без старого взрыва забот хватает. На результаты исследования ученых Карпов только устало отмахивается:

- Это неофициальная точка зрения…

Причем, насколько мне известно, сегодня в районе активно работают представители организации, проводившей «реабилитацию» в 2002 году. Судя по тому, что этот объект включен в план бюджетного финансирования, скоро снова появятся финансы, которые нужно будет освоить. Но насколько от этого объект станет безопаснее — большой вопрос.

СЕЙСМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ- ЕЩЕ ОДНА ЗАГАДКА СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ? 

Несмотря на то что прошло уже 40 лет и Советский Союз давно развалился, остается вопрос: для чего же, собственно, проводили этот взрыв? Если брать то немногое, что известно о мирных ядерных взрывах, то получается, что больше всего их произведено в СССР именно в целях сейсмического зондирования недр на предмет обнаружения новых месторождений полезных ископаемых. Всего 39 из 114. При этом большая часть информации именно по этой категории взрывов до сих пор находится под грифом «Секретно». Почему? Вроде бы и цель взрывов самая безобидная. На этот счет можно строить только догадки.

Любопытно, что активизация программы мирных ядерных взрывов и в США, и СССР началась с 1963 года, когда было принято соглашение о запрещении испытания ядерного оружия в трех средах. Примерно в это же время в СССР была принята сверхсекретная программа по разработке тектонического оружия «Меркурий-18», о ней мало что известно и сегодня. Но, например, российский ученый Евгений Яблоков не исключает, что мирные ядерные взрывы по программе «Глобус» и другие на самом деле проводились с целью разработки такого оружия. Потому что большинство этих взрывов проводилось на месте специфичных геологических разломов. В таком случае, как утверждают некоторые ученые на основании новейших данных о строении земной коры, мы в будущем еще столкнемся с последствиями испытания этого оружия. Они, например, могли разбудить тектоническую активность ранее стабильных зон земной коры. Допустим, в районе той же Москвы.

Как бы то ни было, Яблоков и многие другие ученые, экологи считают, что правда о программе мирных атомных взрывов только-только начала открываться и нас ждет еще немало страшных подробностей этой якобы мирной программы.

Марат Хайруллин

Оригинал материала: "Мир новостей"